Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оружие в библейском перекрестье


Сторонники и противники свободного ношения оружия в США приводят свои аргументы, ссылаясь и на Библию

Сторонники и противники свободного ношения оружия в США приводят свои аргументы, ссылаясь и на Библию

Бурная дискуссия о праве на ношение оружия, идущая сейчас в США, не могла не затронуть сферу религии

«Все здесь живут в жутком страхе перед оружейным лобби… Я считаю, что лобби оружейное не имеет ничего общего с лобби христианским». Эти слова настоятель Национального кафедрального собора святых Петра и Павла в Вашингтоне преподобный Гэри Холл произнес перед молитвой, которая открывала пресс-конференцию, посвященную предложениям президентской администрации (читай – демократов) по контролю за личным оружием в США.

Собственно, эту фразу – «I believe the gun lobby is no match for the cross lobby» Холл впервые произнес в декабре во время службы в память о жертвах бойни в Ньютауне. Холл открыто выступил за ограничение права на владение оружием, добавив, что “верующие должны стать противовесом оружейному лобби”. Его слова прерывались аплодисментами присутствующих, хотя не все прихожане храма, как выяснила газета «Вашингтон Пост», разделили позицию священника по проблеме контроля за оружием.

Национальный кафедральный собор, который возглавляет Холл, – место особое, символически насыщенное. Там проходила межконфессиональная молитва после инаугурации Барака Обамы. Кроме того, недавно было объявлено, что в стенах собора будут проводиться обряды венчания при заключении однополых браков, а Гэри Холл, ставший настоятелем всего несколько месяцев назад, призывал общество к диалогу на эту тему.

Дэвид Фрэнч, ведущий эксперт Американского центра по проблемам защиты закона и справедливости, на сайте The National Review пишет, что не против участия священника в дискуссии об оружии. Но никак не может согласиться с тем, что преподобный Холл своими словами фактически, по его, Фрэнча, мнению, ставит под сомнение тот факт, что Библия защищает права человека на самооборону. «Нет ничего в христианстве, что требовало бы от меня по каким-то причинам позволять убивать членов моей семьи… Более того, мой моральный долг – прийти на помощь тем, кто оказался в опасности» – подчеркивает Фрэнч, отмечающий, какое огромное значение ценности человеческой жизни придает Книга Бытия в Ветхом Завете.

И за вашу кровь – за отнятую жизнь – Я взыщу с того‚ кто
прольет эту кровь, будь то зверь, будь то человек, отнявший
жизнь у брата своего.

Если кто прольет кровь человека,
кровь убийцы другой пусть прольет.
Ибо человек создан как образ Божий. (Стихи 9:5 и 9:6)

Библия не только разрешает, но и оправдывает идею самообороны, уверен Фрэнч, напоминающий, что в Книге Есфири иудейский царь благодаря вмешательству Есфири разрешает евреям убивать тех, кто посягнет на их собственную жизнь, жизнь детей и жен.

Новый Завет убийство из мести запрещает, примеров того, чтобы в качестве ответа на нападение приносились в жертву жизни других людей (детей, женщин, соседей), в Библии просто нет. А случаи самопожертвования в христианстве, уверен он, следует рассматривать каждый в отдельности.

Подводя итог своей полемике с преподобным Гэри Холлом, Фрэнч делает вывод, что отмена права на свободное ношение оружия является ограничением не только конституционных прав американских граждан, но и права всех людей, данного богом. Ни больше ни меньше.

Фрэнчу отвечает известный блогер, практикующий католик Эндрю Салливан, который, прежде всего, указывает на то, что Иисус никогда не брался за оружие и даже не произнес ни одного слова в свою защиту перед Пилатом. Иисус приказал Петру вложить свой меч в ножны, когда тот пытался не дать арестовать своего учителя. Веками церковь канонизирует мучеников, которые предпочитали жестокую смерть отказу от христианской веры. Ненасилие стало источником зарождения движения за права человека, изменило человеческое сознание, полагает Салливан.

Что же касается защиты семьи, то, напоминает он, Иисус свою семью покинул и того же потребовал от своих учеников. У Иисуса не было ни собственности, которую нужно было охранять, ни жены, которую нужно было защищать, ни детей, о безопасности которых нужно было беспокоиться. Он не носил оружия, был бездомным, и его ночлег и пропитание зависели от доброй воли других.

Так что вовлечение христианства и тем более личности Иисуса в дебаты об оружии бессмысленно и почти комично, делает вывод Эндрю Салливан, призывая вести эти дебаты исключительно в светском и правовом ключе.

Вообще, такого рода дискуссия может быть бесконечной, и вряд ли ее участники договорятся между собой, как не могут договориться сторонники и противники запрета на свободное ношение оружия в США.

Тот же Эндрю Салливан напоминает в другой публикации в своем блоге, что более 60 процентов (более половины!) смертей от огнестрельного оружия среди людей старше двадцати лет в Америке – самоубийства. Убийств меньше, 37 процентов. И попытки самоубийств при помощи огнестрельного оружия чаще оказываются успешными, чем когда человек пытается, к примеру, отравиться.

Откровенно говоря, меня, как и Салливана, даже удивляет, что подобная статистика не является основным аргументом для запрета на свободное ношение оружия. И раз мы говорим о религии, то стоит напомнить, что самоубийство с точки зрения христианства – страшный грех. Вряд ли сторонники оружейного лобби, пытающиеся оперировать религиозной риторикой, этому аргументу могут что-то противопоставить.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG