Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пекинская медиавесна 2003 года


Женщина в маске для защиты от атипичной пневмонии SARS перед массивным рекламным щитом, Пекин, 2003 год

Женщина в маске для защиты от атипичной пневмонии SARS перед массивным рекламным щитом, Пекин, 2003 год

События, связанные с эпидемией атипичной пневмонии 10 лет назад, показали, насколько важна для Китая свободная пресса

Пока внимание мировых средств массовой информации приковано к проходящей в Пекине сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), где происходит смена поколений во власти, сайт China Media Project очень к месту вспоминает события десятилетней давности, когда в Китае была зафиксирована вспышка так называемой атипичной пневмонии.

Сейчас о болезни, известной в международной печати под аббревиатурой SARS, вспоминают относительно редко. Однако тогда, в марте 2003 года, положение было угрожающим. Никто не знал, как бороться с атипичной пневмонией. Число заболевших росло очень быстро, серьезный удар был нанесен по экономике азиатских государств, особенно по туризму: никто не хотел туда ехать. Помню, я и сам решил отложить поездку в Пекин: слишком мало было информации о том, насколько велика опасность заразиться. Неизвестность всегда особенно пугает.

До апреля 2003 года средства массовой информации КНР хранили молчание по поводу масштабов происходящего, хотя диагноз SARS был впервые поставлен в Китае еще в ноябре 2002-го – в южной провинции Гуандун. О кризисе объявила уже и Всемирная организация здравоохранения, а из КНР все еще поступали сообщения, основанные на слухах и субъективных оценках.

Международное давление на Китай росло, и в апреле в политике Китая произошел-таки поворот. Китайское руководство сделало ее открытой, 21 апреля со скандалом были уволены мэр Пекина Мэн Сюэнун, а затем и министр здравоохранения Чжан Вэнькан. Оба лишились и партийных постов. Главное обвинение – сокрытие информации о реальном положении дел, которое старым опытным функционерам казалось делом вполне естественным: нельзя же поднимать панику!

Как выяснилось, некоторых больных атипичной пневмонией выкидывали на улицы, потому что они не оплатили свое лечение. Была официально признана чрезвычайная опасность того, что SARS перекинется на сельские районы, жители которых из-за отсутствия средств часто просто не обращаются к врачам.

Обо всем этом разрешили сообщать в прессе. Чиновникам пришлось действовать под пристальным вниманием журналистов. В мае и июне 2003 года даже заговорили о "медиавесне" в КНР. Буквально два-три месяца более или менее нормальной работы СМИ имели для Китая далеко идущие последствия.

Вполне официальное издание "Чжунго синвэн чжоумо" (еженедельник "Новости Китая"), посвятившее в последнем номере "юбилею атипичной пневмонии" целое исследование, отмечает, что события 2003 года стали толчком к быстрому развитию в Китае системы Центров контроля и предупреждения заболеваний, которая до того существовала лишь на бумаге. Расходы на здравоохранение увеличились во многих областях Китая не менее чем в 10 раз. В некоторых – в 100.

Почти 12 миллиардов юаней (более полутора миллиардов долларов) были потрачены только на оборудование для центров по предупреждению эпидемий. 10 лет назад в стране был только один изолятор для заразившихся больных с использованием современных технологий. Сейчас такие изоляторы существуют повсеместно, во многих городах есть даже специальные машины скорой помощи для инфицированных, что существенно снижает риск дальнейшего распространения болезни.

Существенно улучшилась система сбора и обработки информации, касающейся распространения эпидемических заболеваний, которую специалисты называют самой быстрой и эффективной в мире. Точнее, эта система была тогда создана – до этого в Пекине приходилось обзванивать каждую из 175 больниц, чтобы узнать о случаях атипичной пневмонии (на это уходило около недели). После событий 2003 года в Китае впервые появился и план действий на случай эпидемических вспышек. Специальные центры появились во всех провинциях и автономных районах уже к 2005 году.

Ослабление информационного контроля коснулось разных сфер жизни в Китае. В частности, тогда же, весной-летом 2003 года усилиями средств массовой информации (прежде всего коммерческих СМИ нового поколения) была изменена политика в области трудовой миграции. Поводом стала ужасная история избиения до смерти в полицейском участке молодого мигранта Суня Чжигана, забывшего дома свои документы и задержанного за отсутствие регистрации. Полицейские пытались вначале объяснить смерть Суня сердечным приступом, но под давлением неопровержимых доказательств, собранных журналистами, признали свою вину. Было опубликовано открытое письмо известных ученых к ВСНП, поставивших под сомнение конституционность практики "задержания и репатриации" трудовых мигрантов, действовавшей с 1982 года. В результате печально известный закон о мигрантах был отменен уже в августе.

Надежды на коренные изменения в области свободы прессы в Китае быстро растаяли. Вспышка заболеваемости атипичной пневмонией была ликвидирована, кризис миновал. К этому моменту уже было очевидно, что партийные СМИ оказались по популярности далеко позади частных газет и журналов, их тиражи резко упали. В том же 2003 году правительством Китая были выпущены новые правила работы средств массовой информации, из-за которых многие местные издания были вынуждены закрыться, а те, кому удалось выжить, должны были резко снизить критический тон и регулярно перепечатывать “правильные” статьи из центральных газет.

Конечно, в истории с атипичной пневмонией сыграли роль и международное внимание, и тот факт, что потерявший свой пост мэр Пекина считался ставленником тогдашнего председателя КНР Ху Цзиньтао. И Ху совсем не хотелось, чтобы его имя ассоциировалось с оскандалившимся ганьбу (функционер по-китайски).

Но урок событий 10-летней давности очевиден: стоило дать прессе делать свою работу, как в решении серьезнейших проблем удалось продвинуться очень далеко.

весь блог
XS
SM
MD
LG