Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Татьяна Зонова – о дьявольской игре Берлускони


Беппе Грилло, джокер итальянской избирательной кампании

Беппе Грилло, джокер итальянской избирательной кампании

Италия известна политической нестабильностью, однако сложившуюся после нынешних выборов ситуацию эксперты считают практически безвыходной. Как пояснила в интервью РС доктор исторических наук профессор Татьяна Зонова, всему виной избирательный закон, принятый во время пребывания у власти Сильвио Берлускони. Осенью минувшего года, опасаясь изменения выгодного для своей партии избирательного законодательства, Берлускони торпедировал работу кабинета министров – и спровоцировал досрочные выборы, первые зимние выборы в истории страны.

– О победителе на выборах говорить невозможно, потому что Италия оказалась на пороге неуправляемости. Такая ситуация возникла потому, что выборы прошли на основе избирательного закона, принятого по инициативе правительства Сильвио Берлускони в 2005 году. Правительство Марио Монти собиралось изменить этот закон, но не успело. И вот выборы показали, что соотношение сил между палатой представителей и сенатом оказывается таким сложным, что достичь компромиссных решений будет чрезвычайно трудно. Поэтому и прогнозируют, собственно, скорые новые досрочные выборы.

– Вы сказали, что Италия на грани неуправляемости. Но вот сегодня после выборов настало утро, молочник принес молоко, свежие газеты появились в киосках... Страна-то живет по-прежнему. Чем этот политический кризис отличается от других, которых Италия после войны пережила десятки?

– В Италии межпартийная нестабильность всегда компенсировалась высокой стабильностью партии, которая стояла во главе большинства послевоенных правительств, партии христианских демократов. В оппозиции к ней постоянно находились большая Коммунистическая партия или блок левых сил. В начале 1990-х годов начала формироваться новая политическая система, при которой у власти чередовалось два блока – левый и правый. В 2005 году Берлускони решил укрепить свои позиции, по его инициативе был разработан новый избирательный закон, который даже сам автор этого документа, Кальдероли, назвал "свинским".

Пользуясь этим законом, правоцентристскому блоку Берлускони удавалось, получив относительное большинство на выборах, завоевать прочное большинство в парламенте – из-за так называемой "избирательной премии", которая автоматически давала партии-победителю значительно больший перевес сил в парламенте. Потом популярность Берлускони – из-за постоянных скандалов вокруг его имени, из-за тяжелого экономического кризиса, в котором оказалась Италия вместе с другими европейскими странами, – стала падать. Собственно, усилия правительства Монти были направлены на то, чтобы принять новый, более справедливый избирательный закон к регулярным апрельским выборам. Берлускони, опасаясь, что на основе нового закона он не сможет получить желаемого большинства голосов, торпедировал обсуждение в парламенте этого документа, его партия объявила вотум недоверия правительству Монти, спровоцировав, таким образом, правительственный кризис. Впервые в истории Италии состоялись зимние выборы, при ужасной погоде, когда на улице гололед, снег, дождь и метель, что тоже понизило число голосовавших избирателей. Но главное, у партии и у блоков оставалось очень мало времени, для того чтобы подготовиться к этим внеочередным выборам.

– Сильвио Берлускони выглядит настоящим дьяволом итальянской политики, по-иному не скажешь… Вы назвали бы случившееся большим возвращением на политическую сцену Берлускони – ведь несколько лет назад его фактически выдавили из политики?

– Мне представляется, что все-таки он вряд ли сможет играть действительно решающую роль в итальянской политике – слишком много за ним и судебных процессов, и различных скандалов, которые, мне кажется, замутили его образ в глазах итальянских избирателей.

– Почти каждый четвертый итальянец, принявший участие в выборах, отдал предпочтение новой партии "Движение пяти звезд" комического актера Беппе Грилло. За счет чего он вдруг так оказался популярен?

– Такого ошеломляющего результата, где-то до 25 процентов, никто не ожидал. Беппе Грилло, конечно, прекрасный комик, и актер замечательный, и прекрасный коммуникатор, который собирал толпы на площадях Италии. Его личная популярность очень высока. Кроме того, сказывается поддержка со стороны деятелей культуры, представителей литературы и театра, например нобелевского лауреата Дарио Фо. Грилло отобрал голоса и у левых, и у Берлускони – за счет того, что перенял его популистские лозунги. Но в данном случае, мне кажется, еще и интернет победил телевидение.
За фигурой Грилло маячит Джанроберто Казаледжо, итальянский предприниматель, владелец крупной интернет-компании, который известен как очень умелый стратег в области сетевой политики. Блоги Грилло, сетевой маркетинг, который сопровождал его кампанию, – как раз заслуга Казаледжо. Необычно, что у Грилло нет никакой программы, о чем он сам все время говорит, и когда его спрашивают: "Что вы будете делать в парламенте?", он отвечает: "У нас нет программы, но мы поддержим любой законопроект, который будет на благо итальянцев".

– Вам не кажется, что Италия обречена на новые выборы?

– Похоже на то. Взоры все больше и больше обращаются к 85-летнему Джорджу Наполитано, президенту Италии, которого очень уважают в стране и к мнению которого всегда прислушиваются. Видимо, он сейчас предпримет сверхусилия для поиска на пост главы кабинета министров фигуры, которая более-менее устроит. Может быть, он найдет премьера, который в течение ближайших месяцев позволит парламенту разработать новый избирательный закон, на основе которого откроется новый политический цикл.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG