Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Линкольн, его друзья и недруги


Уолтер Стар. «Незаменимый Сюард – соратник Линкольна» (фрагмент обложки)

Уолтер Стар. «Незаменимый Сюард – соратник Линкольна» (фрагмент обложки)


Александр Генис: Продолжая начатую разговором о фильме “Линкольн” столь уместную в праздничный Президентский день тему, мы перейдем от самого Линкольна к его окружению. Как известно, короля играет свита. О том, какой она была, рассказывает книга, которую нашим слушателям и читателям представит ведущая “Книжного обозрения” “Американского часа” Марина Ефимова.

Walter Stahr. Seward: Lincoln’s Indispensable Man. Simon & Schuster. 2012
Уолтер Стар. «Незаменимый Сюард – соратник Линкольна».

Марина Ефимова: Книга Уолтера Стара называется «Незаменимый Сюард – соратник Линкольна». Однако имя Уильяма Генри Сюарда замелькало в американской прессе задолго до президентства Линкольна - в 1846 году, в связи с судебным процессом, на котором Сюард вызвался быть адвокатом афро-американца, убившего четверых белых. К этому времени Сюард был уже сенатором и губернатором штата Нью-Йорк. Друзья отговаривали его браться за безнадежное дело, только бесстрашная жена Сюарда Фрэнсис одобрила его решение. Сюард писал в письме:

Диктор: «Тут идёт настоящая война - чтобы заставить меня отказаться от защиты негра-убийцы. По иронии судьбы его имя – Фримэн».

Марина Ефимова: Фримэн – по-английски свободный человек. На суде Сюард (одним из первых в американской судебной практике) попытался квалифицировать преступление своего подзащитного как действия человека невменяемого. Дело в том, что год назад Фримэна обвинили в краже, обвинение оказалось ложным, но полицейские успели избить парня до тяжелого сотрясения мозга и полной потери слуха. Присяжных эта история не тронула, и убийцу повесили. Но речь адвоката попала в газеты. Одни осуждали Сюарда за безответственный либерализм, другие хвалили за прогрессивность. Но дело было, скорей, не в либерализме, а в биографии Сюарда. Он вырос на севере штата Нью-Йорк. Там к рабам относились как к работникам, чёрные дети ходили в школу и сидели за одной партой с белыми. Сюард писал:

Диктор: «За все детство я ни разу не слышал от родителей или соседей ни одного слова о превосходстве белой расы».

Марина Ефимова: В год окончания Сюардом колледжа, был принят «Миссурийский компромисс» - документ, распространявший рабство на западные территории. Сюард на выпускном обеде произнес речь, призывавшую страну к «постепенному освобождению рабов – как из чувства гуманности, так и ради экономической эффективности».
К 1860-му году Сюард стал таким уважаемым членом Республиканской партии, что баллотировался в президенты. Он был в шоке, когда его собственная партия предпочла ему «мелкого иллинойского адвоката» Авраама Линкольна. Но Сюард поборол обиду и активно помогал Линкольну в предвыборной кампании. Вскоре он был приглашён на пост госсекретаря. Президенту был необходим единомышленник с опытом в большой политике: после отделения южных штатов требовалось удержать Англию и Францию (главных потребителей американского хлопка) от официального признания Конфедерации самостоятельным государством с законным правительством.

Диктор: «В ноябре 1861 года произошло первое испытание дипломатического искусства Сюарда. Воинственный капитан-северянин Чарльз Уилки обстрелял безоружное британское почтовое судно «Трент», обыскал его и арестовал двух послов Конфедерации, направлявшихся в Англию. Начался скандал. Сюард знал, что если Англия вступит в войну на стороне Юга, Союзу не выстоять. Он начал действовать обходными путями, убеждая англичан, что поступок Уилки - самовольство. Он упросил редактора «Нью-Йорк Таймс» прямо написать в газете: “Мы не хотим войны с Англией, мы готовы поддерживать с ней дружеские отношения”. Англия потребовала официального извинения. При этом в Америке весь Север проклинал Англию и считал капитана Уилки героем. 24 декабря Сюард зачитал Кабинету письмо британцам, в котором акробатически балансировал между взаимоисключающими требованиями внешней и внутренней политики. Президент, раздраженный такой дипломатией, решил писать сам и гораздо резче. Однако после ночи раздумий мудро принял вариант Сюарда».

Марина Ефимова: Эпизод с «Трентом» положил начало дружбе президента с его госсекретарем. Сын Сюарда вспоминал: «Эти двое любили вечерами беседовать у камина или отправлялись на прогулку. Оба были людьми с юмором. Сюард подтрунивал над Линкольном за то, что у того к любой теме находилась поучительная иллюстрация из его жизни на Западе. А Линкольн говорил: «Мистер Сюард знает лишь две-три истории, зато он уверен, что чем чаще он их повторяет, тем убедительнее они становятся”. Их дружбе завидовали. Министр Уэллис писал в дневнике:

Диктор: «Сюард бегает к президенту по два-три раза в день, привлекает его внимание, вызывает интерес и ухитряется, весьма искусно, навязать ему свое направление мыслей или действий - без всякого обсуждения с коллегами».

Марина Ефимова: Мэри, жена Линкольна, говорила мужу: «Мне противно, что ты даешь этому лицемеру Сюарду обвести себя вокруг пальца». Но чем больше президента настраивали против госсекретаря, тем крепче становилась их дружба. Тот же Уэллис писал:

Диктор: «Характер Сюарда противоположен характеру президента. Линкольн – задумчивый, одинокий, печальный человек. Сюард – общительный оптимист. Но они дополняют друг друга - как удачная супружеская пара».

Марина Ефимова: Оба, и Линкольн, и Стюард, понимали, что после войны рабство, несмотря на победу Севера, может привычно вернуться, если сразу не закрепить его отмену принятием закона – 13-й поправки к Конституции. 13-я поправка - самая короткая из всех (4 строчки), но ни одна так не накаляла страсти. Конгресс разделился во мнениях пополам. Судьбу закона могло решить преимущество в два-три голоса. И оба друга – Линкольн и Сюард – пошли на превышение полномочий и даже на обман - ради того, чтобы поправка была принята. Сюард нанял лоббистов, не отличавшихся щепитильностью, и они умело давили на сомневавшихся конгрессменов. А Линкольн утаил от Конгресса прибытие послов Юга, чье вмешательство могло опасно затормозить процесс. Поправка была принята.

Диктор: «Вечером 14 апреля 1865 года Линкольн обсуждал с министрами практические детали освобождения рабов. (Сюарда не было: за неделю до этого он попал в дорожную аварию и сломал челюсть. Утром Линкольн навестил друга, даже прилёг рядом с ним на кровать, чтобы Сюарду не надо было поворачивать голову). Совещание с министрами Линкольн прервал ради обещанного жене похода в театр... где его уже ждал убийца».

Марина Ефимова: А в это время другой заговорщик – Льюис Пауэлл - проник в дом Сюардов под видом посыльного, ранил 5 человек (в том числе обоих сыновей Сюарда), вбежал в спальню и нанес самому Сюарду два удара ножом – в лицо и в шею. Но 64-летний госсекретарь, несмотря на страшную боль в челюсти, оказал убийце сильное сопротивление, поэтому обе раны не были глубокими. В результате этого нападения погибла только жена Сюарда Фрэнсис. Ужас, пережитый ею вечером 14 апреля, оказался ей не по силам. Она умерла в июне.
Генри Сюард прожил еще 8 лет – может быть, самых плодотворных в его жизни. Он сыграл огромную роль в расширении границ Соединенных Штатов, неустанно убеждая Сенат и Конгресс в стратегической важности Аляски, Гавайских островов и зоны Панамского канала. Его молодой друг, дипломат и журналист Генри Адамс, записал в дневнике:

Диктор: «Выступал Сюард. Вал его грандиозных идей, энергия изложения способны вдохновить даже корову, понимай она наш язык».

Марина Ефимова: Сюард выполнял поручения правительства, возглавлял делегации и путешествовал во все концы света – включая Японию и Китай. И его спутниками всегда была молодежь. Молва приписывала ему, 68-летнему, любовные отношения с 22-летней женщиной - пока он не удочерил ее. Сам Сюард так объяснял свою неуёмную энергию:

Диктор: «Для человека моего возраста и состояния здоровья покой подобен ржавчине. Единственный способ борьбы с ней – движение».

Марина Ефимова: Дороти Уикинден – автор статьи о Сюарде в журнале “Нью-Йоркер” - пишет: «В буквальном смысле слова покрытый шрамами, полученными в пылу яростного раздора внутри нашего общества, Генри Сюард ни на минуту не терял веру в единство и грандиозное будущее Союза Американских Штатов. Ничто не могло убить оптимизм этого человека».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG