Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Глеб Черкасов – о допросах по делу Навального


Сегодня в рамках уголовного дела о хищении денежных средств СПС в качестве свидетеля был допрошен президент Общероссийского общественного движения «Союз правых сил» Леонид Гозман. Ранее в рамках этого уголовного дела в качестве свидетеля был допрошен губернатор Кировской области Никита Белых. 5 февраля вызван на допрос сопредседатель партии «Республиканская партия России – Партия народной свободы» Борис Немцов, который в свое время входил в состав руководства СПС. В апреле 2007 года между политической партией «Союз правых сил» и компанией «Аллект» был заключен договор на оказание рекламных услуг. Как полагает следствие, возглавляемая Алексеем Навальным компания «Аллект» перечисляла полученные денежные средства на счета фирм, большая часть из которых имела признаки лжепредприятий или так называемых «фирм-однодневок». О следственных действиях против одного из лидеров внесистемной оппозиции Алексея Навального и политиков с демократической репутацией размышляет московский политический комментатор, заместитель главного редактора газеты «Коммерсант» Глеб Черкасов.

– Следственные органы у нас умеют решать вопросы с засаживанием за решетку без особых на то дополнительных доказательств и обстоятельств. Вопрос в другом: Навальному пытаются создать репутацию человека, замешенного в разных коррупционных схемах, чтобы разрушить его имидж как борца с коррупцией и обвинить его самого в коррупции. Ему предъявляют два эпизода уголовного дела (когда он якобы пользовался своими связями и знакомствами) и утверждают, что это – коррупция. Именно поэтому речь идет скорее о пропагандистской составляющей, а уж где физически будет находиться Алексей Навальный, мне кажется (и для следствия, и для тех, кто его инициирует), это второй вопрос.

– В круг людей, которых допрашивают по делу Навального, попадают политики из «широкого демократического спектра» – и губернатор Никита Белых, и один из лидеров «Союза правых сил» Леонид Гозман, и Борис Немцов. Они в данном случае – пассивные «шахматные фигуры» или одна из целей этой кампании заключается в том, чтобы еще каким-то образом дискредитировать «либерально-демократическую российскую группировку»?

– Речь идет не просто о дискредитации, а о прессинге одного из сегментов политического спектра, наиболее потенциально опасного для российских властей. СПС – это часть бывшей номенклатуры. Это бывшие ответственные работники, которые по тем или иным причинам оказались в оппозиции или, как Никита Белых, с оппозиционной репутацией остались во власти. Это властью рассматривается как серьезная угроза порядку вещей. Есть, очевидно, у власти опасения, что все люди из СПС могут в случае чего опереться на своих единомышленников, которые удержались в органах власти. Поэтому их надо сейчас, по крайней мере, напугать, чтобы они не думали о самостоятельной игре. Это опасность не столько для Навального (у него свои проблемы), а опасность скорее для Чубайса, поскольку Гозман – его ближайший соратник, поскольку Белых – его товарищ по партии. Вызов на допрос звучит как некое предупреждение, хотя в последние годы Чубайс и сидит «ниже травы».

– Может быть, тогда есть причины для опасений у Михаила Прохорова? Я не связываю его, конечно, напрямую с нынешним «Союзом правых сил». Однако политические характеристики тех политиков, которые проходят по делам Навального, близки к той части общественного спектра, который представляет Прохоров.

– Я думаю, что для Михаила Прохорова тут опасности нет. Прохоров все-таки фигура чуть другого порядка. Мне кажется, достаточно лоялен и достаточно осторожен в отношении с властями, и его не воспринимают как угрозу.

– Насколько успешна эта операция по дискредитации части оппозиционных политиков и по дискредитации Навального?

– С тактической точки зрения эти действия власти, может быть, и сыграют свою роль, потому что этот нарастающий прессинг против представителя оппозиции должен произвести некоторое психологическое впечатление. Поскольку оппозиция вынуждена отбиваться все время от тех или иных обвинений, она не имеет возможности проявлять инициативу (другой вопрос – может она это в принципе делать или нет). Но оборонительная позиция не всегда хороша, особенно в то время, когда надо наступать. А вот стратегически проблема коррупции никуда не денется. Проблема недовольства коррупцией тоже никуда не денется. Можно убрать Навального – значит, появится другой человек в этой же нише, которого труднее будет нейтрализовать. Рано или поздно российская власть столкнется с оппонентами, которые будут настоящими бессребрениками, не замеченными в «буржуазных слабостях».

– Навального вы бессребреником не считаете?

– Навальный был бизнесменом. Навальный выезжал в Киров, возникали вопросы по созданию каких-то фондов, о его участии в каких-то фондах. Я не думаю, что то, что ему предъявляют, сколько-нибудь серьезно. Его, бывшего члена «Яблока», отношения с СПС строились на какой-то коммерческой основе. Он пробовал заниматься бизнесом, но в итоге ушел в общественную деятельность. И вот теперь бизнес-прошлое его догоняет, потому что в России любого коммерсанта, любого бизнесмена можно привлечь к той или иной мере уголовной ответственности. Но рано или поздно придет человек, у которого такого прошлого нет, появится общественный деятель, с первой до последней секунды живущий исключительно божьим промыслом. И против него – что, тоже будут компромат искать?! Наша власть лечит следствие, а не причины.

– На ваш взгляд, власти удастся в итоге дискредитировать Навального или его популярность только возрастет вследствие всех этих действий?

– Практика показывает: когда человека долбать, его популярность растет. Но проблема в том, что в России достаточно жестко сегментирован политический рынок. Для сторонников Навального его одежды становятся еще более белоснежными. А для тех, кто ему не верит, или для тех, кому он неприятен, – они и без того знали, что Накальный плох. Я боюсь, что степень раскола в обществе настолько велика, что никаких плюсов и минусов не будет. Другой вопрос, что очень многие люди в результате всех этих допросов могут узнать о Навальном. Его популярность в России не надо переоценивать, он пока не очень известен. А вот если по телевизору начнут вещать, что «Навальный украл», да еще выяснится, что это белыми нитками шито – вот тогда власть может столкнуться с неприятным сюрпризом.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»
XS
SM
MD
LG