Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитник Николай Щур – о метеорите и действиях властей


Федеральные власти выделили 500 миллионов рублей на ликвидацию последствий взрыва метеорита в Челябинской области. Руководство области утверждает, что общий ущерб, нанесенный стихийным бедствием, составил более миллиарда рублей. О том, как местные и московские власти отреагировали на падение метеорита, и о том, как они защищали граждан в чрезвычайной ситуации, размышляет челябинский правозащитник, руководитель Уральского экологического центра Николай Щур.

– Челябинские власти, с моей точки зрения, проспали самый главный момент. Когда метеорит взорвался, сразу откликнулось Тюменское управление МЧС. Екатеринбургское МЧС, Курганское МЧС, сразу разместили свои сообщения. А Челябинское МЧС молчало. Может быть, это связано с тем, что губернатора не было в Челябинске в этот момент? Но они и без губернатора должны работать, а не ждать, когда он команду даст. Только потом, когда федеральные каналы подключились и стали всевозможную информацию давать, появилось сообщение Челябинского МЧС о том, что произошло.

– Ваш губернатор Михаил Юревич на хорошем счету в Москве?

– Когда его назначили, ходили упорные слухи о том, что Путин резко против назначения Юревича. Он появился довольно неожиданно, в пятерке кандидатур не котировался никак, потому что были другие достаточно сильные кандидаты. Его будто бы для массовости включили, и вдруг именно он стал губернатором. Путин в это время был премьер-министром. Сейчас у губернатора хватает и без метеорита забот, потому что идут аресты и обыски в его окружении. Возбуждены уголовные дела против друзей и сотрудников Юревича, тех людей, которые работают у него в администрации. Поэтому многие сейчас думают, что Юревича скоро во главе области не будет. Вообще он местный, из номенклатурной семьи. Юревич – хлебный "олигарх", один из самых крупных в области.

– Быстро была объявлена общая сумма ущерба – миллиард рублей, подозрительно большая и круглая. Губернатор в субботу обратился с просьбой о помощи к федеральному центру о выделении 500 миллионов рублей, и стало уже известно, что эти деньги предоставлены…

– Ущерб – всегда достаточно лукавый подсчет. Трудно оценить ущерб, который нанесен физическим лицам, гражданам. Многие же понимают, что никто им ничего быстро возмещать не будет, хоть власти и говорят, что управляющая компания обязана это сделать. Но мы же живем в советской стране и прекрасно понимаем, что проще самому вставить стекло и не замерзнуть, чем ждать, пока к тебе придет кто-нибудь и что-то вставит. И этот ущерб подсчитать невозможно. С другой стороны, предприятия, которые оценивают ущерб, завышают цифры, предполагая, что получат компенсацию или страховые выплаты. А то что Москва 500 миллионов быстренько выделила – это нормально. Для нашей власти такая сумма, учитывая, что траты на сочинскую Олимпиаду составляют триллионы, – это крохи.

– Со стихийными бедствиями, к которым, наверное, можно отнести взрыв метеорита над Челябинской областью, бороться сложно. Тем не менее, всегда подобные ситуации – проверка способностей власти помогать гражданам справляться с такими ситуациями, сколь бы неожиданными они ни были. По десятибалльной, скажем, системе как бы вы оценили уровень готовности российской власти защитить своих граждан?

– Ноль целых, одна десятая. Почему так мало? Одна моя хорошая знакомая утром в пятницу ехала на машине через Уральский хребет и как раз оказалась в верхней точке подъема. У нее на глазах взорвался этот метеорит. На месте взрыва образовалось облако, которое все мы по телевидению видели десятки раз – как когда взрывается атомная бомба. Все, кто был на трассе в этот момент, остановились. Кто-то пытался лечь, как учили, ногами к взрыву. И очень долго – более часа – власть молчала. Никто ничего не знал, все гадали. Понятно, что версий было очень много, но основная была такая: началась война. Ущерб-то этот метеорит нанес больше моральный, чем материальный. Ну выбило стекла – вставим, не такая сейчас у нас страшная зима. Ну пострадали люди; порезы и все такое – неприятно, но это легкие травмы. При этом самое главное, чего не сделала власть, – она вовремя не объяснила людям, что же произошло.

Власть, вместо того чтобы наладить систему оповещения, занимается имиджевыми мероприятиями. Вот приехал министр по чрезвычайным ситуациям, походил, поуказывал, что и кому делать. Ну что тут министру делать?! Если стекло выбито, то понятно, что нужно вставить новое. Это не министерская работа, не царское дело. Сейчас открывается кризисный реабилитационный центр, но это надо было делать в первые моменты после случившегося. В городе без конца проверяют сирены воздушной тревоги, а в пятницу ни одна не сработала! Никто по радио не сказал: "Граждане, сохраняйте спокойствие! Взорвался метеорит, ничего страшного! Все уже прошло и ничего больше не будет!" Люди в течение полутора часов просто в шоке передвигались по городу. Сотовая телефонная связь практически выключилась. Сейчас люди вообще не привыкли по стационарному телефону говорить. Никто ничего по этим огромным экранам, которые на каждом перекрестке установлены, не передал.

Власть оказалась совершенно не готова к тому, чтобы объяснить людям ситуацию. Она оказалась не готова к тому, чтобы сказать, что следует делать. Обратите внимание: в Интернете выложены неофициальные ролики, которые люди снимали видеорегистраторами и мобильными телефонами. А где системы оповещения? Где камеры наблюдений? И все останется без последствий – я не вижу и не слышу, чтобы какая-то комиссия собралась, чтобы правительство области сказало: уже полетели головы тех, кто не оповестил граждан по радиосети, по телевидению. А если действительно взорвется какое-нибудь предприятие? У нас их в области – будь здоров. Я думаю, что власть просто не готова к таким ситуациям.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG