Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Конечно, ваши смартфоны и отрывные календари бубнят, что на дворе март, что это преддверье весны, что скоро всякие вербы и солнечные зайчики станут бытовым явлениям… С точки зрения международного права я должен согласиться, но с точки зрения «Времени Джаза» я должен вас огорчить: в моем календаре всё ещё февраль! Я не могу обойти стороной дни рождения Бадди Тэйта, Нины Саймоун, Сира Роланда Ханна, Стена Кентона и Тадда Дамрона. Их славы и их талантов достаточно, чтобы продлить джазовый февраль еще на одну, надеюсь не слишком морозную недельку.
На производственной вахте, в неглубоком сне, возле мощного компьютера, работающего с явным перегревом, что зимой не страшно, в избушке на курьих ножках на птицеводческой ферме или же с шариковым монбланом в руках для отлова ошибок в произношениях на трех-четырех языках, вы слушаете еженедельное, упрямо свингующее, «Время Джаза» на частотах радио «Свобода» и с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в зябком городке на Сене, ваш ДС.

Sir Roland Hanna – Summertime – 7:11 (Sir Roland Hanna - Everything I Love – IPO)

«Summertime», «Летней порою» Джорджа Гершвина. Колыбельная Клары из оперы «Порги и Бэсс». Сир Роланд Ханна – рояль; Билл Изли – сопрано-саксофон; Йон Бурр – контрабас, Ронни Бьюрэйдж – ударные. Второе апреля 93 года, Нью-Йорк.
Сир Роланд Ханна родился 10 февраля 32 года в Детройте, Мичиган. Первые строки его биографии напоминают фанам нечто уже слышанное много раз: столица автомобильной промышленности, где афроамериканцы могли всегда найти работу, джазовые клубы, методистские церкви, талантливые дети, чьи отцы стабильно были священниками или проповедниками. Точно так и рос Роланд Ханна. Именно это подчеркивают историки джаза, называя Ханна и его друзей «детройтской бандой». В эту банду входили пианисты: Хэнк Дожунз, Томми Флэнэгэн и тот самый Барри Харрис, который, как и Монк, обитал, прятался от невзгод, в новом доме баронессы Панноники в Нью-Джерси.
Роланд Ханна был самоучкой и его карьера стартовала без всякой серьезной теоретической и технической базы – буквально на слух. Он играл в клубах Детройта в конце сороковых и лишь потом поступил в Истменовскую школу музыки, а затем в нью-йоркскую Джульярд. В 58 году он был пианистом у Бенни Гудмэна, в 59 году (есть небольшая разница) у Чарли Мингуса. Он был аккомпаниатором Сары Вон, а в 67 году вошел в состав большого оркестра Тада Джоунза и Мэла Льюиса. Этот оркестр и сыграл локомотивную роль в его жизни. Он побывал на гастролях в Европе, затем в Африке (где, в Либерии, он получил свой титул «Сир»), а в конце 70-х он начал играть в нью-йоркском джазовом квартете с Франком Уессом, Роном Картером и Бэном Райли. Перевалив через 70-ые, Сир Роланд Ханна стал играть и записываться (в США. Европе и Японии), как лидер, аккомпаниатор и, как солист. Список его коллег впечатляет: Кенни Баррел, Элвин Джоунз, Эдди Даниэлз, Фредди Хаббард, Рон Картер, Пэппэр Адамс, Джим Холл, Бадди ДеФранко, Стефан Граппели, Ди-Ди Бриджуотэр, Мэрсэр Эллингтон, Бенни Картер, Эд Сигпэн, Бак Хилл и Ричард Дейвис. По любым меркам – это коё-что…

Sir Roland Hanna - Lullaby Of The Leaves - 2:48 (Sir Roland Hanna - Everything I Love – IPO)

«Lullaby Of The Leaves», «Колыбельная листьев» - Бернис Петкер и Джо Янга. Сир Роланд Ханна – соло. СД «Всё, что я люблю» вышел за месяц до смерти пианиста в ноябре 2002 года.
Сама песня Бернис Петкер и Джо Янга всегда меня интриговала. Тем более что первая джазовая песня, которую я услышал в 14 лет, была написана Бернис Петкер – «Close Your Eyes». Мне попадались пианистические версии песни Мэри-Лу Уильямс, Эдди Хиггинса, Арта Тейтума, Билла Эванса, но весьма редко вокальные. Две версии всё же прозвучат сегодня после напоминания:
Вы слушаете еженедельное внесезонно свингующее «Время Джаза» на частотах «Свободы», через спутники Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего сайта www.svoboda.org . У микрофона в Лютеции – ваш ДС

Anita O'Day - Lullaby Of The Leaves – 3:08 (Anita O'Day - The Lady Is A Tramp - Verve)

«Lullaby Of The Leaves», «Колыбельная листьев» - «О, шорох листьев, бывших моей колыбельной в детстве, небо юга, глядевшее на меня миллионами звезд… Теперь, когда я выросла, когда стала взрослой, укачай меня колыбельной листвы…». Анита О’Дей, записанная для «Verve» в 52 году, скорее всего по предположению коллеги Скотта Яноу Ричарда Гиннела – с оркестром Гари МакФарлэнда, так как это еще один СД-компиляция.
Вот более опознаваемая версия:

Connie Evingson - Lullaby of the Leaves – 3:56 (Connie Evingson - Gypsy In My Soul - Minnehaha Music)

«Колыбельная листьев» в исполнении Конни Эвингстон и ее Clearwater Hot Club, 2004 год.
И, наконец, пианист, чьё влияние, как и Эрола Гарнера, Сир Роланд Ханна до конца дней своих пытался преодолеть: Арт Тейтум -

Art Tatum - Lullaby of the Leaves – 3:05 (Art Tatum - Piano Genius – Charly Rds)

«Lullaby of the Leaves» - Арт Тейтум – соло. СД «Гений фортепьяно». Запись была сделана 22 февраля 40 года в Лос-Анджелесе.
Было бы несправедливо не упомянуть еще одно сходство, еще одну параллель Сира Роланда Ханна, сходство с Джоном Льюисом. Как и Льюис он играл классику. Вернее переводил в параметры джазовой идиомы музыку Шопена, Баха, Листа, Моцарта… Отсюда и его пьеса посвящения Джону Льюису, реверанс...
Но, пока еще есть время, пойдем дальше.
«Время Джаза» на ваших частотах! На просторах Российской Федерации, в Ближнем и Дальнем зарубежье и, несомненно, в ближнем космосе. Не только через спутники Hotbird и AsiaSat-3, но так же и с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий.

Plip Phillips - In A Mellow Tone – 3:37 (Flip Phillips - Swing Is The Thing – Verve)

«In A Mellow Tone» Дюка Эллингтона.
Двадцать первого марта двухтысячного года фирма «Verve» выпустила СД восьмидесятипятилетнего кларнетиста и саксофониста Флипа Филлипса, ветерана американской джазовой сцены, игравшего в свое время с Лестером Янгом, Иллинойем Джэкетом, Беном Уебстером и Коулмэном Хокинсом. В середине тридцатых он входил в составы оркестров Ларри Беннета, Бенни Гудмэна, Реда Норво и Ууди Хэрмэна.
Флипа Филлипса, несомненно, необходимо внести в список героев февральских джазового календаря.
Самое удивительное в том, что диск «Verve» был одним из редчайших дисков Флипа Филлипса в роли лидера. В данном случае вы прослушали дуэт его тенор-саксофона с контрабасом Кристиана МакБрайда. Порою, кажется, что возраст подгибает коленки саксофониста, но это не так, это скорее деликатность Флипа Филлипса, то равновесие, которое он ищет в дуэте. Вот тот же сеанс звукозаписи. Пьеса самого Флипа Филлипса «Свинг – это вещь!»

Flip Phillips - Swing Is The Thing – 8:26 (Flip Phillips - Swing Is The Thing – Verve)

«Swing Is The Thing» - Флипа Филлипса, тенор-сакс и лидер; Бенни Грин – рояль; Хоуард Олдэн – гитара; Кристиан МакБрайд – контрабас и Кенни Уашингтон – ударные.
На жаргоне выражение flipped his wig – это человек, который слегка задвинулся. Просто flip – это дядя или тётя, которые не по делу взрываются от ярости. Многие думали, что Флип это кличка Филлипса, потому что во время его выступлений в турах «Джаз в филармонии», он пускался в высокотемпературные лихорадочные соло, чтобы гипнотизировать, как думали рецензенты, публику своим талантом. Мол, отсюда и кличка. Но это не верно! Настоящее имя Флипа Филлипса было – Джозеф Эдуард Филипелли.
Итак, кто же втиснется в последнюю часть «Времени Джаза»? Не будем гадать! Доверимся моей коллекции записей. Стэна Кентона не будет – это точно: он звучит так, как будто весь оркестр спал последние полгода без пижам на дрейфующей льдине. Но кое-кто у меня на уме. Напомню, что джаз на «Свободе» звучит еженедельно на коротких частотах, из безвоздушного пространства через спутники Hotbird и AsiaSat-3 и с нашего сайта www.svoboda.org . У микрофона сами знаете где, сами знаете… кто…

Nina Simone - Tell Me More and More and Then Some – 3:08 (Nina Simone - Pastel Blues – Philips)

«Tell Me More and More and Then Some More… », «Я хочу еще и еще… Чтобы ты опять и опять повторял, что любишь меня…» Первая часть фразы намекает, видимо, на ту часть жизни, которая обходится без слов; вторая – выравнивает текст по линейке политкорректности. Блюз этот написала Билли Холидей. Спела Нина Саймоун. Юнайс Кэтлин Уэймон взяла творческий псевдоним Нина Саймоун, потому что была влюблена в талант и в образ французской актрисы Симоны Синьоре, чье имя так же было псевдонимом (настоящее имя это - Симо́на-Анриэ́тта-Шарло́тта Каминке́р, так как она была дочерью польских евреев и в молодости росла в оккупированной Франции).
Но назад, в страну джаза: Эл Шакман играл на гармонике; Руди Стивенсон – на гитаре; Ласли Откинсон – контрабас; Бобби Хэмильтон – ударные. Май 65 года, Нью-Йорк. Нина Саймоун аккомпанировала себе на рояле.
Певица умерла в апреле 2003 года. Нынче ей исполнилось бы восемьдесят лет.
Не попробовать ли нам напоследок еще одну версию элингтоновской «In A Mellow Tone»?

Buddy Tate - In A Mellow Tone – 17:34 (Buddy Tate Quartet & Quintet - Tate A Tete - Stormville)

«In A Mellow Tone», стандарт 39 года Дюка Эллингтона, к которому позже написал слова Милт Гэблэр. Как это часто случается в джазе, один стандарт был написан поверху другого. Дюковский был новейшим вариантом «Rose Room» Арта Хикмэна.
Осторожно, юбиляр в данном случае не скрипач Финн Зиглер, а саксофонист оркестра Каунта Бейси – Бадди Тэйт, тенор-сакс! Наш барселонский друг Тэтэ Монтолиу – рояль (его микрофон 90% времени не работал!); Бо Стиф – контрабас и Свенд-Эрик Норрегорд – ударные. Как вы догадались, мы вновь в гостях у викингов, в Копенгагене, в сентябре 75 года, но не в клубе «Кафе Монмартр», а в клубе «У фонтана». То есть сентябрь, и фонтан еще не замерз. Запись историческая, но весьма не ровная…
Бадди Тэйт родился 22 февраля 1913 года. То есть ему, как и Дексу Гордону, исполнилось бы 90 лет, ан, у парок свой календарь. Но, как-никак Бадди Тэйт, удержался на голубой планете 87 лет!
На этом наше пост-февральское «Время Джаза» подошло к концу. Мы снова будем на ваших частотах и на нашем сайте www.svoboda.org – через неделю. Всех вам благ, чао, бай-бай!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG