Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иностранный шпион


Лаврентий Берия с дочерью Сталина Светланой. Сентябрь 1935 года.

Лаврентий Берия с дочерью Сталина Светланой. Сентябрь 1935 года.

Через три месяца и 21 день после смерти Сталина, 26 июня 1953, был арестован Лаврентий Берия.
В архиве Свободы есть запись – Леонид Пылаев в роли тракториста Ивана Ивановича Октябрева (созданный Пылаевым радийный комический образ. – Прим. ред.) после официального сообщения о разоблачении и аресте Берии обращается к советским и бывшим советским гражданам, информируя их о том, что “первый заместитель товарища Маленкова засыпался”, негодуя по поводу того, что “мы так долго его не могли раскусить”, и призывая вытащить всех из Мавзолея и застолбить там место для товарища Маленкова.




Все, кого я просила рассказать о своей реакции на известие о смерти Сталина, говорили или “будет еще хуже” или “хуже быть не может”. Первые чаще всего развивали свою мысль так: Берия – тиран пострашнее Сталина.

На этом фоне слова Любови Вовси кажутся удивительными:
– После освобождения родителей я по-настоящему испугалась только тогда, когда арестовали Берию. Дело в том, что комиссией, которая освобождала отца, руководил именно он. Я подумала, что вот сейчас они начнут разбираться с его делами и решат, что это освобождение было ошибкой и надо все обратно. Вот тут я прямо страшно перепугалась и долго не могла успокоиться.

Из воспоминаний Л.М. Вовси “В мрачном 1953 году” (СПб, 2008)
“В один из мартовских дней, как рассказывал впоследствии папа, его повели по длинным коридорам, по лестницам, как обычно, на допрос. Так он думал. Но его привели в большой кабинет, где кроме его обычных следователей, был какой-то генерал и Л.П. Берия. Папа вошел в сопровождении конвойных, держа руки за спиной, как полагалось в этом заведении. И вдруг Берия на него закричал: “Руки на стол! Вы же профессор!” Папа ничего не мог понять, но руки опустил... Было объявлено, что “вскоре, через несколько дней, можно будет уехать домой; надо только уточнить некоторые формальности”. Надо было письменно изложить несколько “положительных характеристик на некоторых врачей”, из чего папа теперь точно узнал, кто именно арестован. Так, путем перекрестных взаимных “положительных характеристик” был организован материал для реабилитации этих невиновных людей”


Вспоминает Циля Григорьевна Куликова (1919 года рождения)
– Мы все знаем, какой был Берия. Он болезненно любил женщин, он ехал в машине, видел красивую женщину, останавливал машину, сажал ее. Вот моя приятельница, жена артиста, рассказывает, что ее подруга, красивая женщина, по улице шла, и ее таким образом тоже заарканили, отвезли, он сделал свое дело. Ее выпустили, а были такие случаи, что не выпускали, убивали, он убивал. Он был развратник патологический, психоз у него был.

Папа мой заключил договор в Бурят-Монголии на два года, открыли вольфрамовые раскопки, и был там комбинат. Мы поехали. Директор этого комбината был гениальный человек. Он организовал в тайге комбинат, который на весь Советский Союз прославился. А в 38-м году его посадили, но это был железный человек, он героически вел себя на следствии. А его жена была очень интересная украинка такая, красивая, здоровая, приятная женщина. И она каким-то образом добралась до Берии. Что там было, я не знаю, но что бы ни было, я ее не обвиняю, потому что тут же выпустили ее мужа.

5 марта было объявлено о смерти Сталина, а на самом деле умер он раньше. Были слухи, что у него какая-то болезнь, от которой человек теряет сознание. Я уже потом по телевизору слушала этих людей – его охрану, людей, которые были близко к нему. Он был под Москвой, в Кунцево. У него там дача роскошная была. И у него была охрана, которая не в соседней комнате находилась, а дальше, и им не разрешалось подходить и открывать дверь его кабинета. Утром он обычно ее сам открывал и звал, разрешал им зайти. А тут дверь не открывается и не открывается, а ему завтракать надо или там что еще делать. Тогда потихонечку кто-то подкрался к двери, открыл. Он лежал на полу. Полумертвый, почти мертвый. Он не разрешал врачам его обслуживать. У него же психоз был, постоянное чувство страха. Это Берия внушил ему, что его хотят убить, что покушаются на него. Скольких людей посадили – якобы они покушались на Сталина и хотели убить его. А это все была неправда, это все было создано Берией. Поэтому врача к Сталину не вызывали, он был без сознания, его положили на кровать. Так он пролежал несколько дней. Светлана Сталина написала "Двадцать писем к другу" (воспоминания Светланы Аллилуевой были изданы в Нью-Йорке в 1967 году. – Прим. ред.) Она там пишет, что она пришла к Сталину, думая, что он жив-здоров, и тут ей сказали. Она сказала: "Надо врача вызвать". Но он не признавал врачей, не доверял им. Ведь как раз перед его смертью были арестованы врачи. Большинство были евреи. Вот у него был такой психоз, он был, безусловно, болен, у него в мозгах что-то было не так.

Но Берия кончил так, что его расстреляли. Значит, Сталин умер 5 марта, а его
что-то в июле или в августе этого же года расстреляли. А почему? Когда умер Сталин, были митинги. И был митинг на Красной площади. На Мавзолее стоял Ворошилов, стоял Берия – все говорили. Мы с мамой там не были, мы слушали радио и переглянулись: он счастлив, что Сталин умер. Так он не мог удержать свой восторг, так он говорил. Он, конечно, метил в главу правительства. Ну, и этот Хрущев и там еще группа завели дело такое и расстреляли...

***
Список обвинений, предъявленных Берии, широк. Среди прочих преступлений отдельным блоком шли те, что были классифицированы как измена родине:
- служба в мусаватистской контрразведке в Азербайджане в 1919 году;
- связь в 1920 году с охранкой меньшевистского грузинского правительства;
- попытка установить в 1941 году связь с Гитлером через болгарского посла Стаменова и уступить Германии значительную часть территории СССР в целях заключения мирного соглашения;
- попытка открыть врагу перевалы через Главный Кавказский хребет в 1942 году;
- попытка в мае-июне 1953 года установить личную тайную связь с Тито-Ранковичем в Югославии;
- сожительство с многочисленными женщинами, в том числе связанными с иностранными разведками, а также изнасилование 7 мая 1949 года 16-летней школьницы Дроздовой.

Кровавый деспот и маньяк, он же – автор амнистии и освободитель врачей, наперсник Сталина и предполагаемый виновник его смерти (если не непосредственный, так хотя бы косвенный), паук, запутавшийся в собственной паутине, Берия – обладатель одной из самых мрачных в советской истории репутаций. Пересматривать эту репутацию, назначать Берию новым эффективным менеджером и писать его “подлинные дневники” есть тьма охотников, чьими трудами завалены сейчас полки крупных книжных магазинов.

Впрочем, некоторые попытки переоценить фигуру Берии совершались и на другом уровне. В 2000 году в Военной коллегии Верховного суда России рассматривался вопрос о реабилитации Берии и его соучастников. Радио Свобода тогда проводило опрос на улицах Москвы: людей спрашивали, как они относятся к этой идее.

Опрос о реабилитации Берии


Когда я задавала свой дежурный вопрос про конец эпохи Сталина, про момент перелома в настроении, про появление надежды на перемены Владимиру Андреевичу Успенскому (1930 года рождения), он ответил мне так:

– Для меня сталинский режим продолжается, потому что, несмотря на все проводимые в индивидуальном порядке реабилитации, не было сделано простого и очевидного: единым декретом все приговоры так называемых троек признать незаконными и всех ими приговоренных, оставшихся в живых, выпустить. А выносивших эти приговоры и приводивших их в исполнение признать преступниками. Не надо забывать, что Берия до сих пор считается справедливо расстрелянным как иностранный шпион.

***
Тогда, в 2000 году, инициатива о реабилитации поддержана не была, приговор Берии был оставлен без изменений. Это значит, что до сих пор он осужден как шпион и как изменник родины – по законам строя, который он сам в значительной мере и создал.


Продолжение следует.

Циля Куликова. Везде есть хорошие люди, даже в НКВД. Интервью Кате Рабей и Эстер Хаит

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG