Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваш призрачный зарубежный счет


Тотальность такого контроля, по сути, входит в некое противоречие, в частности, с нормой банковской тайны

Тотальность такого контроля, по сути, входит в некое противоречие, в частности, с нормой банковской тайны

Новая – а по сути, забытая старая – норма валютного контроля теперь грозит гражданам России 100%-ным штрафом.

Доходы, которые гражданин России получает в другой стране, не могут напрямую переводиться на любой его зарубежный банковский счет. Первичной “площадкой” для этих денег должен стать счет в банке российской юрисдикции. А уже с него их можно отправлять куда угодно.

С 13 февраля несоблюдение этой нормы, давно существующей в российском законодательстве о валютном регулировании, может обернуться штрафом в размере от 75 до 100% всей суммы поступления. Если, конечно, нарушение обнаружат.

НАСЛЕДИЕ ВАЛЮТНОГО КОНТРОЛЯ

Право граждан России и российских компаний свободно открывать счета в зарубежных банках провозгласил принятый в декабре 2003 года закон “О валютном регулировании и валютном контроле”. Он, правда, содержал ряд ограничений. Во-первых, имелись в виду банки стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (OECD, на сегодня объединяет 34 наиболее индустриально развитые страны мира), а также в международную организацию “Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег” (FATF).

Другое ограничение – напрямую зачислять деньги на эти счета нельзя: они сначала должны поступить в российский банк, а уже потом – в зарубежный. Для граждан имеются в виду безналичные расчеты. Наличные вложения на такие счета возможны, но в этом случае происхождение любой сколько-нибудь значимой суммы в большинстве зарубежных банков россиянину как минимум придется объяснять лично.

"На второе ограничение все эти годы не обращали внимания по одной простой причине – закон не предусматривал ответственности за его нарушение", – говорит старший партнер юридической компании “Пепеляев групп” Иван Хаменушко. Другие ограничения, содержащиеся в законе, просто отменялись, можно было предположить, что и это отменят. Но вышло иначе.

Вступающие теперь в силу поправки к Кодексу РФ об административных правонарушениях вводят ответственность не только за валютные операции, прямо запрещаемые законодательством, но и за те, которые являются нарушением действующего порядка его выполнения. “Раз определено, что деньги не могут поступать на зарубежный счет гражданина России иначе, чем через российский банк, то за нарушение этого порядка и предусматривается теперь штраф в размере от трех четвертей до полной суммы данной валютной операции”, – поясняет Хаменушко.

ОТ ГОНОРАРА ДО ЗАРПЛАТЫ

Новые, ставшие теперь “подштрафными” требования распространяются на самые разные доходы, получаемые из зарубежных источников. Один гражданин России продает принадлежащую ему недвижимость – например, квартиру в какой-то европейской или неевропейской стране. Написанная другим статья появилась в зарубежном научном журнале. Они сообщают, соответственно, покупателю квартиры или редакции журнала номер счета в зарубежном банке, на который хотели бы принять причитающиеся им средства. А третий, постоянно работая за пределами России по контракту с зарубежной фирмой, получает зарплату на свой счет в местном банке.

Теперь же во всех трех случаях схема действий для такого гражданина, если он не перестает быть валютным резидентом России, фактически одна и та же, отмечает юрист компании “Налоговик” Марина Емельянцева. Человек сначала должен вывести эти средства на счет в банке на территории России или в филиале российского банка за рубежом, и лишь после этого он может распоряжаться деньгами по своему усмотрению. “Российский банк, где бы он ни находился, в принципе подотчетен и органам финансового мониторинга, и налоговой инспекции. То есть предполагается расширить базу данных о валютных операциях, проводимых гражданами России за рубежом”.

В каждой из трех представленных ситуаций, в соответствии с законодательством, деньги должны сразу поступить на счет гражданина в уполномоченном российскими финансовыми властями банке, добавляет партнер адвокатской компании “Юстина” Дмитрий Шубин. Если они сначала окажутся в ином зарубежном банке, формально это уже станет нарушением, даже если человек, получив деньги, сам переведет их на собственный счет в уполномоченном банке. “Подразумевается, что российский гражданин теперь заранее будет предупреждать зарубежную организацию или частное лицо, от которых он ожидает поступления денег: они должны быть переведены ему именно на такой счет и ни на какой иной”.

ДВА РЕЗИДЕНТСТВА

Законодательство о валютном регулировании, как и налоговое, вводит понятия резидент/нерезидент Российской Федерации. На первых его нормы распространяются в полной мере, на вторых – с ограничениями или не распространяются вовсе.

Налоговый кодекс называет налоговым резидентом гражданина России или другой страны, если он находится на российской территории более 183 дней в году, получая здесь же свои доходы. И наоборот: если, например, россиянин работает в другой стране, проживая в ней более половины очередного года, он считается налоговым резидентом уже этой страны и налоги платит в местную казну. И если в отношениях России с этой страной действует соглашение об избежании двойного налогообложения, претензий к человеку не будет с обеих сторон.

Российский гражданин-резидент в контексте законодательства о валютном регулировании определяется иначе. В статье первой действующего закона это представлено так:

Резиденты: физические лица, являющиеся гражданами Российской Федерации, за исключением граждан Российской Федерации, постоянно проживающих в иностранном государстве не менее одного года, в том числе имеющих выданный уполномоченным государственным органом соответствующего иностранного государства вид на жительство, либо временно пребывающих в иностранном государстве не менее одного года на основании рабочей визы или учебной визы со сроком действия не менее одного года или на основании совокупности таких виз с общим сроком действия не менее одного года.

Если для россиян, живущих в России, такое определение вполне однозначно, то для граждан России, работающих и проживающих за рубежом, – отнюдь. Юридическая “техника” ряда положений закона оставляет желать лучшего, отмечает партнер компании Taxadvisor Дмитрий Костальгин. Во-первых, россиянин – обладатель многолетнего вида на жительство в другой стране или рабочей визы переходит в категорию “за исключением”. С этим соглашается эксперт Высшей школы экономики Михаил Горст: “На мой взгляд, расширительное толкование этих норм невозможно”.

Во-вторых, есть проблемы и с формулировкой “не менее одного года” – она допускает разные толкования. Это может быть и год, в течение которого человек ни разу физически не пересекал границу России, приезжая, скажем, навестить родственников. “Но можно понять это и как “не менее года” за какой-то более продолжительный период времени”, – говорит Костальгин.

Формулировки закона действительно оставляют простор для толкований, соглашается Иван Хаменушко, однако наиболее консервативное из них можно представить следующим образом. Россиянин может стать нерезидентом, на которого требование распространяться не будет, если к моменту совершения той или иной валютной операции (в данном случае – прямого получения дохода на свой зарубежный счет) он непрерывно находился за рубежом не менее одного года.

Но стоит ему приехать в Россию хотя бы на день-два, этот срок прерывается и под действие исключения из общего правила он уже не подпадает, продолжает Хаменушко. По его словам, в сочетании с ожившими ограничениями на использование зарубежных счетов это в принципе создает колоссальные проблемы для многочисленных граждан России, которые работают или учатся за рубежом. “Да, более мягкое толкование этих норм возможно, но если суд сочтет в итоге, что мы с этим толкованием ошиблись, платой за ошибку и станет вводимый теперь штраф”.

Ключевыми здесь следует считать слова “постоянно проживающих на территории иностранных государств”, соглашается Дмитрий Шубин. По его мнению, подразумевается именно непрерывное пребывание за рубежом более одного года. “Фактически этот срок и становится критерием того, подпадает ли человек под действие общих правил”.

ПРАКТИКА

"Пытаясь оценить реальность контроля над валютными сделками граждан, подпадающими под обновленные требования, юристы невольно вспоминают известный постулат о том, что строгость законов российских смягчается необязательностью их исполнения" – иронизирует Дмитрий Костальгин.

Дело не только в необходимости отслеживать операции огромного количества граждан и сопутствующих этому затратах. Тотальность такого контроля, по сути, входит в некое противоречие, в частности, с нормой банковской тайны. “Налоговые органы формально не могут, например, затребовать у российского банка информацию о всех операциях его частных клиентов. Они могут запросить ее на конкретное физическое лицо, уже имея на то юридические основания”, – поясняет Костальгин.

Обновленное правило выглядит сегодня столь жестоким потому, что его применение в действующей системе валютного регулирования уже не имеет особого смысла, добавляет Иван Хаменушко. По его словам, когда оно вводилось в 2004 году, требование первичного зачисления денег на счета в российских банках логично увязывалось с ограничениями на движение капитала, которые тогда в России еще существовали. В 2007 году их отменили. “Тогдашняя норма представляется теперь пережитком, который непонятно для чего реанимировали”.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG