Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что можно и чего нельзя в европейской политике


Демонстрация против политики Виктора Орбана, январь 2012

Демонстрация против политики Виктора Орбана, январь 2012

Вот уже два года Венгрия планомерно превращается из демократии в партийную автократию. Лидеры правящей правой партии ФИДЕС называют этот процесс новой революцией и даже сравнивают проводимые ими реформы с событиями 1848-1849 годов, когда венгры (безуспешно) боролись за независимость. Критики правительства с тоской смотрят в однопартийное будущее.

На выборах 2010 года ФИДЕС получила 68 процентов парламентских мест, что создало возможность для беспрепятственного проведения масштабной законодательной реформы. За два года венгерский парламент одобрил более двухсот законов, принял новую конституцию и почти две тысячи поправок к ней. Основной смысл этой законодательной деятельности сводится к сосредоточению государственной власти в руках правящей партии. Это касается финансов, избирательной и судебной систем, образования, средств массовой информации, сферы культуры.

Самым красноречивым является, пожалуй, состояние судебной системы. Ею единолично управляет председатель национальной юридической службы Тюнде Хандо – давняя подруга Виктора Орбана и жена одного из основателей ФИДЕС Йожефа Сайера. Она назначает судей, и она же следит за их работой. Единственным органом, противостоящим Тюнде Хандо, остается Конституционный суд, члены которого были назначены еще до прихода к власти Виктора Орбана. Парламент, однако, уже принял закон, уменьшающий пенсионный возраст судей конституционного суда, и после вступления его в силу в апреле нынешнего года назначенцы правящей партии составят там большинство.

Из России ситуация кажется до боли знакомой: придя к власти демократическим путем, ФИДЕС заменила присущую демократии разнородность на единство, выстроенное вокруг властной вертикали, и параллельно уничтожила все законные возможности для демонтажа этого единства. Председатель ФИДЕС Виктор Орбан – вылитый Путин, только без нефти и газа. Но есть одно важное различие. Венгрия – член Евросоюза, и нам отсюда кажется, что ЕС не может и не должен безучастно наблюдать за уничтожением демократического государства в центре Европы. Из самой Европы, впрочем, ситуация выглядит иначе.

О том, что может сделать Евросоюз в этой ситуации, о политическом смысле этой общеевропейской организации и его внутреннем проекте, о разнице российской и венгерской ситуаций я поговорила со своим давним другом, доцентом Центральноевропейского университета, специализирующимся на теории международных отношений, Александром Астровым. Мы пришли к парадоксальному на первый взгляд выводу: происходящее в Венгрии не выходит за рамки допустимого в европейской политике, несмотря на ультраправую риторику властей, тотальное нарушение демократических норм и фактический демонтаж соответствующих государственных институтов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG