Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Наш человек в Париже” – Декстер Гордон


Декстер Гордон

Декстер Гордон

Идиому бибопа он применил к тенор-саксофону

Декстер Гордон, или просто Декс, усвоил и преодолел целый ряд влияний, прежде чем обрел собственный голос. Самым явным и сильным было влияние Лестера Янга, в меньшей степени Хёршела Эванса и Иллиноя Джэкета. Конечно, нельзя исключить из списка мэтров Чарли Паркера и Диззи Гиллеспи, но Декс прошел сквозь мощный прибой их талантов, отряхнувшись на берегу, как большой пес. Он был вообще крупным, большим, высоким, мускулистым. Даже в старости, хотя она по нашим временам была относительной, в 63 года, когда он играл в фильме Бертрана Тавернье Round Midnight, он был крупным и сильным человеком. Он все еще был Декстером с ковера диска “Наш человек в Париже”.



Декс родился в Лос-Анджелесе 27 февраля 1923 года в состоятельной и благополучной семье. Он был единственным сыном врача, доктора Франка Александра Гордона и госпожи Гуендолин Гордон. Между детством Декса и детством Майлза Дейвиса можно провести параллель: отец Майлза также был успешным и богатым афроамериканским врачом. Среди пациентов отца Декстера были Дюк Эллингтон и Лайонел Хэмптон. Франк Гордон был серьезным джазовым фанатиком, и то, что его сын весьма рано увлекся джазом, доставляло ему настоящую радость. Отец покупал сыну билеты на концерты, а юный Декс наслаждался огромной домашней коллекцией пластинок отца, не мешая соседям – семья жила в собственном доме.

Дексу было семь лет, когда отец подарил ему кларнет, затем пригласил учителя. Так, мальчиком, Декстер освоил теорию музыки и гармонии.

Первым учителем Декса был уроженец Нового Орлеана кларнетист Джон Стадивант, который открыл для юного Декстера королей кларнета: Алберта Николаса, Бастера Бэйли и Барни Бигарда. Но Декс не только слушал домашние лекции и игру на кларнете своего ментора; он скупал подержанные пластинки на 78 оборотов, и к 13 годам у него была солидная коллекция: от Бенни Картера, Роя Элдриджа, Скупса Харри, Чу Берри, Дика Уилсона, Энди Кёрка и, что весьма важно, Бена Уэбстера.



“Впервые я услышал Бена Уэбстера, который солировал у Дюка Эллингтона. Дюк был потрясающим. Но затем мне попался диск Каунта Бейси, и я завопил: Вот оно! Если Дюк был совершенно фантастическим, то Бейси был на все сто – моим”. Декстер Гордон.

И тут бесполезно ставить нечто вроде восклицательного знака или выделять текст подчеркиванием. Бен Уэбстер играл у Дюка, но у Бейси играл Лестер Янг. Декстер Гордон говорил о Лестере Янге: “В нем было нечто абсолютно исключительное, нечто, что просто сбивало меня с ног. Я пытался играть, подражая ему. Для меня он был первым джазменом, который “играл в цветных тонах”. Он наверняка хорошо знал Равеля и Дебюсси…”



Декстеру Гордону было 14 лет, когда его отец скончался от инфаркта. Отныне он был единственным мужчиной в семье. В пятнадцать он купил свой первый саксофон. То был альт. С переходом на сакс поменялись и его учителя. Первая труба оркестра Леса Хайта, Ллойд Риз, стал его репетитором. Он был знаменит, не только как преподаватель игры на различных духовых инструментах, но и как мэтр гармонии и транспозиции. Среди учеников Рида был Чарли Мингус и Бадди Коллет. Вторым учителем той эпохи был Сэм Браун. Бадди Коллет писал о нем: “Это был уникальный преподаватель в нашей Jefferson High. Он занимался с нами и после уроков, допоздна задерживаясь в школе, заставляя ребят, в том числе Декса, играть гаммы. Учениками Риза и Брауна были Чико Хэмильтон, Мелба Листон Ви Рэдд, Франк Морган, Джаки Келсо, Билл Даглас, Лэмар Райт-Младший и Эрни Роял. Нынче все они – в энциклопедиях джаза”.

Жизнь и творчество Декса можно разделить на три периода: детство и первые шаги на Западном побережье, Нью-Йорк и то, что называлось “культурной иммиграцией в Европу”. Это не такой уж простой феномен – 15 лет в Европе. Сначала Дексу пришлось отсидеть в тюрьме из-за наркотиков. В Париже и Копенгагене афроамериканские джазмены были не только в почете, не только героями, бригады по борьбе с наркоманией не охотились за ними с тем ошалелым упорством, как в США. “Культурная иммиграция” была еще и возможностью укорачивать жизнь без вмешательства со стороны. Когда Декс играл роль Дэйла Тёрнера в фильме Бертрана Тавернье “Около полуночи”, роль, слепленную в сценарии из сцен парижской жизни Бада Пауэла и Лестера Янга, он играл и себя самого.

В 1939 году Декс все еще учится в Jefferson High, мать подарила ему тенор-саксофон. Она не стала возражать, когда сын объявил, что хочет бросить школу и начать играть профессионально. В 1940 году, в 17 лет, Декстер уже играл в местном оркестре “Гарлемские Коллеги”. Играл он и в лучшем клубе Лос-Анджелеса на Центральной авеню, в Alabam. И, конечно же, история каждого музыканта начинается дважды: когда он в юном возрасте берет в руки скрипку или усаживается на табуретку перед пианино, подложив под одно место телефонную книгу, а второй раз, когда его личная карьера по-настоящему стартует. В случае Декса можно было без труда угадать, что однажды ему позвонит один из отцовских приятелей-пациентов. Так оно и случилось: кларнетист и саксофонист Маршэл Роял захрипел в телефонной трубке, предлагая Дексу работу в новом оркестре Лайонела Хэмптона. “Я тут же прикатил к Хэмпу, – вспоминал Декстер, – поиграл с ребятами с полчаса и – все. Без репетиций, без особых сборов мы тут же двинулись в гастрольное турне”. И это есть для Декстера Гордона нулевая точка отсчета.



Итого, девяносто лет исполняется нынче, увы, отсутствующему герою джаза, тенор-саксофонисту Декстеру Гордону. Декс покинул голубую планету навсегда в возрасте 67 лет. Но он исчезал с американской джазовой сцены и до этого. Первый раз в 1953 году (почти на два года), когда он приземлился в калифорнийской тюрьме “Чино”, и позже, когда он выбрал Европу, ее фанов, ее студии звукозаписи и ее древние камни. И в то же самое время он выступал и записывался со всеми гигантами эпохи: от Чарли Паркера, Реда Норво, Тэдда Дамрона, Стэна Ливи, Майлза Дейвиса – далее везде. Джон Колтрейн признавался, что он долгое время находился под влиянием Декстера Гордона. И здесь в наличии рокировка: Гордон и сам попал под влияние балладного бесконечно лиричного Трейна.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG