Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дроны стоят относительно недорого и могут производиться в большом количестве; они умны и маневренны, обладают большой дальностью действия. Способны, в отличие от самолетов и крылатых ракет, долго находиться в воздухе (что важно в ситуациях, где возможность для нанесения удара может возникнуть внезапно и лишь на короткое время) и нести тяжелый бомбовый груз. Мало того, применение дронов не сопряжено с риском для жизни американского военного персонала, по крайней мере, пока их пункты базирования и системы управления недосягаемы для противника

"Для американских граждан мало одного моего заявления о том, что мы “боремся за правое дело”. Эти слова президент США Барак Обама произнес незадолго до состоявшихся 27 февраля слушаний в юридическом комитете Палаты представителей Конгресса по поводу применения беспилотных самолетов для ликвидации подозреваемых в терроризме.

Так называемые дроны стали одним из ключевых элементов антитеррористической политики нынешней администрации. Сейчас они наносят удары в 10 раз чаще, чем при президенте Джордже Буше-младшем. Джона Бреннана, считающегося одним из главных создателей программы использования беспилотников, Обама предложил в качестве кандидата на пост директора ЦРУ.

Но, несмотря на эффективность дронов, позволяющих не ставить под угрозу жизни американских солдат, они породили и серьезные споры. Имеет ли, к примеру, президент США право отдавать приказ о ликвидации подозреваемого в причастности к террору гражданина США, лишив его возможности защищаться в суде? Могут ли удары беспилотников наноситься на территории самих Соединенных Штатов? Как США отнесутся к тому, что другие страны, например Россия и Китай, будут применять подобную стратегию? Насколько секретными должны быть операции с применением дронов? Все эти вопросы задавались на слушаниях в комиссии Конгресса.

“Хищник” выходит на тропу

Дискуссии (правовые и даже идеологические) вокруг применения боевых беспилотников вытекают из всей их истории. В 1995 году президент Билл Клинтон подписал директиву о борьбе с терроризмом. В том же году в США на вооружение поступил боевой беспилотный самолет MQ-1 Predator ("Хищник"). Официальная дата первой успешной операции боевого беспилотника – 5 ноября 2002 года. В провинции Мариб в Йемене был атакован автомобиль. Среди убитых значилось имя одного из главарей "Аль-Каиды", организовавшего в 2000 году в порту Адена подрыв эсминца ВМС США Cole, жертвами которого стали 17 американских матросов.

Во второй половине 1990-х годов американская разведка значительно продвинулась в понимании роли Усамы бин Ладена в международном терроризме. Поначалу его считали только финансистом террора, затем выяснилось, что он руководит глобальной террористической сетью. После взрывов в американских посольствах в Кении и Танзании в 1998 году уже имелись неопровержимые доказательства этого. Появился план захвата бин Ладена или его физической ликвидации, однако президент Клинтон никак не мог решиться санкционировать убийство, будучи единственным в США человеком, имеющим на это право. В конце концов из-под его пера вышла бумага, делавшая работу агентов настолько сложной, что ныне покойный лидер Северного альянса в Афганистане Ахмад Шах Масуд сказал о ней: "Американцы хотят поймать короля, не трогая пешек".

Беспилотники во многом упрощали бы решение проблемы, так как ликвидация возлагалась не на человека, а на боевой летательный аппарат. Но к 2000 году перспективы применения дронов были еще очень расплывчаты. И из-за них между Пентагоном и ЦРУ разгорелась настоящая аппаратная война.

Ненужный подарок

Осенью того года Predator совершил 15 разведывательных полетов над Афганистаном. Установленная на нем камера дважды получала изображения бин Ладена в режиме реального времени. В одном случае талибы засекли дрон и подняли на перехват "Миги", но "Хищнику" удалось ускользнуть. Директор ЦРУ Джордж Тенет предложил: коль скоро Predator способен обнаружить и узнать в лицо бин Ладена, почему бы не поручить дрону и ликвидацию лидера "Аль-Каиды" вместо того, чтобы запускать ракеты с субмарин? Тенет пребывал в полной уверенности, что машина, оснащенная противотанковыми ракетами Hellfire, должна находиться в ведении Военно-воздушных сил: средство разведки превращалось в боевой самолет, а это уже компетенция Пентагона. Но тогдашний министр обороны Дональд Рамсфелд сопротивлялся такому подарку.

И Тенет, и Рамсфелд отлично понимали, что тот, кто получит в свое распоряжение беспилотник, должен будет предъявить и результат. Проблему составляла агентура "в поле" – самое слабое звено американской разведки. Бин Ладен постоянно менял свои планы, не проводил двух ночей подряд в одном месте и обзавелся двойниками. При таких условиях опознать его с воздуха было невозможно – это должен был сделать агент в ближайшем окружении бин Ладена, но такого агента у ЦРУ не было.

Другой проблемой была правовая база операции. При Буше была составлена новая директива, но и она допускала убийство бин Ладена лишь при определенном стечении обстоятельств.

К 11 сентября 2001 года битва Тенета и Рамсфелда вокруг беспилотников была в разгаре. Кто знает, если бы они вовремя договорились, то, возможно, бин Ладен не успел бы организовать атаки на Нью-Йорк и Вашингтон.

Взлет беспилотников

В эпоху президентства Джорджа Буша-младшего применение беспилотников планомерно увеличивалось, но главная ставка на них не делалась. Барак Обама, придя в Белый дом, быстро дал понять, что не желает делать упор в борьбе с терроризмом на те же методы, что и Буш, – вооруженные вторжения, тайные тюрьмы ЦРУ за границей, военные трибуналы, допросы с пристрастием, перехват телефонных и электронных сообщений подозрительных лиц. Интервенции связаны с потерями в живой силе и часто вызывают широкие общественные протесты. Из-за дронов такая общественная мобилизация вряд ли возможна. Если Буш задействовал "летучих убийц" всего 45 раз, то Обама делал это гораздо чаще – примерно 350 раз на сегодняшний день.

Беспилотники неоднократно применялись в Пакистане, Афганистане, Йемене и Сомали. В результате нанесенных ими ударов погибли не менее двух с половиной тысяч человек.

Дроны почти невидимы и атакуют без предупреждения. Правительства иностранных государств без шумихи дают Вашингтону разрешение на пересечение Predators границ, чего никогда бы не сделали, будь на месте дронов обычные шумные самолеты.

Помимо всего прочего, дроны постоянно совершенствуются и на сегодня являются куда более эффективными машинами, чем они были на первом этапе своей деятельности. Беспилотники не гарантируют ни быстрой победы, ни политического контроля над побежденным врагом, но и оккупация стран, укрывающих или спонсирующих террористов, – дело крайне тяжелое, приводящее к серьезным потерям и далеко не всегда успешное.

Самая слабая сторона беспилотников – то, что определяется довольно циничным термином "побочные потери". По оценкам экспертов CNN, мирные жители составляют до 16 процентов всех жертв атак по предполагаемым базам террористов. Хотя, по тем же оценкам, в последнее время это число сокращается.

Директива президента США, регламентирующая использование дронов и ставшая предметом рассмотрения в Конгрессе, позволяет убивать за границей в том числе и американских граждан, не являющихся членами "Аль-Каиды", делать это вне театра боевых действий, а также независимо от того, участвуют ли они вообще в войне против США или в планировании враждебных США операций. Для правозащитников также неприемлемо, что администрация, согласно директиве, вправе не раскрывать сведения о фактически тайных казнях граждан Америки.

В директиве не прописано детально, по каким критериям составляются списки лиц, подлежащих ликвидации, и какая доказательная база кладется в основу этих критериев. А ведь в делах даже куда менее серьезных, как, например, прослушка телефонных разговоров, исполнительная власть обязана по закону получать соответствующий судебный ордер. Иными словами, получается, что в случае с беспилотниками исполнительная власть и судит, и исполняет приговор, что противоречит фундаментальным правовым нормам в США. Ликвидация в 2011 году в Йемене гражданина США Анвара аль-Авлаки, считавшегося одной из ключевых фигур йеменской "Аль-Каиды" (тогда же погиб его 16-летний сын, тоже американский гражданин), стала поводом для подачи в 2012 году в суд на ЦРУ и Пентагон. Иски поступили со стороны влиятельных правозащитных организаций – Американского союза гражданских свобод и Центра по конституционным правам.

Война нового типа

“Война, которую Соединенные Штаты ведут против международного террора, – уникальна", – заявляют сторонники использования дронов. Их аргументы суммировал в своем исследовании известный военный аналитик Джордж Фридман:

Базисной боевой единицей противника в этой войне является не привычное, иерархически выстроенное подразделение военнослужащих в форме, с явственно видимыми отличительными знаками, а отдельный боевик или небольшая группа боевиков, либо разрозненные ячейки таковых, зачастую перемешивающиеся с гражданским населением. Но, так или иначе, скрывающиеся и вступающие в огневое соприкосновение с регулярными воинскими частями лишь эпизодически – тогда, когда это отвечает задачам политической пропаганды. Выпуская ракету по одному боевику или группе боевиков, беспилотник ликвидирует не автономного(-ых) индивида(-ов), а, абстрактно, боевую неприятельскую единицу. Равным образом, артобстрел, в котором погибают сотни людей, не есть огонь на поражение каждого из них по отдельности, а уничтожение боевой единицы в составе ста человек.

В любой войне погибают невинные. Иногда – по причине неточной стрельбы, порой – в силу ошибочных разведданных, зачастую – просто потому, что не удается физически разъединить воюющих и невоюющих. Использование дронов в войне с террором – это военная необходимость, диктуемая стратегией неприятеля и, к сожалению, не застрахованная от просчетов. Сам факт того, что дрон уничтожает конкретного человека, не меняет сути деяния и не превращает его из военного в уголовное. Еще со времен франко-прусской войны 1870 г. считается, что, если воин одной стороны одет в гражданское, а рядом с ним от огня неприятеля погибает мирный житель, то вину за его смерть несет солдат-соотечественник. В современных условиях это значит, что, если американская ракета, выпущенная беспилотником, убивает или ранит по ошибке мирного жителя, то отвечают за это боевики, сознательно отказывающиеся носить форму со знаками отличия.

То, что американские дроны вынуждены то и дело вторгаться в воздушное пространство суверенных государств без явного на то согласия их правительств, есть также следствие особенностей войны с терроризмом, который не признает государственных границ. Что касается самих правительств иностранных государств, то они либо являются врагами США, если сознательно укрывают у себя террористов, либо теряют право называться суверенными, так как неотъемлемым элементом суверенности является как раз способность предотвратить нападения на другие страны со своей территории.

Продолжается бой

Правозащитники требуют рассекретить данные о разработанной в Белом доме программе использования дронов. Существование такой программы администрация Обамы признала только в апреле прошлого года. Признавая эффективность беспилотников, правозащитники выражают опасения по поводу сосредоточения такого количества власти в руках одного человека – даже если это глава государства, ведущего войну с международным терроризмом.
В то же время, Генеральный прокурор США Эрик Холдер до сих пор не делал никаких заявлений, ставящих под сомнение соответствие американским законам существующей программы использования беспилотников.

Белый дом в последнее время и сам заявлял о желании сделать более понятными и открытыми принципы, на основе которых президентом принимаются решения о нанесении ударов. По данным источников в американской армии, в скором времени боевые операции с применением дронов, даже разработанные в ЦРУ, будут осуществляться силами Пентагона, что автоматически сделает их менее секретными. Многие детали, касающиеся беспилотников, станут, по-видимому, известны и в ходе слушаний по утверждению Джона Бреннана на пост директора ЦРУ.

Если же отвлечься от правовой стороны проблемы, то следует обратить внимание на выводы экспертов научно-исследовательского института American Security Project, оценившего стратегические перспективы применения дронов.

Во-первых, считают они, террористы рассеяны по планете, им не нужны большие армии, чтобы выжить и продолжать борьбу. В известной мере, террористические ячейки взаимозаменяемы – уничтожь одну, и на ее месте появится другая. Если Соединенные Штаты будут преследовать террористов во всех уголках земли (а дроны позволяют делать это), они обрекают себя на бесконечную войну.

Во-вторых, сверхзадача исламистов – втянуть Соединенные Штаты в максимально возможное количество конфликтов в мусульманском мире, дабы доказать, что Америка – злейший враг ислама. С точки зрения Вашингтона, дроны хороши тем, что позволяют атаковать командные структуры исламистов в максимально большом количестве стран, не подвергая риску жизнь американских солдат.

Однако следует учитывать, что США, соблазненные кажущейся легкостью использования этих аппаратов, позволяют увлечь себя во все новые и новые военные кампании, приводящие к жертвам среди мирного населения. Что неизбежно подтачивает общественную поддержку борьбы с международным терроризмом.

"Хищнику" в одиночку не справиться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG