Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Южные маршруты экспорта российского газа в Европу: Украина или “Южный поток”. Или оба.

Россия и Украина пока не могут договориться о новом “газовом” соглашении. Перед очередной встречей президентов двух стран, состоявшейся в Москве в понедельник, еще звучали заявления, что, мол, “рабочие группы продвинулись” в его подготовке. После встречи и они сменились констатацией “обсуждения широкого круга вопросов”.


Объемы транзита российского газа через Украину сократились почти на треть

Цены на российский газ, снижения которых добивается Украина, пока не меняются. Как и планы России проложить по дну Черного моря трубопровод “Южный поток”, чтобы вывести свой газовый экспорт в Европу из-под влияния возможных конфликтов с Киевом. Цена вопроса – десятки миллиардов долларов, и еще не факт, что новый газопровод принесет “Газпрому” прибыль, предупреждают эксперты.

Альтернативные проекты – совместного использования в будущем газотранспортной системы Украины – остаются на стадии обсуждения неведомой и по-разному понимаемой в Москве и Киеве.

СЕВЕР И ЮГ

Еще десять лет назад более 80% всего российского газа, направляемого в страны Европы, следовало транзитом через территорию Украины. В канун недавнего финансового кризиса эта доля составляла почти 75%, отмечает аналитик инвестиционного финансового дома “Капиталъ” Виталий Крюков, теперь она сократилась до 57%. “В основном из-за перераспределения части этого экспорта в пользу газопровода “Северный поток”, проложенного по дну Балтийского моря к Германии, а также газопроводов, проходящих через территорию Белоруссии. Другой фактор – падение общих объемов газового экспорта России ввиду сокращения спроса в самой Европе”.

В целом объемы экспорта российского газа, две трети которого приходится на страны ЕС, сократились в 2012 году, по данным Министерства энергетики, на 8,7%. Это сокращение привело к тому, что даже первые линии “Северного потока” едва заполнены наполовину. А в 2014 году предполагается начать строительство и “Южного потока”.


Радикального пересмотра ранее заключенных с “Газпромом” контрактов вряд ли стоит ожидать – принцип “бери или плати” в них, видимо, сохранится

Экономически для “Газпрома” более эффективным является транзит газа для Европы через территорию Украины, чем его прокачка по “Южному потоку”, полагает аналитик австрийского банка Raiffeisen Андрей Полищук. Проблема, в частности, в том, что “Газпрому”, исходя из принципа “качай или плати”, придется платить партнерам по проекту заранее согласованный тариф и в том случае, если новый трубопровод не будет заполнен на проектную мощность – просто из-за меньшего спроса.

“Многое будет зависеть именно от этого спроса, – продолжает Полищук. – Сам “Газпром” пока прогнозирует значительный рост экспортных поставок в Европу, которые, как ему представляется, заполнят и существующие газопроводы, и строящиеся”.

Выбор России будет в итоге определяться, с одной стороны, тем, как она оценит потенциальные риски продолжения транзита газа через территорию Украины – в виде так называемого “несанкционированного отбора” или любых других нештатных ситуаций, говорит аналитик инвестиционной компании “Уралсиб Кэпитал” Алексей Кокин. А с другой стороны, тем, как будет меняться общий бюджет проекта “Южный поток” – по мере приближения его реализации.

По очень предварительным экспертным оценкам, “Южный поток”, скорее, не представляется наилучшим решением проблемы, поскольку, во-первых, затраты на него чрезвычайно велики, а во-вторых, реализовывать его “Газпром” будет не самостоятельно, а в составе обширного международного консорциума, продолжает Кокин. Более того, для самого “Газпрома”, полагает аналитик, новый трубопровод будет означать лишь перенаправление уже существующих потоков газа, замещение прежних их маршрутов: то есть выручки он, по большому счету, не добавляет и потому не выглядит коммерчески привлекательным проектом.


Если появляется и третий участник – Европейский союз, "вся схема соинвестирования проекта становится слишком запутанной"

“А раз так, то и для акционеров “Газпрома”, включая крупнейшего из них – государство, он представляется проблематичным. И может быть оправданным лишь в том случае, если потенциальные риски ущерба возможных нештатных ситуаций на территории Украины будут оценены как слишком высокие”.

Маршруты транзита газа через территорию Украины и по “Южному потоку” – не взаимоисключающие варианты, считает Виталий Крюков, ведь Россия может подписать с Украиной договор об аренде украинской газотранспортной системы (ГТС). Вопрос – на каких условиях?..

КРУГ АРЕНДАТОРОВ

Тема аренды украинских газопроводов возникла на российско-украинских переговорах еще в 90-е годы, но и до сих пор остается лишь темой. После недавних (в 2006 и 2009 годах) “газовых новогодних” конфликтов Москвы и Киева она трансформировалась в инициативу передать ГТС Украины в управление международному консорциуму, который на определенных условиях сформировали бы Россия как поставщик газа, Украина как страна транзита и Европейский союз как конечный получатель российского газа. Инициатива таковой и осталась.

На прошлой неделе вице-премьер Украины Юрий Бойко заявил, что украинская сторона завершает разработку условий передачи национальной газотранспортной системы в аренду возможным партнерам как на Западе, так и на Востоке. Имея в виду, как можно предположить, Европу и Россию. Представители России, судя по сообщениям последних дней, предпочитают говорить о двустороннем консорциуме.

В канун своего нынешнего визита в Москву президент Украины Виктор Янукович фактически сформулировал едва ли не главное из этих условий: Россия может “гарантировать объемы прокачки газа” через Украину.


Маршруты транзита газа через территорию Украины и по “Южному потоку” – не взаимоисключающие варианты

Учитывая, что и сам “Газпром” работает по подобной схеме, такое требование представляется вполне логичным, считает Андрей Полищук. “Украине, получающей плату за транзит, предстоит вложить немалые деньги в модернизацию своей ГТС, и она хотела бы заручиться некими гарантиями того, какие именно объемы газа будут проходить через эту систему”.

Такое требование чревато немалыми рисками для “Газпрома” в случае падения спроса на газ в странах Европы, особенно – при расширении мощностей “Северного потока”, не говоря уже о строительстве “Южного потока”, возражает Виталий Крюков. “С другой стороны, если таких гарантий Украина не получит, большие вложения в собственную ГТС станут для нее менее очевидными. Так что этот фактор может очень серьезно повлиять на переговорные позиции сторон”.

“Газпром”, помимо технологического контроля украинских газопроводов, также хотел бы иметь возможность инвестировать в них – для модернизации и поддержания надежности, рассуждает Алексей Кокин. Это снизит и общие риски транзита российского газа через Украину. Однако если появляется и третий участник – Европейский союз, то, по мнению аналитика, вся схема соинвестирования проекта становится слишком запутанной. “Кроме того, есть, видимо, и некие политические мотивы, почему трехсторонняя схема нежелательна для Москвы. А для “Газпрома” важно иметь возможность контролировать, как именно расходуются его средства, выделяемые на повышение надежности украинской ГТС”.

БЕРИ ИЛИ ПЛАТИ

Практически все нынешние контракты российского “Газпрома” на поставку газа – как странам Европы, так и Украине – включают положение, называемое take or pay, то есть “бери или плати”. Оно сводится к тому, что потребитель обязуется выкупать в каждый период времени газ в объемах, не менее определенных соглашением с поставщиком как минимальные. Если реально покупается меньше, поставщик предъявляет санкции.

Согласно этому положению, “Газпром” и выставил недавно украинской “Нафтогаз” счет на 7 миллиардов долларов – за недобор в 2012 году тех объемов газа, которые были предусмотрены двусторонним соглашением от 2009 года. “Нафтогаз”, со своей стороны, заявляет, что за реально полученный газ Украина рассчиталась сполна, и оспаривает санкции, добиваясь пересмотра ряда условий и положений действующего соглашения, включая цены поставок.

Того же добиваются от “Газпрома” и энергокомпании ряда стран Европы, некоторые даже преуспели. Отчасти...


Для самого “Газпрома” трубопровод "Южный поток" будет означать лишь перенаправление уже существующих потоков газа

Типовой международный контракт с “Газпромом” предусматривает ситуации, когда открывается некое “окно” для пересмотра механизма установления цен на газ, поясняет Алексей Кокин, поэтому европейские компании оспаривали не сам принцип “бери или плати”, а то, какие именно ситуации следует считать пороговыми. Европейцы считали, что это “окно” открылось тогда, когда на европейский рынок хлынул газ, реализуемый не по долгосрочным контрактам, а по текущим биржевым котировкам, которые могут быть и намного ниже контрактных. Дополнительным поводом стала “сланцевая революция” в США, в результате которой страна фактически прекратила импорт газа. И высвободившиеся на мировом рынке его объемы устремились в другие регионы.

Новая ситуация, по мнению европейских покупателей российского газа, и открыла “окно” для пересмотра прежних договоренностей, продолжает Алексей Кокин. “Со своей стороны, “Газпром” оценивал ее лишь как естественное развитие рынка, а не форс-мажор. Но в итоге “Газпром”, как видим, был вынужден пойти на некоторые уступки”.

Радикального пересмотра этого положения в ранее заключенных с “Газпромом” контрактах вряд ли стоит ожидать – принцип “бери или плати” в них, видимо, сохранится, соглашается Андрей Полищук. По его словам, это связано, в первую очередь, с огромными инвестициями, которые требуют от компании и газопроводы, и месторождения, многие из которых полностью ориентированы на поставки в Европу. “Как и любому долгосрочному инвестору в такой ситуации, “Газпрому” необходимы определенные гарантии объемов будущего спроса. Поэтому сам принцип сохранится. Разве что “Газпром” станет реже прибегать к санкциям или как минимум к меньшим, в тех случаях, когда он не выдерживается”.

Вспомним, практически тех же гарантий – определенных объемов газа, прокачиваемых по украинской ГТС, – теперь намерен добиваться от ее будущих арендаторов и Киев. “Пока же мы видим, что Россия и Украина совершенно по-разному трактуют одно и то же двустороннее соглашение, – говорит Алексей Кокин. – Поэтому споры вокруг него, на мой взгляд, теперь направлены на достижение единого толкования этого “загадочного” долгосрочного контракта”.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG