Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Россия будет добиваться привлечения к уголовной ответственности бывшего президента Банка Москвы Андрея Бородина, несмотря на предоставление ему в Великобритании политического убежища, заявил начальник главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры России Саак Карапетян. Кроме того, по его словам, генпрокуратура обратится к властям Великобритании с просьбой лишить Бородина статуса беженца как предоставленного ему в нарушение международных договоров, после совершения им преступления.

В России Бородина обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере и злоупотреблении полномочиями. Утверждается, что Бородин создал две схемы незаконного обогащения. Одна из них связана с выделением ЗАО «Премьер Эстейт» более 12 миллиардов рублей, которые ушли на покупку у принадлежащей Елене Батуриной - супруге тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова - земли для строительного проекта. По второму уголовному делу Андрея Бородина и его заместителя обвиняют в хищении на сумму более шести миллиардов рублей. Тверской суд Москвы выдал санкцию на заочный арест Бородина и его первого заместителя Дмитрия Акулинина. В августе 2012 года оба финансиста были объявлены через Интерпол в международный розыск. Однако к этому времени Андрей Бородин уже находился в Лондоне, где обратился к британским властям за предоставлением политического убежища, утверждая, что его преследуют по политическим мотивам. И вот в пятницу Бородин сообщил, что убежище было ему предоставлено.

Он категорически отрицает преступный умысел в своей деятельности на посту президента Банка Москвы. В интервью РС Бородин объяснил, почему считает преследования российских властей политически мотивированными:

- Будучи руководителем и основным акционером Банка Москвы, я позиционировал себя вне политики, потому что в противном случае ты рискуешь жизнями и судьбами своих клиентов, своих сотрудников и других акционеров своего коммерческого предприятия. Но, как говорится, если ты не занимаешься политикой, то политика начинает заниматься тобой. Поэтому мы были вовлечены в абсолютно политическую историю, которая началась с того, что Дмитрий Медведев решил поставить во главе Москвы лояльного и верного ему человека, и не только поставить такого лояльного ему человека, но и произвести передел собственности. Как известно, в России экономика и политика очень переплетены: нет чистой экономики, нет чистой политики, особенно на уровне больших государственных должностей, на уровне больших по стоимости активов. Таким образом, не желая быть вовлеченными в их политику, мы оказались в эпицентре такой политической разборки.

- Вы говорите, что это была инициатива тогдашнего президента Дмитрия Медведева. А в чем, собственно, заключались его интересы в этом переделе собственности и замене руководства Банка Москвы?

- Интересов было несколько. Интересом номер один было поставить нового мэра во главе столицы. И эта задача, хоть и со скрипом, была решена. Далее, поскольку уход Лужкова сопровождался скандалом, всё, что каким-то образом отождествлялось с зоной влияния Лужкова – я имею ввиду активы, бизнес – должно было быть подвергнуто экспроприации и передаче в надежные и верные руки. Поэтому не случайно в сентябре 2011 года спецпредставитель Медведева господин Игорь Юсупов нанес мне первый визит и объявил о принятом на самом верху решении. Он был посланником и посредником в этой операции.

- В своем обширном интервью газете «Файненшл таймс» вы говорили о своем финансировании ряда правозащитных организаций. Значит ли это, что речь шла о каких-то оппозиционных организациях?

- В моем представлении правозащитное движение и оппозиционное движение - это не одно и то же, хотя, безусловно, с учетом существующих проблем в области прав человека в России, думаю, что оно сейчас может быть причислено к оппозиционным движениям. Да, я не скрываю, что поддержал и буду поддерживать целый ряд таких авторитетных и уважаемых организаций. Поскольку я на собственном опыте убедился в отсутствии справедливой судебной и правоохранительной системы в России, я, как никто другой, заинтересован в том, чтобы в России был восстановлен независимый суд, чтобы там правоохранительные органы работали в сфере закона, а не на коррупционной основе.

- Над вами все еще довлеет так называемый «красный циркуляр» Интерпола – фактический ордер на ваш арест, выданный по требованию России. Может ли Интерпол его отозвать в свете новых обстоятельств? И что вы намерены для этого сделать?

- Налицо, на мой взгляд, злоупотребление Россией своими правами как страны-участницы соглашения об Интерполе. Я буду добиваться исключения моего имени из этого списка, основываясь на том, что преследование меня в России является политически мотивированным и не имеет под собой никаких юридических и правовых оснований.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG