Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

60 лет Радио Свобода


В канун юбилея наш корреспондент Владимир Дубинский беседовал в вашингтонской студии Радио Свобода/Свободная Европа с Кевином Клоузом, который недавно вновь был назначен президентом нашей организации.

– Господин Клоуз, Радио Свобода сейчас отмечает 60-летие начала вещания на русском языке. Это огромный срок. Что вы ощущаете, думая об истории Радио и его значимости?

– Март 1953-го был удивительным месяцем в истории Радио Свобода. Вскоре после 1 марта, когда началось вещание на русском языке, открылись службы, вещающие на других языках, – грузинском, армянском, азербайджанском, а затем и на языках Средней Азии и других советских республик. К концу марта 1953-го из нашей штаб-квартиры уже велось вещание более чем на десяти языках, и это вещание продолжается и сейчас. Радио Свобода – удивительный и важный проект, который поддерживает народ США. Почему вообще мы это делаем из Соединенных Штатов? Да потому, что Соединенные Штаты – это страна иммигрантов. У каждого из нас – своя уникальная история, корнями уходящая в разные точки земного шара, откуда в Америку приехали наши предки. Одни попали сюда силой и в цепях, другие – по своей воле. Мы все в долгу перед нашей историей, и нам небезразличны судьбы и чаяния людей, живущих за пределами США, людей, которые знают, чего сумели добиться их соотечественники, переселившиеся в Америку. Мы у них в долгу.

– Вы недавно вновь – после более десяти лет перерыва – возглавили корпорацию Радио Свобода/Свободная Европа. За это время изменилось и сама радиостанция, и страны, на которые она вещает, и средства информации. Какие задачи в этом новом контексте вы перед собой ставите?

– Во-первых, хочу отметить, что не изменились принципы нашей журналисткой работы, а это – донесение достоверной и базирующейся на фактах информации. Главная задача сейчас в том, как донести эту информацию до наших слушателей и читателей. Люди сейчас более не слушают часовые радиопередачи, как это было в прошлом. Они заняты делами, бизнесом. Они хотят более быстрой информации. Мы должны доставлять нашу информацию на их смартфоны, компьютеры, другие приспособления. Необходимо также развивать видеовещание – и в коротком, и длинном форматах, что мы сейчас уже делаем. Вот наши цели.

– Радио Свобода было вынуждено уйти в Москве со средних волн в связи с российскими законами. Ранее из эфира ушли "Голос Америки", Би-Би-Си и другие иностранные радиостанции. Тем временем Россия расширяет свое вещание в Соединенных Штатах. Радио "Голос России" беспрепятственно вещает здесь на волнах местных радиостанций. Телеканал Russia Today передает свои программы по кабельным каналам на английском и испанском языках. Не кажется ли Вам, что нарушен некий паритет в масштабах иновещания и, как полагают некоторые, пропаганды. Могут ли Соединенные Штаты ответить на расширение российского вещания за рубежом и есть ли смысл вообще это делать?

– Во-первых, мы не занимаемся пропагандой. Так что ни о каком паритете в этой области не может быть и речи. Мы занимаемся базирующейся на фактах журналистской деятельностью, стремимся доносить правдивую информацию, в том числе и в таких областях, как права человека и свобода слова. Конечно, нам хотелось бы иметь доступ к радиоволнам и телевещанию в России. В этом смысле мы надеемся, что правительство России проявит готовность к поиску путей установления некоего равновесия. Это особо важно в контексте предстоящей осенью этого года встречи в верхах между президентом США Обамой и президентом России Путиным. На мой взгляд, это будет крупнейшая встреча двух важных международных лидеров. Более того, быстро приближается зимняя Олимпиада в Сочи. Со стороны России было бы позитивным жестом – и очень подходящим к моменту, если бы нам был предоставлен доступ к радиоволнам и телевизионным каналам и была бы дана возможность стать частью выбора, которого российские слушатели и зрители, безусловно, заслуживают.

– Отмечается, что в последние годы в России заметно усилился контроль властей над средствами информации, в частности над телевидением. Делает ли это, на ваш взгляд, миссию Радио Свобода еще более важной?

– Я бы так ответил на ваш вопрос: я занимаюсь журналистикой почти шестьдесят лет, как здесь, в Соединенных Штатах, так и во многих других странах мира. На мой взгляд, самое важное, в чем нуждаются люди, – это достоверная и подтверждаемая фактами информация об обществе, в котором они живут. И это то, что предлагает и делает Русская служба Радио Свобода, причем делает это очень хорошо. Это очень важно. Люди обращаются к Русской службе именно за такой информацией, и, конечно, нам хотелось бы, чтобы наша аудитория слушателей, зрителей и посетителей интернет-сайта была по возможности большей.

– В прошлом году в Русской службе Радио Свобода произошли изменения. Реакция на них в России была неоднозначной, а порой просто негативной. Некоторые говорят даже, что Радио Свобода потеряло свою привлекательность в России. Как быть в такой ситуации?

– Преобразования, которые произошли в прошлом году, ознаменовали сдвиг в акцентах и намерениях радио. Но я хотел бы поговорить о будущем. У нас огромное число замечательных и талантливых журналистов, режиссеров и редакторов, которые являются частью сообщества настоящих профессионалов и мастеров своего дела, предлагающих гражданам России то, что они лучше всего умеют делать, а именно: журналистику высокого класса. Причем делать это они могут в любом формате и на любой платформе, которую в современном мире, в XXI веке, люди используют для получения информация. Моя же личная задача заключается в том, чтобы обеспечить, чтобы мы все работали сообща. Вот в чем наше будущее. На мой взгляд, оно многообещающее. Я готов приложить к этому все усилия, и я знаю, что к этому же готовы сотни других наших сотрудников. Мы знаем, что можем добиться, чего хотим; и мы вместе этого добьемся.

– В российском обществе, как и любом другом, происходят изменения поколений. Целое поколение, а то и два, российских граждан, живших в Советском Союзе, знали, что такое Радио Свобода и полагались на него как на источник информации. Но молодые люди, родившиеся или выросшие после распада СССР и никогда не жившие в условиях тотального контроля государства над средствами информации, порой даже не знают о Радио Свобода и его традициях. Как привлечь эту новую аудиторию?

– Вы знаете, я был в Москве всего неделю назад, побывал в нашем новом бюро, познакомился с новыми сотрудниками и встретился с теми, кто проявляет к нам интерес, и с теми, кто интересует нас. И вот на что я обратил внимание в Москве: россияне в возрасте от двадцати до сорока лет полностью погружены в мобильную интерактивность. Всюду, в ресторанах например, люди одновременно разговаривают друг с другом и заняты своим мобильными устройствами. Они посылают смс-сообщения, что-то слушают, что-то комментируют. Мы должны найти себе место в этом электронном пространстве. Нет никаких причин для того, чтобы мы не были в этом пространстве. Чем больше мы будем наполнять это пространство нашими материалами, тем лучше люди начнут понимать наши ценности, нашу миссию и нашу приверженность честной журналистике как основе, на которой базируется понимание общества, в котором мы живем.

– Помимо Русской службы вы теперь вновь возглавляете журналистскую организацию, вещающую и на другие страны. Как изменились другие службы Радио Свобода/Свободная Европа за время вашего отсутствия?

– Мы работаем на двадцати восьми языках. Меньшие по размерам и численности персонала, чем Русская служба, отделы рассказывают о странах и обществах, расположенных как бы на периферии Российской Федерации. На мой взгляд, они делают великолепную работу. Я видел некоторые из созданных ими видеорепортажей, и они производят сильное впечатление, дают возможность узнать новые вещи об обществах, в которых журналисты этих служб работают. Работа этих служб очень важна для государств, которые только ищут свои пути развития и свое место в мире. Я отношусь к этим службам с большим уважением. Я готов работать во имя того, чтобы обеспечить успех и стабильность этих служб, с не меньшим усердием, чем во имя успеха Русской службы.


"Мне хотелось хотя бы голосом быть в своей стране"



Глава Московской хельсинкской группы Людмила Алексеева:


В советские времена все зарубежные радиостанции были для нас просто как дар свыше. Но Свобода среди них выделялась. Потому что Свобода была радиостанцией, говорившей, вещавшей не издалека на нас, а как бы изнутри. Она была нашей радиостанцией, по которой мы сами могли что-то сказать. Дальше...


"Мифы и репутации"

Говорит Радиостанция Освобождение: К истории первого дня вещания


Это правда, что русскую эмиграцию всегда раздирали противоречия. Но 60 лет назад, 1 марта 1953 года, различным политическим группам удалось на краткий исторический миг преодолеть ссоры и выступить единым антикоммунистическим фронтом. Эйфория длилась недолго – буквально один день. Но в этот день и вышла в эфир первая программа нашей станции.


Как и кем готовилось наше Первое марта? Кто автор программного политического заявления? Кому было доверено стать первым диктором?
Последующая история перекорежила и переиначила многие репутации, создала и разрушила вполне живучие мифы.
Сегодня мы приступаем к долгим раскопкам собственного прошлого.


"Это была часть жизни в стране"



















Историк советского и российского правозащитного движения из центра "Мемориал" Александр Даниэль:


Понятно, что в разные периоды существования Радио Свобода для меня были важны его разные смыслы. Однако главный, понятный и очевидный для всех смысл абсолютно коррелирует с названием радио. Это, пожалуй, единственная радиостанция, которая осуществляла миссию свободы для русскоязычного слушателя и была при этом совсем своей. Дальше...

История Радио Свобода в фотографиях


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG