Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги недели: реакция на смерть Максима Кузьмина


Трехлетний Макс Алан Шатто (Максим Кузьмин), погибший в США

Трехлетний Макс Алан Шатто (Максим Кузьмин), погибший в США

Молчание депутатов и севший голос омбудсмена

"В США от рук приемных родителей погиб очередной ребенок из России" – подобными сообщениями вечером 18 февраля и утром 19 февраля пестрели российские средства массовой информации, в первую очередь, конечно, федеральные. Первым о смерти трехлетнего Макса Алана Шатто (Максима Кузьмина) сообщил уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов. Ребенок погиб еще 21 января в Техасе.

Власти России и США отреагировали на это событие по-разному: российская сторона поспешила обвинить в смерти ребенка приемную мать, а потом пошла на попятную и смягчила тон заявлений; американская сторона с самого начала утверждает, что причины гибели ребенка пока не ясны, и предлагает дождаться результатов судебно-медицинской экспертизы.

Реакция российской стороны

Павел Астахов
вечером 18 февраля оставил в твиттере запись, в которой он прямым текстом обвинил мать Максима – Лауру Шатто – в убийстве приемного сына: В Государственной думе пленарное заседание 19 февраля начали с минуты молчания в память о Максиме Кузьмине. Помолчав, депутаты и сенаторы снова заговорили о правильности запрета американским гражданам усыновлять российских детей:

Светлана Орлова, сенатор: "Возможно, и в этот раз приемная мать, повинная в гибели малыша, избежит наказания, как это было уже не раз. И мы узнаем об издевательствах над нашими детьми по большей части только тогда, когда ребенок умирает от побоев и жестокого обращения".

Елена Мизулина, депутат, глава Комитета по вопросам семьи, женщин и детей: "Мы приглашаем на Комитет посла Макфола, пусть даст информацию о том, как и что они будут делать применительно к российским детям, остающимся в Америке".

Следственный комитет России 19 февраля возбудил уголовное дело по статье "Убийство" против приемной матери Максима Кузьмина и ходатайствовал о заочном аресте женщины:
.

Губернатор Псковской области Анатолий Турчак, откуда семья Шатто и усыновила Максима, а также его родного брата Кирилла, сообщил, что приостанавливает процедуру усыновления детей из Псковской области, а прокуратура будет расследовать, насколько законно были усыновлены оба брата.

Павел Астахов, собравший журналистов на пресс-конференцию 20 февраля, смягчил тон заявлений, употребив вместо слова "убийство" слово "гибель". Информацию о гибели ребенка российским консульским работникам передали в прокуратуре Техаса.



Юлия Кузьмина, биологическая мать Максима и Кирилла Кузьминых, 20 февраля обратилась к Павлу Астахову с просьбой вернуть ей второго сына Кирилла. Женщину лишили родительских прав из-за того, что не работала и злоупотребляла алкоголем. По словам Астахова, Кузьмина пишет, что нашла работу и "перестала вести асоциальный образ жизни". Однако, как сообщает "Псковская лента новостей", информация об исправлении Юлии Кузьминой не подтверждается. Работодатели Юлии Кузьминой, как передает агентство "Интерфакс", также не считают, что Кузьминой стоит возвращать ребенка: "Она не работала у меня ни дня, она не способна работать. Ее же трясет от алкоголя". Правоохранительные органы Новгородской области сняли женщину с поезда "Москва-Псков" и оштрафовали за пьянство в транспорте.

Константин Долгов, уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права, 21 февраля заявил журналистам, что результаты американского расследования смерти Максима Кузьмина станут известны не ранее чем через 8–10 недель. В этот же день на заседании Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей он высказал несколько противоречивых суждений. Он сказал, что, по информации американских следственных органов, есть "все основания предполагать, что ребенок погиб в результате жестокого обращения со стороны, очевидно, от приемной матери". Однако в конце выступления Долгов добавил, что однозначно говорить о том, что Максима Кузьмина убила Лаура Шатто, нельзя.

Пресс-секретарь Павла Астахова 22 февраля заявил телеканалу "Дождь", что Уполномоченный не комментирует сообщения о поведении Юлии Кузьминой и не дает интервью, поскольку у него пропал голос.

Реакция американской стороны

Представители полиции округа Эктор, где живет семья Шатто, 19 февраля подтвердили, что идет расследование смерти ребенка, скончавшегося месяцем ранее в больнице, куда его доставила скорая помощь.

Ширли Стэндефер, сотрудник отдела судебно-медицинской эксперты округа Эктор: на теле Максима были обнаружены синяки, в том числе и на брюшной полости. Как именно появились эти травмы, предполагать рано. Для этого потребуется дождаться окончательных результатов вскрытия, а также результатов токсикологической экспертизы, чтобы выяснить, давали ли ребенку какие-либо лекарства.

Сондра Вульф, судебный эксперт, которая занимается расследованием причин смерти Максима Кузьмина, упрекнула российские власти в преждевременных обвинениях: "Я рада, что они обладают рентгенозрением и смогли увидеть заключение, которое мы еще не получили". Она также опровергла, что утверждения о том, что ребенок скончался до приезда скорой помощи: он был доставлен в больницу живым.

Марк Дональдсон, шериф округа Эктор: 20 февраля полицейские допросили приемную мать Максима Кузьмина – Лауру Шатто. По ее словам, 21 января мальчик играл во дворе с братом Кириллом. Когда она вышла на улицу, то обнаружила его на земле не подающим признаков жизни.

Представители американского посольства в Москве вечером 19 февраля опубликовали на сайте заявление, в котором призвали не делать поспешных выводов относительно причин трагедии: "Смерть ребенка – всегда трагедия, будь то в США, России или другой стране. Было бы безответственно делать выводы относительно этой смерти или возлагать на кого-либо вину до того, как результаты вскрытия будут проанализированы и проведено расследование".

Виктория Нуланд, представитель Госдепартамента США, выступила с аналогичным заявлением:



Майкл Макфол, посол США в Москве, от приглашения выступить на заседании Комитета в Госдуме отказался, о чем сообщил в твиттере в ответ на упрек Алексея Пушкова, председателя Комитета по международным делам Государственной думы: "Как правило, послы США не должны участвовать в заседаниях иностранного парламента. А российские послы участвуют?" Майкл Макфол в своем блоге 21 февраля: "Я также озабочен тем, как некоторые комментаторы российских СМИ изображают судебную систему в моей стране. Когда происходит трагическая гибель, любое общество, в том числе в моей стране, требует ответов и отчета. И именно этим сейчас занимаются ответственные власти в Техасе. Будучи профессионалами правоохранительной работы, они проводят тщательное расследование, чтобы выяснить, что именно произошло с Максимом. При этом они соблюдают одну очень важную норму права американского общества: человек невиновен до тех пор, пока его вина не доказана. Когда они завершат расследование, есть все основания полагать, что мы узнаем подлинные факты этой трагедии и, в случае необходимости, свершится правосудие".

Американская газета Dallas Observer, журналист Эрик Николсон: Москва использует еще один аргумент, чтобы оправдать принятие закона о запрете усыновлений: "Российские власти выглядят чертовски уверенными в том, что они знают все об обстоятельствах трагедии, и не стесняются поведать об этом миру. А может, они попросту пытаются заработать политические очки? В любом случае, погибший трехлетний ребенок стал пешкой в этой борьбе".

Цифры и слова вокруг

Павел Астахов, выступая на пресс-конференции 20 февраля, привел в пример журналистам статистику, подкрепляющую мнение о том, что в Соединенных Штатах детям угрожает большая опасность, чем в России:

В США, согласно докладу американского Департамента здравоохранения и благополучия человека "Нарушение прав детей в 2011 году", было зафиксировано 3 720 000 случаев применения насилия по отношению к детям.

В России, по данным Росстата, в 2011 году число пострадавших несовершеннолетних от физического насилия составило 88 893 человек.

Блогосфера и правозащитники оперируют иными цифрами:

Андрей Мальгин отсылает к заявлению премьер-министра Дмитрия Медведева, который в ноябре 2012 года сообщил, что за 9 месяцев того года от рук убийц погибли 1292 ребенка.

Алена Синкевич, специалист по международным усыновлениям, консультант российского отделения американского агентства Hand in Hand: за последние 20 лет в Америке было убито от 20 до 23 усыновленных российских детей, в России за последние 15 лет – 1220 усыновленных детей. Синкевич считает, что запретительными мерами и уголовными преследованиями российские власти пытаются навязать обществу мнение о том, что усыновление детей американскими семьями более опасно, чем усыновление семьями российскими:



Елена Альшанская, президент благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам": апеллируя к цифрам, необходимо грамотно разграничивать предумышленные случаи гибели или травм детей и просто несчастные случаи и не торопиться с выводами: "Если нас не устраивает иностранное усыновление – по разным причинам, есть очень простое решение: заниматься детьми в России еще до того, как они попадут в интернаты и детские дома, либо активно менять их судьбу, когда они туда уже попали. И не пенять на иностранцев, которые из лучших побуждений приезжают сюда за детьми":



Михаил Виноградов, президент организации "Петербургская политика": на первые сообщения о гибели Максима Кузьмина российские власти отреагировали с "нездоровым воодушевлением", демонстрируя обществу, что были правы, принимая "антисиротский закон":


Борис Немцов, политик, член движения "Солидарность", написал в блоге на сайте "Эхо Москвы": "Астахов в чистом виде символ правящего режима – лживый, двуличный, циничный и подлый. Он был одним из главных лоббистов закона подлецов. Если мы действительно хотим улучшить положение детей в нашей стране, то начинать надо с требования отставки Астахова и расследования его деятельности".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG