Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Джулия Танненбаум – девочка из детского дома в Сибири, удочеренная американской семьей из Нью-Йорка 10 лет назад.

День, когда Тина Трастер и Рик Танненбаум впервые увидели ее, начался безрадостно. Самолет, на котором они летели в Новосибирск, попал в снежный шторм. Обледеневший чужой город показался таким серым и угрюмым, что, сделай они цветную фотографию, она все равно вышла бы черно-белой. Потом были длинные коридоры, странные люди в серых кабинетах, непонятная речь и безумный холод.

А потом нянечка вынесла им крошечного ребенка, и Тине Трастер, по ее словам, показалось, что над городом внезапно засияло солнце.
Свою русскую дочку Тина и Рик привезли домой 14 февраля 2003 года. Малышке было 8 месяцев.

Казалось, теперь в их жизни было все, что нужно для счастья: успешная карьера (она – журналист, он – адвокат), любовь, а теперь и ребенок.

Но реальность была далека от мечты. Порой Тине казалось, что ее дочка живет по одной ей известным правилам. В ее маленьком мире не было места любви и привязанности, не было тепла, доверия и заботы.

К концу первого года Тина была в отчаянии, она думала, что совершила непоправимую ошибку. Когда Джулия подросла, ее отстраненность и неспособность налаживать отношения стали настораживать и воспитателей, а потом детский врач сказал, что Джулия, как и многие дети из приютов, страдает от RAD – синдрома реактивного расстройства привязанности.

Постепенно все стало на свои места. Тина и Рик полностью поменяли стиль общения и воспитания, и Джулия потихоньку начала оттаивать.

Сейчас ей 10, она рисует, играет на скрипке, катается на лыжах и мечтает спасти мир. Семья переехала в загородный дом, Рик оставил адвокатскую практику, увлекся сельской жизнью, выпечкой и литературой. Тина продолжает писать, сейчас она заканчивает свою новую книгу – мемуары под рабочим названием "Джулия и я".

В воскресенье в конце февраля я побывала у них в гостях, и вот каким был этот день.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG