Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Признание сербского генерала


Бывший министр обороны Югославии генерал Драголюб Ойданич (слева)

Бывший министр обороны Югославии генерал Драголюб Ойданич (слева)

Сербский генерал Драголюб Ойданич отказался от своего права на апелляцию на приговор Гаагского трибунала, которым он осужден на 15 лет заключения.

Бывший начальник Генерального штаба Армии Союзной республики Югославии Ойданич обратился к Международному трибуналу с письмом: “Я полностью принимаю все факты обвинения. Все, что мне остается, – это отбыть наказание. Скоро мне исполнится 72 года, и мое здоровье за время пребывания в заключении ухудшилось”. Это стало первым признанием сербского военного в том, что было совершено в Косово в конце 90-х годов.

Четыре года назад Международный трибунал по бывшей Югославии вынес приговор по делу высокопоставленных политиков и военных, обвиняемых в военных преступлениях в Косово весной 1999 года. Это был самый крупный процесс Гаагского трибунала, основным обвиняемым которого являлся бывший лидер Сербии Слободан Милошевич вместе с политическим, военным и полицейским руководством Сербии и Союзной республики Югославии. Милошевич умер в Гааге, а его ближайшие соратники были приговорены к длительным срокам заключения за преступления против человечности. Из этой группы обвиняемых суд оправдал только одного человека – бывшего президента Сербии Милана Милутиновича. Отвечающий за Косово в союзном правительстве вице-премьер Никола Шайнович, командир третьего корпуса югославской армии генерал Небойша Павкович и бывший шеф сербской полиции Косова Сретен Лукич получили по 22 года лишения свободы, а генералы Владимир Лазаревич и Драголюб Ойданич – по 15 лет.

Они обвинялись в совершении военных преступлений: в депортациях, изгнании людей из домов, преследованиях и убийствах по расовым и религиозным мотивам мирных граждан албанской национальности. Цель этих преступлений, как заключил суд, — изменить этнический состав Косова.

Исключение из всей этой группы составили генералы Лазаревич и Ойданич. Суд провозгласил их ответственными за депортации и изгнания, но снял обвинения в преследовании и убийствах косовских албанцев. Из всех осужденных только Драголюб Ойданич извинился перед жертвами. “Выражаю свое искреннее сочувствие всем, кто пострадал из-за поведения, которое мне вменяется в вину”, – сказал генерал.

До него с подобными извинениями выступали только политики бывшей Югославии, что, впрочем, редко воспринималось как искреннее раскаяние. Генералы до сих пор не извинялись. Именно поэтому публичное покаяние военного произвело на многих более сильное впечатление, чем слова политиков. Ойданич подтвердил то, что в Сербии до сих пор отрицают.

Среди тех, кто приветствовал шаг Ойданича, – сербская правозащитница Наташа Кандич. Наташа, долгие годы расследующая военные преступления в бывшей Югославии, выявила, что сербская армия создала в Косово преступное предприятие, которое действовало по определенной схеме: сначала велись артобстрелы деревень, люди убегали под снарядами, многие погибали или получали увечья. Так создавались условия, чтобы полиция могла войти в эти деревни. Затем следовали грабежи домов, военные уносили все, что имело хоть какую-то ценность, а потом дома сжигали.

Наташа Кандич, однако, полагает, что признание генерала будет иметь смысл только в том случае, если в Сербии о нем будут говорить по существу, а не интерпретировать его только так, что, дескать, слова генерала неискренни и направлены лишь на то, чтобы как можно скорее выйти на свободу. А такие попытки на самом деле предпринимаются. Так, председатель Национального совета Сербии по сотрудничеству с Гаагским трибуналом Расим Льяич выступил со следующим заявлением: “В августе истекает две трети срока наказания, и тогда он будет иметь право подать просьбу об освобождении. Если бы Ойданич не признал свою ответственность, кто знает, сколько бы длился процесс апелляции первоначального приговора”. По мнению Льяича, апелляционный процесс затянулся бы до следующего года. И именно это, утверждает Льяич, одна из причин, по которой генерал Ойданич отказался от апелляции.

Косвенно это подтвердил и адвокат генерала Томислав Вишньич, сообщивший, что его подзащитный серьезно болен и для него важно как можно скорее выйти на свободу.

Складывается впечатление, что, в отличие от Косово, в Сербии признание генерала Ойданича прошло почти незамеченным. Кажется, что похожий случай уже был в минувшем ноябре, когда генерал полиции Властимир Джорджевич, приговоренный в Гааге к 27 годам заключения, позже признался, что весной 1999 года, во время натовских бомбардировок и сербской военно-полицейской операции в Косове, в Сербию было привезено и захоронено (либо брошено в реку Дунай и озеро Перучац) более восьмисот трупов косовских албанцев. Правда, генерал Джорджевич свою вину в этом отрицал, утверждая, что он был лишь далеко не самым главным звеном цепи.

Впрочем, Наташа Кандич подчеркивает, что Джорджевич частично признался в том, что и так было общеизвестно. В ходе процесса над ним общество узнало лишь некоторые новые детали – о том, что были постоянно задействованы несколько шоферов грузовиков и рефрижераторов, которые перевозили трупы албанцев в Сербию. “Но роль государства, институтов власти, включая Министерство внутренних дел и обороны – ведь и армия в этом принимала участие – осталась не раскрыта”, – говорит Наташа.

Белградский военно-политический обозреватель Любодраг Стоядинович – отставной полковник, с шумом изгнанный из армии в девяностые годы из-за открытого сопротивления военной политике сербского руководства, – тоже полагает, что Ойданич сделал правильный выбор между неизвестностью результатов апелляционного процесса и уже известным приговором суда. Ведь опыт показывает, что люди, обвиняемые в военных преступлениях в Гааге, порой в ходе рассмотрения апелляции получают даже более строгое наказание, чем первоначальное.

Генерал Ойданич, Гаага, 28 января 2013

Генерал Ойданич, Гаага, 28 января 2013

Хотя многие в Сербии считают, что генерал Ойданич – один из тех военных, кто попал в Международный трибунал только потому, что занимал пост начальника Генерального штаба, а на самом деле он никакого влияния на события в Косове не имел. Любодраг Стоядинович тоже полагает, что виновен или невиновен – в случае генерала Ойданича это спорные категории. Роль Ойданича в войне 1999 года в Косово не до конца ясна. Он в те времена не занимал такого положения, чтобы принимать оперативные решения и проводить их в жизнь. Ойданич был начальником Генерального штаба, но ключевые вопросы в косовской войне решал не он, полагает Стоядинович, а люди, напрямую связанные со Слободаном Милошевичем.

Биография генерала стала стремительно развиваться именно с тех пор, как он примкнул к социалистам Милошевича. Драголюб Ойданич родился 1 июня 1941 года в деревне высоко в горах, в западной Сербии. Все военные школы, включая самые высшие, окончил с отличием. Когда Югославия начала распадаться, Ойданич открыто выбрал сторону президента Сербии Слободана Милошевича. Было замечено, что генерал присутствовал на съездах Социалистической партии Сербии Милошевича. Затем последовал быстрый успех в военной карьере. В 1996 году он стал заместителем начальника генерального штаба Союзной республики Югославии, а в 1998-м – начальником Генштаба. По окончании войны в Косово, в начале 2000 года, Драголюб Ойданич был назначен министром обороны. В конце того же года, после
демократических перемен в стране, новые власти отправили его на пенсию. Поговаривают, что Ойданич искренне верил в социалистические идеи, полагая, что социализм и национализм не могут стоять рядом. Но потом убедился, что могут, и разочаровался в социалистическом учении и политике.

Когда весной 2002 года генерал Ойданич добровольно отправился в Международный трибунал в Гааге, сербская пресса описывала его так: “Толстый, веселый, скромный, послушный”. Но во время вынесения ему приговора в Гааге было видно, насколько ему тяжело и как глубоко он переживает.

Любодраг Стоядинович, знакомый с ним лично много лет, считает, что Ойданич по своей натуре не преступник, и полностью отрицает возможность, чтобы он мог быть на стороне людей, которые совершали преступления, или на стороне тех, кто поддерживал преступления тем, что о них не предупреждал. Сам факт, что Ойданич был на посту начальника Генерального штаба и не участвовал в оперативных действиях, по мнению Стоядиновича, все объясняет. Этим совместно и напрямую занимались президент Слободан Милошевич и генерал Небойша Павкович. Павкович в те времена командовал Третьей армией, которая была ключевой в Косове, и весной 1999 года они не допускали Генеральный штаб даже близко к косовской войне.

После того как минувшей осенью Международный трибунал в Гааге освободил хорватского генерала Анте Готовину и албанского политика, бывшего командира Освободительной армии Косово Рамуша Харадиная от ответственности за совершение военных преступлений против сербов, в Сербии ставятся под сомнение все приговоры Международного трибунала. Такова общая атмосфера в стране.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG