Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бахтиер Саттори – о положении трудовых мигрантов в России


Таджикский политический активист Бахтиер Саттори, на которого вечером 19 февраля было совершено вооруженное нападение в Москве, находится в Городской клинической больнице номер 7 в состоянии средней тяжести. Бывший сотрудник Посольства Таджикистана в России, бывший чиновник миграционной службы Таджикистана открыто высказывал недовольство разными аспектами правительственной политики, за что, как он уверен, и был уволен. Вчерашнее нападение, полагает Саттори, связано с его тесными контактами с представителями таджикской оппозиции.

– Вчера вечером на меня напал неизвестный человек с ножом в руке. Он нанес мне три ножевых ранения в область живота и искромсал лицо. Я сейчас с перевязки пришел и увидел свое изрезанное лицо… Остались и порезы на руках, потому что я защищал брюшную полость.

– У вас есть какая-то версия этого нападения?

– Я просматриваю интернет, там очень много версий, но я не нахожу нигде подтверждения или даже правдоподобности хотя бы одной из них. Я коммерцией не занимаюсь, открыто высказываю свое мнение в фейсбуке и на других сетевых ресурсах, не скрываю этого. Если это причина того, чтобы со мной так поступить, как поступили… В любом случае я считаю, что нападение на меня выгодно очень многим, чтобы обострить ситуацию.


ВИДЕОСЮЖЕТ ТАДЖИКСКОЙ СЛУЖБЫ РС – РАДИО ОЗОДИ

– Вы – бывший государственный служащий, который не смог договориться с чиновниками режима Эмомали Рахмона. Вы себя можете назвать оппозиционным политиком или политическим активистом?

– Я считаю, что я не достучался до Рахмона. Если бы президент был в курсе ситуации с положением таджикских мигрантов за границей, он бы, наверное, навел порядок. Система таджикской иммиграции связана с балансами, противовесами и другими подобными вещами. Я вошел в конфликт с одним человеком, у которого "волосатая" рука в администрации президента, и мои обращения не доходили до Рахмона. Это не значит, что таджикские чиновники – враги для меня. Они враги для Таджикистана.

– С чем вы обращались к президенту?

– Я принял как руководство к действию призыв президента к тому, чтобы все таджики, которые живут за границей, оказывали содействие своему государству. Я принял предложение министра миграции поработать в Москве. Через определенное время получилось так, что вновь назначенный руководитель представительства меня невзлюбил. И когда я находился в больнице, он путем лживых доносов заставил министра принять решение о моем увольнении.

– Можно сказать, что вы выступаете за решение существующих в Таджикистане проблем самой властью?

– Я считаю, что власть сама должна реформироваться, и предлагаю какие-то пути для этого. Я – гражданин своей страны, и когда я вижу, что творится беспредел, то всегда в открытую об этом говорю. Таджики должны иметь право на свободу и счастливую жизнь, как и все остальные народы. А молчать в угоду кому-то я никогда не буду.

– Как бы вы оценили положение таджикской диаспоры в России?

– Как плачевное. В диаспоре нет единства, она разделена не только по политическому, но и по региональному принципу. Поэтому уже несколько лет нам не удается создать единую мощную организацию, которая отстаивала бы права мигрантов. Поэтому таджики здесь – как рабы, и останутся рабами еще долго.

– У вас есть надежда на то, что совершенное против вас преступление будет раскрыто?

– Надежда умирает последней. Но я простил уже человека, который на меня напал, и написал об этом в фейсбуке. Аллах накажет его.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG