Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активист «Левого фронта» Леонид Развозжаев находится в иркутском СИЗО ровно месяц, с 12 января, хотя для этого нет никакого формального повода


Адвокат Развозжаева Дмитрий Аграновский говорит, что все происходящее с его подзащитным «абсолютно не вписывается даже в минимальные стандарты законности». Следственные действия по делу Развозжаева об организации массовых беспорядков 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве проходят в Иркутске. Здесь Развозжаева до сих пор содержат в СИЗО №1. Хотя дело, из-за которого его этапировали в Иркутск — о разбойном нападении и хищении пятисот меховых шапок в Ангарске, — официально закрыли еще три недели назад. Нет никаких поводов держать здесь оппозиционера, однако сначала против его воли его поместили в больницу при изоляторе, потом неожиданно он дал согласие на лечение, и вот, когда курс лечения остеохондроза был завершен, выяснилось, что Развозжаев якобы болен гепатитом С. Об этом стало известно 11 февраля, во время первого дня следственных действий по «болотному делу», которые прошли в Иркутске. По словам иркутского адвоката Дмитрия Дмитриева, который при этом присутствовал, Развозжаев был в недоумении, услышав это; он сказал, что, когда сдавал все анализы в Челябинском СИЗО, там такого диагноза не было. Развозжаев предполагал, что либо его умышленно заразили, либо диагноз не соответствует действительности и это просто форма давления. Сегодня диагноз опровергли: начальник СИЗО-1 Иркутска Игорь Мокеев заявил, что состояние здоровья обвиняемого удовлетворительное, противопоказаний для проведения следственных действий и этапирования не имеется, каких-либо инфекционных заболеваний не диагностировано. Адвокат Дмитриев говорит: «Это в очередной раз подтверждает версию о том, что Леониду специально сообщили заведомо недостоверный диагноз, чтобы психологически сломить его волю, направленную на защиту своих интересов на предварительном следствии. То есть одновременно с этим продолжалось давление на него со стороны сокамерников, которые настоятельно просили, требовали различными способами, чтобы он немедленно давал признательные показания следователю. И это заявление Игоря Мокеева как раз подтверждает то, что Развозжаев подвергся психологической атаке со стороны администрации следственного изолятора». А еще вчера адвокат Дмитриев в телефонном разговоре сообщил мне, что «в протоколе допроса Леонид Развозжаев собственноручно написал, что на него было оказано давление в камере, высказывались угрозы его жизни, что в ходе каких-то внутри тюремных разборок он может быть убит». Оказывается, про гепатит Развозжаеву сообщили несколько дней назад, когда он не мог рассказать об этом ни адвокатам, ни приезжавшему Пономареву. Единственный, кто тогда его навестил, — это председатель Общественной наблюдательной комиссии Иркутской области по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания Олег Сафронов. Тот обещал помочь разобраться с диагнозом и с давлением сокамерников, но ничего не сделал. Теперь Развозжаев говорит, что больше не доверяет правозащитнику. Напомню, что впервые они встречались месяц назад, как только Развозжаева привезли в Иркутск. Сафронов тогда уверял, что у оппозиционера нет никаких жалоб, хотя потом адвокаты говорили совершенно обратное.
Сегодня вечером оправдались опасения Развозжаева: в коридоре иркутского СИЗО №1 неизвестный напал на него и несколько раз ударил. Об этом сообщил ангарский адвокат оппозиционера Вячеслав Иванец со ссылкой на своего подзащитного. Самого Вячеслава Иванца ГУФСИН по Иркутской области сегодня обвинила в попытке передать Леониду Развозжаеву «запрещенную переписку и распечатку интернет-сайтов». Адвокат заявляет, что ничего не передавал своему подзащитному, а те вещи, которые сотрудники СИЗО называют запрещенными (фотография дочери Леонида и статья из Новой газеты), уже были у Развозжаева, когда он пришел в следственный кабинет.
«Вместо того, чтобы разобраться с тем, кто напал на Леонида, администрация СИЗО ловит адвокатов. Леонид сегодня рассказал мне совершенно ужасные вещи. Он был в абсолютно подавленном состоянии. Сокамерники, которые вместе с ним содержатся, оказывают на него чудовищное давление, требуя от него дать признательные показания. Просто поставлена задача – человека сломать – и если бы не наша поддержка, то давно бы уже сломали. А то, что общественность держит эту тему на слуху, как раз не позволяет им развернуться здесь в полный рост», – говорит адвокат Леонида Развозжаева Вячеслав Иванец.
Вячеслав Иванец сообщил также, что сегодня в следственном изоляторе проходил допрос по делу Развозжаева о заведомо ложном доносе (оппозиционера обвиняют в том, что он лгал, когда говорил, что его пытал следователь Следственного комитета). Однако Иванец и Развозжаев не смогли дать показания следователю Василию Дородному, так как не были готовы. А не подготовились они, потому что Вячеславу Иванцу не дают встречаться с подзащитным. Сегодня адвокат подсчитал, сколько часов за три недели работы с Развозжаевым он видел своего подзащитного. Оказалось, что не более полутора.
Пока Развозжаев не сдает позиций: во время следственных действий 11 февраля он настаивал на своей невиновности, говорил, что никаких денег от грузинской стороны не получал и никаких массовых беспорядков не готовил и не собирался этого делать. По словам Дмитрия Дмитриева, такое поведение не совсем удовлетворило следователя Рустама Габдулина, и он заявил, что зря приехал в Иркутск, а также дал понять, что никто не собирается этапировать Развозжаева в Москву, что он останется в Иркутске. Развозжаев очень стремится в Москву, его защитники требуют того же.
Иркутские адвокаты Дмитрий Дмитриев и Вячеслав Иванец заявляют, что руководство СИЗО №1 препятствует их деятельности: ожидать встречи с подзащитным приходится по несколько часов, но если им и удается его увидеть, то только на пять-десять минут. За это время нельзя успеть произвести никаких действий по защите его интересов. Более того, с 5 по 10 февраля адвокаты вообще не могли связаться с подзащитным, все эти дни они его просто не видели — и, конечно, начинали паниковать.

6 февраля следственный изолятор №1 посетил депутат Государственной думы РФ Илья Пономарев. Ему провели детальную экскурсию по СИЗО, позволили пообщаться с сокамерниками Развозжаева, но увидеть его самого и поговорить с ним не дали.

Пресс-служба ГУФСИН по Иркутской области пишет, что по итогам посещения Илья Пономарев не высказал замечаний. В завершение визита он посетил Музей истории тюремного замка в СИЗО №1 и оставил запись в книге отзывов посетителей: «У вас уютно, но на воле все-таки лучше, и музей об этом напоминает. Спасибо тем, кто честно несет свою службу…».
Накануне приезда Ильи Пономарева в иркутском СИЗО произошел неприятный инцидент с основным иркутским адвокатом Развозжаева Вячеславом Иванцом. Когда в очередной раз он проходил на территорию изолятора, то забыл выложить мобильный телефон из кармана пальто. СМИ, ссылаясь на пресс-службу ГУФСИН по Иркутской области, распространили информацию о том, что адвокат Иванец задержан при попытке передать телефон подзащитному, составлен протокол, и информация будет передана в Адвокатскую палату Иркутской области. Однако Иванец опроверг все эти заявления, а также подал в суд жалобу на действия сотрудников СИЗО, которые изъяли у него на сутки личный телефон. После этого в Иркутск из Москвы приехал следователь Василий Дороднов, по официальной версии для того, чтобы проводить следственные действия по делу Развозжаева о заведомо ложном доносе. (Следственный комитет РФ утверждает, что Развозжаев лгал 12 декабря в ходе судебного заседания в Басманном суде Москвы, говоря о том, что в следственном комитете его пытали. — Прим. ред.) По информации Вячеслава Иванца, Дороднов с Развозжаевым встречаться не пытался, зато настоятельно пытался вызвать на допрос самого Иванца. В результате адвокат вынужден был все последние выходные просидеть дома буквально на осадном положении, так как у него были подозрения, что его насильно поведут на допрос. Но, во-первых, Вячеславу Иванцу абсолютно нечего сказать по этому делу, а во-вторых, он не имеет права давать какие-либо показания, в противном случае его могут отстранить от защиты Развозжаева. Московский адвокат Леонида Дмитрий Аграновский с уверенностью сказал, что все это делается для того, чтобы лишить Развозжаева местного защитника, которому он доверяет. Иванец обратился за поддержкой в Адвокатскую палату Иркутской области. 11 февраля стало известно, что палата его поддержит.

На следственные действия, которые состоялись 11 февраля, адвоката Вячеслава Иванца почему-то не пустили. Хотя следователь приглашал его лично.
А вот московских адвокатов даже не известили о том, что такие мероприятия в принципе планируются. Только уже после того, как следственные действия закончились, следователи позвонили Дмитрию Аграновскому и сказали, чтобы 12 февраля адвокаты прилетели в Иркутск на следующую встречу следователей с их подзащитным. Аграновский ответил, что это невозможно: они смогут приехать в Иркутск не раньше 13 или 14 числа. Хотя защитникам Развозжаева непонятно, зачем вообще это нужно. «Я у следователя поинтересовался: "В рамках какого дела вы меня вызываете в Иркутск?" Он говорит: "В рамках «Анатомии протеста»". Но как такое может быть? Ведь место производства следствия — Москва, почему мы туда едем, на каком основании? Он отвечает: "Я не знаю, все вопросы к руководству". Почему не в Хабаровск, не в Австралию? Это способ нас вымотать? И финансовые ресурсы семьи в том числе? Конечно, куда нам со Следственным комитетом тягаться, ведь они за счет налогоплательщиков ездят», — говорит адвокат Дмитрий Аграновский.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG