Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Гражданская платформа" Михаила Прохорова - новый игрок на российском политическом поле?


Владимир Кара-Мурза: «За последнее время, – пишет пресса, – Михаил Прохоров заметно оживился. Сперва он объявил о том, что его партия «Гражданская платформа» будет создана в обычном формате с ячейками во всех ключевых регионах России, затем взялся за вербовку сторонников. Образованные и обеспеченные горожане явственно показали власти, что на выборах любых уровней они не будут поддерживать «Единую Россию». На этом фоне либеральная правоориентированная «Гражданская платформа» – отличный вариант для отвлечений настроения среднего класса», – так пишет лояльная Кремлю пресса. Сама партия может выдвинуть главу фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана в качестве кандидата на пост мэра Екатеринбурга.

«Гражданская платформа» Михаила Прохорова – новый игрок на российском политическом поле? Такова тема нашей беседы с членом Федерального гражданского комитета, журналистом Станиславом Кучером. Вы сторонник партии Михаила Прохорова. Чем вы объясняете ее бурное существование в российском информационном пространстве?

Станислав Кучер: Я на самом деле рад, если вы говорите, что у «Гражданской платформы» бурное существование в российском информационном пространстве. Потому что еще недавно многие обвиняли Прохорова в том, что его мало в российском информационном поле, что он мало выступает, что он чуть ли не предал своих сторонников после президентских выборов, которые ждали от него ярких, активных выступлений, а он почему-то после выборов замолчал. Поэтому то, что происходит сейчас, я считаю, вполне естественным. Человек после выборов взял тайм-аут, чтобы оценить ситуацию, посмотреть, как будет развиваться политическая обстановка, как будет вести себя Медведев, как будет вести себя Путин, как будет себя вести оппозиция. Начал строить партию, партия не просто собралась, а провела свой первый съезд, привлекла в свои ряды много сторонников, и сейчас начинаются региональные выборы. Это первые региональные выборы, где «Гражданская платформа» выдвигает своих кандидатов, совершенно естественно, что партия привлекает к себе внимание, знакомит людей со своей системой ценностей, программой, целями, задачами, становится более активным игроком на информационном поле.

Владимир Кара-Мурза: Скоро год со дня президентских выборов 4 марта 2012 г. Какие выводы сделал, по-вашему, Михаил Прохоров и его сторонники из того, что некоторые назвали несомненным успехом, а некоторые – поражением его в этой гонке?

Станислав Кучер: Третье место Михаила Прохорова на президентских выборах, – а в крупнейших городах России Москве и Санкт-Петербурге по ряду оценок он занял первое место, в заграничных округах тоже первое, – конечно, это успех. Человек совсем недавно начал заниматься публичной политикой, и для него занять третье и первое в ведущих городах, где сосредоточена наиболее передовая, наиболее социально активная часть населения, которую принято называть креативным классом, – это достаточно серьезный результат. Люди не просто хотят перемен, они готовы много делать, чтобы эти перемены происходили, и люди являются двигателями перемен

Меня не было в этот момент рядом, но я предполагаю, что он достаточно много времени думал о том, как выстроить свою стратегию, и работал со своей партией так, чтобы с одной стороны партия действительно занималась серьезными делами, а с другой стороны – чтобы сам он не оказался там, где сейчас находится Михаил Ходорковский. Ну и чтобы партия не была сразу же, автоматом разогнана, уничтожена административным ресурсом. Потому что во время президентской кампании были серьезные стычки с партией власти в Петербурге, и не только в Петербурге, в других городах России. Прохоров, я думаю, на самом деле получил больше голосов, чем это было официально признано. С другой стороны даже осенние региональные выборы, где «Гражданская платформа» не выдвигала кандидатов, поскольку по сути не состоялась как партия, но где она уже объявила о поддержке ряда кандидатов, – там была жесткая и жестокая борьба, в том же Калининграде кандидатам, которых поддерживала «Гражданская платформа», угрожали, сжигали автомобили, уже было серьезное противостояние. Уже сейчас фактически начались региональные выборы, началась избирательная кампания в нескольких российских городах, в Жуковском, где у «Гражданской платформы» сильные позиции. И то, как «Единая Россия» себя ведет, – я пытаюсь подобрать литературные, адекватные слова, – еще раз показывает, что «Единая Россия» никаких уроков из всего, что с ней происходило за все это время, не извлекла – это абсолютный факт. Я думаю, это неспособность понять и вынести уроки похоронит «Единую Россию», причем довольно скоро.

Владимир Кара-Мурза: Когда-то Михаил Дмитриевич назвал Суркова «кремлевским кукловодом», который сорвал ему первый опыт партийного строительства. Как по-вашему, может ли он опять получить удар в спину от обитателей одной из башен Кремля?

Станислав Кучер: Я думаю, что удар в спину получить можно всегда. Надо, чтобы как у Высоцкого: «если другом надежным прикрыта спина». Главное, чтобы были рядом достойные люди. Я думаю, что это была первая задача Прохорова после того, как он объявил о создании партии, – собрать вокруг себя как раз тех людей, на которых он сможет опереться и благодаря которым ему будет проще создавать многомиллионную армию избирателей, которые будут поддерживать не столько его лично, сколько его принципы, за которые он выступает, которые я провозглашаю, за которые я выступаю всю жизнь. И такие люди сейчас есть, создан Гражданский комитет партии.

Мне постоянно задают вопросы, и не только мне, – многим людям, которые входят в «Гражданскую платформу» или являются ее сторонниками: как можно с одной стороны поддерживать партию, а с другой в ней не состоять, и как осуществляется руководство, управление партией. Есть Республиканская партия в Штатах, Демократическая партия в Штатах, есть консерваторы и лейбористы в Великобритании, есть другие примеры партий, которые, когда они участвуют в активной борьбе за власть, выдвигают своих кандидатов, и если обстановка требует регистрации кандидатов, они регистрируются естественно от этих партий. В обычной жизни люди, которые поддерживают ту или иную партию, не носят членский билет. Партия Прохорова основана на том же принципе, она являет собой площадку для сбора наиболее ярких личностей, неравнодушных профессионалов в своих областях вне зависимости от их очень узко выраженных политических, религиозных пристрастий и тому подобное. Именно поэтому ни один программный документ не поступает в региональное отделение, если его не одобрил Федеральный гражданский комитет, который является руководящим, определяющим органом партии. Большинство людей, кто туда входит, – беспартийные, они не являются членами «Гражданской платформы».

Что касается удара со стороны Кремля, я думаю, что чем дальше, тем больше будет серьезных проблем, которые Кремль будет устраивать. И, конечно же есть безусловные опасения, что как только «Гражданская платформа» серьезно выступит на выборах, в Кремле найдутся люди, которые захотят серьезно с ней воевать, используя запрещенные приемы. Вы знаете прекрасно по моей журналистской деятельности, что более жесткого критика режима, созданного Путиным и его вертикали, чем ваш покорный слуга, не найти. Тем не менее, мы понимаем, что есть Путин, и он находится в той ситуации, когда он понимает, что без перемен жить нельзя. Наверное, он бы законсервировал нынешнюю ситуацию, но он понимает, что при сохранении статус-кво ливийский или сирийский вариант рано или поздно в России осуществим, и я думаю, он этого очень сильно не хочет. И поэтому ради собственного политического выживания, не только он, но и другие члены созданной им системы, не все, но наиболее мыслящие люди, понимают, что система должна меняться.

Вы в начале сказали, что партия Прохорова, которая способна собрать протестный электорат. Да, Прохоров открыто заявляет, что он не собирается на баррикады, не хочет гражданской войны, но он являет собой альтернативу нынешнему режиму и при этом не хочет ассоциироваться со словом «оппозиция». Но и власть должна понимать, что если ей придется в какой-то момент выбирать между толпой, которая будет эту власть сносить, и сильной политической структурой, объединяющей миллионы граждан страны, которые хотят перемен, то лучше опираться на сильную структуру, на адекватных людей, которые, по крайней мере, не будут их вешать на фонарных столбах. А такая перспектива вполне вероятна, если случится тот самый бессмысленный и беспощадный русский бунт.

Владимир Кара-Мурза: Как относиться нашим слушателям к альянсу с Юрием Лужковым, который приписали вашему единомышленнику Михаилу Прохорову перед выборами в Мосгордуму?

Станислав Кучер: Я думаю, что относиться нужно серьезно и с юмором. Это значит, что так или иначе начинается предвыборная кампания, Прохоров объявил, что «Гражданская платформа» обязательно будет участвовать в выборах в Мосгордуму, не исключил своего участия в мэрских выборах, у «Гражданской платформы», учитывая популярность Прохорова в Москве, есть все шансы в Мосгордуме занять большинство или создать серьезную фракцию. И если это произойдет, а точнее, когда это произойдет, то поверьте мне, Мосгордума не будет простым механизмом, который проводит в жизнь решения «Единой России» на уровне города-героя Москвы. Это будет настоящая дума, место для дискуссий о будущем страны, о будущем Москвы, и все это понимают. При этом, естественно, Прохоров, как человек, который недавно занялся политикой, как человек, который быстро учится, понимает, что учиться нужно у аксакалов. Юрий Лужков является одним из мэтров – и не просто отечественной политики. Политика в переводе с греческого – искусство управления государством. Жириновский, на мой взгляд, не политик – болтун, то же самое относится к большинству ребят из «Единой России». Юрий Михайлович Лужков – это политик в полном смысле этого слова, поскольку он управлял столицей государства. Как управлял – хорошо, плохо, коррупция, не коррупция – вопрос серьезный, но второстепенный. То, что Лужков знает про Москву все, – это факт, согласитесь. Для политика встретиться с другим политиком, который знает про территорию, на которой собирается воевать, – это все. И конечно, Прохоров заручился его поддержкой, а Юрий Михайлович заявил, что он готов поддержать Прохорова, «Гражданскую платформу», дать советы – это абсолютно нормальное явление.

Что касается альянса, о котором так поспешили заявить некоторые, – это же не та ситуация, при которой Прохоров идет в президенты, а Лужков идет в вице-президенты, нет, конечно. Люди встретились, обменялись взглядами, обменялись опытом. То, что после этого безумно засуетились московские власти и все та же, не к ночи будет помянута, «Единая Россия», – славно, пусть суетятся.

Слушатель: Здравствуйте. Федор, Петербург. Конечно, некоторые вещи меня удивили. Вы блестящий журналист, Станислав, но, во-первых, я не знаю, чему полезному можно научиться у Юрия Лужкова. А что касается слов про Путина, я сомневаюсь, что он настроен на какие-то реформы. По-моему, человек явно закручивает гайки и не делает никаких либеральных послаблений – по-моему, это не в природе Путина. Помнится, что действительно многие на Прохорова, на талантливого человека возлагали очень большие надежды, думали, что он действительно поведет за собой. Но он во многом изменил своим избирателям, многие хотели, чтобы он и дальше активно выступал, но мы не услышали его позиции ни по 6 мая, ни по Pussy Riot, ни по поводу легитимности этих выборов, он ушел в сторону.

Станислав Кучер: Вы сейчас произнесли несколько вещей, которые не соответствуют действительности. Я могу обозначить, какие?

Слушатель: Не получится ли так, что Прохоров, человек талантливый, фактически повторит судьбу кремлевских проектов вроде «Родины», ЛДПР, «Справедливой России», КПРФ с ее членом Дарьей Митиной, которая вчера блестяще пиарила создание новой тоталитарной пропагандистской версии истории по Путину? Не получится ли так, что это будет такой выхлоп, когда люди пойдут за Прохорова, а окажутся нигде?

Станислав Кучер: В вашем вопросе несколько тем, давайте я попробую ответить по возможности кратко на каждый тезис. Во-первых, я не считаю, что Прохоров молчал и изменил своим избирателям после президентских выборов. Объясню – почему. Я за этим внимательно следил, и в команду Прохорова как политика я пришел только осенью минувшего года. А до этого внимательно наблюдал как журналист, не только брал у него интервью и задавал самые разные прямые, возможно, не всегда приятные вопросы, но просто наблюдал, анализировал, что происходит вокруг него, вокруг партии. Так вот, он не дал ни одного обещания своим избирателям, которого он бы не сдержал. Он обещал создать партию – он ее создал. Если кто-то ожидал, что он создаст партию мгновенно после выборов за несколько дней, – такого не бывает. Я понимаю, что люди ждали от него выступлений, я понимаю, что, наверное, ждали, что он выступил бы по Первому каналу и заявил: дорогие мои друзья, я обещаю, что никуда не денусь, я создам партию, буду бороться с этим режимом, буду бороться за власть. Наверное, что-то такого от него ожидали. Во-первых, подумайте, мог ли он что-то такое сделать физически при тех условиях, в которых мы все живем. Он не мог прийти ни на первый, ни на второй, ни на третий канал. Он дал несколько интервью, в которых он объяснил, что возьмет небольшой тайм-аут, после чего, как обещал, создаст партию и выйдет на публичную арену. Что и произошло.

Второе: вы сказали, что он не высказал свою позицию по поводу Pussy Riot, выборов – это не так. Прохоров не единожды – и сам, и устами членов своей команды – высказывался по поводу Pussy Riot, называл приговор неправосудным. Читайте его блог, выступления в прессе, все это было. По поводу выборов, Прохоров выступал, даже на митинг на улицу выходил в феврале. Здесь его позиция абсолютно прозрачна, очевидна, он ее не раз заявлял. По поводу 6 мая и других событий – то же самое, читайте блог, там все было сказано, по поводу действий власти, по поводу действий оппозиции не раз была дана оценка. Просто есть смысл более активно следить за событиями и заявлениями.

Я скажу немножко жесткую вещь по отношению ко многим людям, но я считаю, что когда человек ожидает – это проблема человека, это проблемы его ожиданий. Лучше не ждать, а самому действовать, если тебе нравится Прохоров, тебе нравятся идеи, которые он пропагандирует, проповедует, – значит сделай что-то, чтобы эти идеи развить, чтобы идеи провести в жизнь, чтобы что-то физически сделать, находясь на своем месте. У «Гражданской платформы» много сторонников в регионах, которые начали что-то делать. Я не привожу в пример конкретно Ройзмана, это самый яркий пример, его кто только ни приводит, но возьмем ярославского мэра Евгения Урлашова, который является членом Федерального гражданского комитета партии, которому просто нравился Прохоров. Сделал все в своем регионе, чтобы уничтожить коррупцию, чтобы бороться с беспределом предыдущих властей, который остался ему в наследство. Есть много сторонников, которые боролись за права человека, существовали самые разные гражданские проекты, и после этого их авторы пришли к Прохорову: смотрите, мы делаем эти проекты, они вам нужны? То есть не надо ждать, что Прохоров что-то даст, что-то принесет. Если ты исповедуешь те же принципы – выходи и защищай эти принципы. Если требуется поддержка, естественно, «Гражданская платформа» обязательно поддержит.

Иногда говорят: не случится ли так, что Прохоров обманет чьи-то ожидания? Я про себя могу сказать, если в какой-то момент, как вы выразились, Прохоров изменит, я сейчас не говорю – своим избирателям, а изменит тем принципам, которые он не раз провозглашал и провозглашает сейчас, – тогда я уйду и не буду его поддерживать. Мое знакомство с ним показывает, что он не из тех людей, которые изменяют самому себе. Он может в какой-то момент, как мне кажется, хлопнуть дверью, выйти из игры, но он никогда не предаст своего дела и не будет играть по чужим правилам.

Да, политика в России, как и в любой другой стране, – дело сложное. Наверное, он постарается быть осторожным, чтобы довести дело до конца, чтобы, грубо говоря, не подрезали крылья по дороге, но то, что он будет бороться за власть – это абсолютный факт. Он будет бороться за то, чтобы приходили новые люди, чтобы на смену существующей системе пришла другая система, – это абсолютный факт. Зайдите на сайт, там опубликована программа партии, основные документы по системе ценностей и идеологии, почитайте социальную доктрину, там все сказано. Я могу озвучить многие вещи и конкретные дела, которые Прохоров сделал.

Кстати, отдельная история – дела, которые делаются, но о которых мало говорится. Наверное, это вопрос к пиарщикам «Гражданской платформы», отчасти и ко мне, но есть вещи, о которых Михаил Дмитриевич не любит рассказывать. Например, я уверен, что если бы он меня слышал, сказал бы: ну зачем лишний раз об этом говорить? Когда вышла заметка о том, что Людмила Алексеева и Хельсинкская группа находятся в бедственном положении, потому что они не хотят быть «иностранными агентами» по новому закону, средств у них нет. Михаил сам, не пиарясь в прессе, не объявляя об этом, перечислил миллион рублей Людмиле Алексеевой. Мы с ней общались, она со мной советовалась: Станислав, я не знаю, как, об этом же нужно сказать, я понимаю, как сложно Михаилу это было сделать. Потом я узнал, что это не просто сложно, – то есть с его стороны это было просто, но то, что это вызвало страшное недовольство в Кремле – это факт. Я благодарен Людмиле Алексеевой, что она об этом рассказала. Сейчас «Гражданская платформа» поддерживает всероссийский слет правозащитников, который организует Лев Пономарев. Я уже молчу, что происходит по всей стране и в регионах в канун выборов, активность очень большая и конкретных дел много. Поэтому я бы судил все-таки и по словам, потому что слова тоже много значат, и, конечно же, по делам. Просто не надо торопиться и ждать от Прохорова и «Гражданской платформы» исключительно популистских заявлений, мы, по-моему, наелись популистскими заявлениями за последнее время.

Слушатель: Здравствуйте. Валентин из Рязани. Ваш гость на вопрос, что делала партия после президентских выборов, дословно ответил: Прохоров и партия взяли тайм-аут для того, чтобы посмотреть, как поведет себя оппозиция и как поведет себя партия власти. Это меня, конечно, очень насмешило. Потому что именно тогда, когда нужны активные действия от партии, эта партия берет тайм-аут. Кроме того меня насмешил тот момент, что именно в это время такие партии как ЛДПР, «Справедливая Россия», КПРФ тоже взяли тайм-аут, все друг за другом смотрели. Вопрос простой: как товарищ Прохоров или господин Прохоров относится к политике Путина в настоящее время?

Станислав Кучер: Я опять обращаю внимание нашего радиослушателя, может быть, я не очень четко выразился или, может быть, вы не очень внимательно слушали, но я не говорил ни слова, что партия Прохорова после выборов взяла тайм-аут, потому что партии Прохорова на момент выборов не было физически. Партия не могла взять тайм-аут, потому что первый съезд партии состоялся 27 октября, партия была зарегистрирована, значительно позже президентских выборов, поэтому никакого тайм-аута партия взять физически не могла. Я сказал, что политик Михаил Прохоров, выиграв, на мой взгляд, президентские выборы, взял тайм-аут, во время которого анализировал, что происходит в стране. Это абсолютно нормальное явление: когда политик выстраивает свою стратегию борьбы за власть, он смотрит, как ведут себя разные политические силы. Мне кажется, достаточно странно, что это нужно объяснять. Жириновский делал заявления, КПРФ делала заявления, Миронов делал заявления. Мне просто всегда хочется понять, что именно люди ждали. Я хотел узнать от слушателя, что он хотел, чтобы Прохоров в этот момент сделал. Он хотел, чтобы Прохоров вышел и сказал... что именно? Не очень понятно.

Отвечаю на вопрос, как относится Прохоров к политике Путина. На всякий случай я напомню, что в этом кресле сидит Станислав Кучер, а не Михаил Прохоров, поэтому я не могу ответить за Прохорова со стопроцентной правотой, прямотой. Будет сидеть Прохоров, он за себя ответит, как он относится к политике Путина. Я, со своей стороны наблюдая за тем, что происходит, могу сказать, как «Гражданская платформа» относится к политике Путина. Есть такая фраза – «политика Путина». Я не буду вдаваться в те абсолютно разные вещи, которые Путин в разное время делал. В целом в моем восприятии Путин создал так называемую вертикаль власти, которая оказалась пагубной для страны, которая абсолютно не работает. Путин уничтожил демократические институты. Путин первых лет президентства – это президент надежды, Путин большей части своего второго срока – это президент, который все надежды похоронил. Путин своего третьего срока – человек, который понимает, что для собственного политического, а возможно и физического выживания реформы нужны. Он пытается провести политическую реформу, совершенно очевидно, что будут досрочные думские выборы, совершенно очевидно, что именно сейчас происходит с думой, я имею в виду и «пехтинг», и начавшийся исход единороссов, – я абсолютно убежден, что это санкционировано лично Путиным и поддержано администрацией президента. Я согласен с мнением очень уважаемого Пионтковского, что Путин таким образом пытается осуществить те самые перемены, без которых невозможно ни сохранение его не то, что в истории, а даже в сегодняшнем положении, ни тем более как персонажа, который хочет остаться в истории, который сделал для страны что-то серьезное.

Другой вопрос в том, что есть закон непредсказуемых последствий. Когда власть начинает себя реформировать таким образом, как пытается делать Путин, в один прекрасный момент она теряет контроль. И я убежден, что она потеряет контроль, и мы будем свидетелями примерно того, что произошло в конце 80-х годов с Советским Союзом, с коммунистической партией, с системой, которая взялась сама себя реформировать, но оказалась настолько прогнившей, настолько неработающей, что в итоге полностью развалилась, и это привело к тому, что произошло, что далеко не всем нравилось и не нравится сейчас. Могу сказать только, что «Гражданская платформа» сделает все от нее зависящее, чтобы ускорить смену систем, чтобы ускорить приход во власть новых людей, но при этом избежать крови.

Владимир Кара-Мурза: А каким вы видите сценарий досрочного роспуска думы, почему вы уверены, что выборы будут раньше?

Станислав Кучер: Я практически уверен, повторяю, то, что происходит сейчас – это не случайность. Я не верю в то, что ветеран «Единой России» Владимир Пехтин сначала абсолютно добровольно объявил о том, что он слагает с себя полномочия председателя комиссии по этике из-за публикации в интернете (читай – Навального). Навального еще год назад «Единая Россия» считала провокатором, никем – и вдруг сейчас публично признала, что Навальный – это общественный деятель, с мнением и с информацией которого надо считаться. Я не верю в самостоятельность Пехтина, я не верю в самостоятельность занесенного в список «Форбс» миллиардера Анатолия Ломакина, который тоже сдает мандат и уходит из Госдумы. Я не верю в искренность размандачившегося по собственной воле Толстопятого из списка «золотых кренделей», составленного эсерами. Я не верю в самостоятельность этих людей. Я знаю, что, скажем, сейчас Ломакин комитету по регламенту думы сказал, что он на лечение отправляется. Я удивляюсь: а раньше он не лечился? Или другие депутаты Госдумы, которые уходят, не лечились? Они все раньше лечились и при этом сохраняли мандат. Сейчас для того, чтобы вылечиться, для того, чтобы защитить свое честное имя, необходимо сдать мандат. Конечно, это инициатива сверху.

Эта инициатива сверху происходит потому, что Путин видит, насколько дума себя дискредитировала. И это, кстати, подчеркивает мой тезис о том, что Путин не контролирует ситуацию в долгосрочном отрезке времени так, как ему хотелось бы. Я не думаю, что год назад они желали думе такую судьбу, какая у них есть сейчас. Поэтому сейчас там действует план Б – перестройка существующей системы, в общественном сознании нужно показать, что мы боремся с коррупцией. Государственная дума – идеальный мальчик для битья, лучше не найти. Вы хотели перемен? Смотрите, мы осуществляем перемены. Дума себя дискредитировала, мы распускаем думу, вернее, она самораспустится, проводим досрочные выборы, а дальше приводим тех же людей, тот же фрагмент Фаберже, вид сбоку. От нас, от «Гражданской платформы», – если вы не любите Прохорова и не согласны с «Гражданской платформой», ничего страшного, – все равно от нас с вами зависит, как новые выборы в Государственную думу пройдут.

Владимир Кара-Мурза: Тем более, что все наши слушатели боролись с фальсификациями и не признают результаты этих выборов.

Слушатель: Добрый вечер. Передняя часть тандема родила Прохорова, я считаю, что они большие друзья. И вдруг Прохоров в оппозиции находится у Путина – это кто бы поверил когда! Все это было сделано для того, чтобы отобрать голоса и у коммунистов, и у мутного человека, который называется Миронов. Больше говорить ничего не буду, потому что вы меня обрадовали, что может быть грядут выборы в думу, глядишь, я доживу, когда это чудовище изгонят из Кремля.

Станислав Кучер: Я благодарен за точку зрения. Произнесена фраза о том, что Путин и Медведев родили Прохорова. На самом деле мне смешно на эту тему рассуждать. В начале нулевых годов Путин катался на лыжах вместе с Борисом Немцовым, моим хорошим знакомым, товарищем, кстати, и Михаила Прохорова. Прошло время – где Немцов и где Путин? Или, допустим, возьмем господина Касьянова, Касьянов точно кремлевский проект – и где сейчас этот проект? Давайте вспомним Бориса Николаевича Ельцина – абсолютно кремлевский проект, просто плоть от плоти коммунистической партии – и что этот человек сделал с коммунистической партией? Сейчас мы вспоминаем Бориса Николаевича Ельцина, особенно глядя на нынешнего президента, с большой симпатией. Все эти разговоры, кто чей проект… мы по большому счету все настолько знакомы между собой, что можно смело сказать, что мы все чьи-то проекты. Но важно, что человек делает, как он себя ведет дальше. Поэтому давайте судить о людях по делам, а не по тому, чей это проект. А то, что Прохоров общается и с представителями оппозиции, и с представителями власти – это абсолютно нормальное явление для политика, который хочет завоевать власть, договариваясь, а не уничтожая.

Слушательница: Здравствуйте. У нас президент взрослым стал, он не пацан уже. В 90-м году никому не нужна была Россия, но вы сами понимаете, в какой обстановке мы жили, ничего не было. А он сделал все правильно и идет по правильному пути. У нас президент очень хороший, он будет менять думу, и коммунисты уйдут, Жириновский уйдет, тогда порядок будет.

Станислав Кучер: Здесь вопроса не было, здесь констатация факта. Я вчера участвовал в одной телевизионной передаче и там совпал со знаменитым единороссом Евгением Федоровым, которого в свое время порвал Навальный на радиостанции. Я был поражен просто, потому что Федоров на полном серьезе говорил, что Россия находится под внешним управлением, которое все усиливается и усиливается, а Владимир Путин – лидер национально-освободительного движения. И самое главное, что он в это верит. После эфира я на него смотрю: все, уже вышли из прямого эфира, наверное, можно так разговаривать. Он с горящими глазами начинает мне доказывать, что это так и есть. Меня это поражает, такая абсолютно слепая убежденность. У меня такое впечатление, что когда человек приходит в «Единую Россию», ему делают какую-то специальную прививку, инъекцию, которая уничтожает чувство юмора и способность сомневаться в чем-то.

Владимир Кара-Мурза: К сожалению, это добровольные качества. У меня там масса знакомых, которые действительно переродились и совершенно превратились в других людей.

Слушатель: Добрый вечер. В Советском Союзе был такой дуэт Тарапунька и Штепсель, они отличались друг от друга, один был коротышка, а другой был верзила. Всем ясно, что в Советском Союзе можно быть олигархом только с личного разрешения Путина. Прохоров, я думаю, даже в туалет не сходит без того, чтобы не получить разрешения лично у Путина. После того Пехтин и прочие крысы побежали с корабля «Единой России», под Путиным начала проваливаться земля. У меня вопрос: этот проект полностью одобрен Кремлем, и Путин назначил Прохорова своим преемником?

Владимир Кара-Мурза: События только покажут.

Станислав Кучер: Еще раз говорю, меня всегда радуют, когда люди знают лучше про других. Я сейчас скажу нашему слушателю: а вот вы же даже пописать не сходите без разрешения Путина. Путин все контролирует в этом мире, Путин всю Россию контролирует. Если вы живете в России, значит, я уверен, уважаемый слушатель, вы никуда не сходите без разрешения Путина. Вы сейчас возмущаетесь: что он там несет, зачем он это все говорит? Что вы сравниваете меня и олигарха Прохорова? Как можно в России иметь деньги и не общаться с властью? Повторяю еще раз: Прохоров естественно знаком с Путиным, конечно же, они встречаются, но они являются оппонентами на политическом поле, Прохоров – совершенно другой формации человек. Прохоров вообще не политик в классическом понимании этого слова. Вспомните самых разных господ, которые были рядом с Путиным, где они сейчас – сейчас в сильнейшей оппозиции. Хочу заметить, что Прохоров себя оппозицией при этом не называет, он называет «Гражданскую платформу» внятной альтернативой действующей власти. Кстати, я намного более критично настроен к личности нашего президента, чем Прохоров, Тем не менее, Прохоров прекрасно понимает, что систему надо менять. И я знаю, что систему будет менять. А то, что Прохоров не тот человек, которого можно купить, – это факт. Поверьте, если власть захочет у него отобрать все, у него хватит и денег, и чувства внутренней свободы для того, чтобы жить в свое удовольствие. Это человек, который ничего не делает, если ему это неинтересно и неприятно – это я знаю совершенно точно.

Слушатель: Приветствую всех. Станислав, вот вы сейчас очень хорошо сказали насчет альтернативы в политике. Это российское изобретение – системная оппозиция и несистемная оппозиция. Так я не понял, вы будете системная оппозиция или не системная оппозиция?

Станислав Кучер: Я считаю, что Прохоров не будет оппозицией никакой, ни системной, ни несистемной. Я, как и вы, считаю, что системная позиция, политические партии, которые сейчас представлены в думе, – это марионетки в руках президентской администрации, они не являют собой никакую оппозицию вообще. Что такое несистемная оппозиция, – честно говоря, мне непонятно. Я знаю конкретных людей, я знаю Алексея Навального, и у меня есть к нему свое отношение. Я знаю Сергея Пархоменко, я дружу с Мишей Шацем и Таней Лазаревой, я знаю Яшина, я знаю Бориса Немцова, я знаю Касьянова, я знаю достаточно много других людей. При этом я лично не знаю еще достаточно большое количество людей, которые являют собой фигуры, с которыми я за один стол не сяду. Я опять же знаю лично Удальцова, но мы с ним очень жестко расходимся, потому что Удальцов против частной собственности, а я за частную собственность – это достаточно принципиальный вопрос. Я знаю, что Борис Немцов за частную собственность. Поэтому называть оппозицией и Бориса Немцова, и Удальцова, наверное, можно, но я не очень понимаю, как можно работать с людьми, которые называются одним общим словом «оппозиция». Я знаю Женю Чирикову и понимаю, что она борется не только за Химкинский лес, она защищает экологию в целом, она мне глубоко симпатична. Мне симпатичны проекты Навального, мне симпатичны многие другие проекты. Я знаю, что эти люди между собой не договариваются. Я знаю, что одному человеку, не буду называть фамилии, ужасно не нравится другой человек. Один человек считает другого выскочкой. Они не могут договориться и до сих пор не представили внятной альтернативной повестки дня. Наверное, я не первый, кто эти слова произносит, но это факт.

Поэтому Прохоров и я бы не хотел сейчас ассоциироваться с понятием «оппозиция», потому что, к сожалению величайшему, оппозиция в сегодняшних российских реалиях являет собой то, что она собой являет. А «Гражданская платформа» являет собой конкретную политическую силу, которая, объединяя вокруг себя очень разных людей, тем не менее, имеет внятную картину будущего, внятную альтернативу – и готова делать все, чтобы этого достичь, готова показывать обществу, власти, той же оппозиции, кому угодно, результаты своей деятельности.

Слушатель: Я понял то, что в стране политики нет, а вы будете представлять политическую силу там, где политики нет. Это достаточно парадоксально. Вопрос второй: вы сказали, что Прохорова купить нельзя, у него денег много, он вообще может все, что хочет, сделать? Дело в том, что когда Путин размундиривал Ходорковского, который единственный из всех миллиардеров не поцеловал носок туфли нового президента, он его размундирил очень быстро, хотя у него было значительно меньше рычагов и возможностей. Что уж говорить сейчас про Прохорова, что он с ним может сделать, если Прохоров хоть чуть-чуть покажет, что он действительно может в чем-то противоречить нацлидеру, сами понимаете! Вопрос третий: вы хорошо сказали – будет истощение нефтедолларов в стране, народ выйдет злой, голодный на улицы и начнет на фонарях вешать всех – и бедных, и богатых, и правых, и виноватых. Почему вы думаете, что этот народ пойдет за куршавельским плейбоем, миллиардером Прохоровым? Почему вдруг ради него, как он поведет толпу и куда?

Станислав Кучер: Наверное, этот вопрос лучше адресовать не мне, а тем людям, которые сейчас поддерживают «Гражданскую платформу», ее кандидатов в разных регионах России. Осенью грядут региональные выборы. Тысячи, миллионы людей поддерживают «Гражданскую платформу» в разных регионах страны. Ладно бы только в Москве, часть московских раздолбаев, как вы выразились, поддерживали куршавельского плейбоя, – но этого человека поддерживают миллионы людей по всей стране, и количество этих людей растет. Я думаю, на самом деле они поддерживают не конкретно Михаила Прохорова, они поддерживают те идеи, которые он пропагандирует, они поддерживают ту программу, с которой он выступает, они поддерживают те конкретные планы изменения России, с которыми он идет. Они поддерживают не только Прохорова, они поддерживают его партию, они поддерживают кандидатов, которые от этой партии выдвигаются. А это, поверьте, очень разные люди.

Я считаю, что народ у нас достаточно быстро взрослеет и понимает, что если ты взрослый, здоровый и не бедный мужик и не занимаешься политикой, ты можешь в принципе делать все, что хочешь. Какие могут быть претензии? Когда человек начинает заниматься политикой, он берет определенные обязательства, может быть, нравственного порядка, тогда к нему меняются требования, его можно судить с этой колокольни. Но я не понимаю, как можно судить человека, обвиняя его только в том, что он богатый. Я считаю, что это лучше, чем если бы он был богатый благодаря не собственным мозгам, а благодаря воровству, как это относится к большинству лидеров «Единой России» и тем, кто поддерживает сегодняшний режим.

То, что сейчас происходит, когда люди, которые хотят изменить страну, начинают между собой активно спорить, набрасываться друг на друга, как Митрохин, когда он в очередной раз атаковал «Гражданскую платформу», – мне поведение этих людей напоминает поведение немецких коммунистов в 1933 году, которые готовы были драться с кем угодно, но только не с набирающим обороты гитлеровским движением. Они были готовы смешать с дерьмом социал-демократов, представителей других левых движений, представителей оппозиции, социал-демократы были для них худшие враги, чем тот же самый Гитлер. То, что происходит сейчас, – я не сравниваю никого с Гитлером, но тем не менее, – напоминает эту историю, люди ничему не учатся. Вместо того, чтобы консолидироваться, объединяться ради настоящих реформ, ради смены системы, ради привода новых людей во власть, люди начинают придираться и искать причину, чтобы разъединяться, расставаться друг с другом и становиться слабее. Вот это мне абсолютно непонятно. Надо становиться сильнее.
---

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG