Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Секвестр имеет человеческое лицо


«Секвестр – это не абстракция»; «судьба оборонного бюджета после первого марта»; «пушки и пенсии».

Договоренность о повышении предела государственного долга, достигнутая демократами и республиканцами несколько лет назад, предусматривает сокращение бюджета на величину, равную той, на которую был увеличен лимит долга. Если к первому марта сторонам не удастся согласовать пакет налоговых и расходных мер во исполнение этой договоренности, в действие вступит секвестр, в соответствии с которым все статьи федерального бюджета подвергнутся пропорциональному урезанию на общую сумму 85 млрд. долларов. В числе пострадавших неминуемо окажутся подразделения служб экстренной помощи. Перед группой их сотрудников выступил во вторник президент Обама.

Республиканцы тут же окрестили выступление Обамы перед пожарными, полицейскими и медработниками «актом политиканства». «Они не правы: это политика, а не политиканство», - парирует блогер «Нью-Йорк Таймс» Дэвид Файрстоун. - «Секвестр - это не абстракция, он имеет вполне человеческое лицо. Оппозиции в Конгрессе следует помнить, что в отсутствие соглашения в неоплаченный отпуск отправятся, например, ветеринарные инспектора, что обернется дефицитом продуктов в магазинах. А что станет с аэропортами при нехватке диспетчеров, с тюрьмами, недоукомплектованными охранниками, или онкологическими лабораториями, оставшимися без техперсонала? Мероприятия вроде того, на котором присутствовал президент, бьют по главному тезису республиканцев, будто крупные сокращения бюджета полезны для экономики. Экономика, госдолг – понятия отвлеченные», - доказывает Файрстоун. – «Обама же вполне зримым образом напоминает гражданам о том, на что идут их налоги, и о том, что произойдет, если их время от времени не повышать».

Командующий сухопутными силами генерал Рей Одиерно, выступая на днях в Конгрессе, говорил о том, что ждет вверенный ему вид вооруженных сил в случае наступления секвестра. Согласно ранее утвержденному соглашению, личный состав и так должен уменьшиться в течение нескольких лет с пятисот семидесяти тысяч до четырехсот девяноста; секвестр же повлечет за собой дополнительные сокращения численности наличествующего штата более чем на треть. Неверно, что бюджет Пентагона пострадает пропорционально бюджетам остальных ведомств, секвестирование ударит по нему сверх всякой меры.
В результате «количество штыков» в сухопутных силах США скатится к уровню мрачного 1940 года, того самого, напоминает аналитик журнала Commentary Макс Бут, в котором германские, японские и итальянские милитаристы, не встречая сопротивления со стороны «цитадели демократии», завоевывали мир.

По мнению Бута, шансы на то, что демократы и республиканцы придут к соглашению по бюджету к первому марту, не велики: условием недопущения секвестра Обама ставит увеличение налогов, республиканцы, раз уступившие ему в этом вопросе, снова прогибаться не желают. Теоретически, может быть, они и правы, полагает идейно близкий им аналитик Commentary. Однако даже в случае секвестра государственный долг и бюджетный дефицит уменьшаться минимально, а вот боеспособность вооруженных сил ослабнет весьма существенно. Поэтому Макс Бут советует однопартийцам стиснуть зубы и все-таки проголосовать за новые налоги. «Все лучше, чем военная немощь», - заключает автор.

Преподаватель объясняет первокурсникам, что такое кривая производственных возможностей и какие у общества есть альтернативы в выпуске пушек и масла. Известный экономист Томас Соуэл, адресуясь к читателям издания Investor’s Business Daily, заменяет в этой формуле масло на пенсии и рассказывает, почему политики в демократических странах готовы щедро одаривать пенсионные фонды и одновременно экономить на обороне.

Обещания будущих прибавок к пенсиям тем хороши для политика, что, давая их, он приобретает голоса избирателей сегодня, но при этом избавляет своей электорат от необходимости сегодня же оплачивать его обещания посредством новых налогов. Частные страховые компании не могут себе этого позволить, подчеркивает Соуэл, под обязательства будущих периодов они должны создавать резервы в настоящий момент. Но кто заставит государство вести себя таким же образом? Расплачивается же за обещания, как правило, не тот политик, который их раздавал. И делает он это обычно через печатный станок и обесценивание национальной валюты.

Финансирование обороны – это зеркальное отражение финансирования пенсий, продолжает ученый. В краткосрочном плане оборонные расходы политики могут понижать без видимого вреда для государства и с электоральной для себя выгодой. Оба эти явления имели место в США перед Второй мировой войной, и их итогом стало то, что американская армия скатилась до шестнадцатого места в мире позади португальской. Ценой больших жертв Америка, в конце концов, наверстала упущенное, но кто может гарантировать, что в ядерный век у нас хватит времени на то, чтобы исправить ошибки, порожденные политической близорукостью? подытоживает вопросом свои размышления Томас Соуэл.
XS
SM
MD
LG