Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Бернарас Ивановас – об осмыслении независимости


В Литве отмечается День восстановления независимости – 11 марта 1990 года соответствующий акт принял в Вильнюсе Верховный Совет. Истоком государственности XX века в Вильнюсе считают межвоенную республику; в СССР Литва стала первой республикой, провозгласившей независимость.

Общественная дискуссия в Вильнюсе и Каунасе в этом году сфокусирована на темах исторической преемственности, советского прошлого республики и национальной самоидентификации литовцев. В Вильнюсе в понедельник проходит марш молодежных патриотических (в другом прочтении – националистических) организаций; лозунги вроде "Литва – для литовцев!" запрещены властями. Накануне праздника в центре внимания оказался скандал вокруг лидера Социалистического народного фронта Альгердаса Палецкиса – пару лет назад суд приговорил его к штрафу по обвинению в попытке дискредитации январских событий 1991 года, на минувшей неделе президент Литвы Даля Грибаускайте лишила Палецкиса государственной награды, и сегодня Палецкис демонстративно вернул орден "За заслуги перед Литвой" государству. Об осознании литовской независимости размышляет каунасский политолог, доцент университета Витаутаса Великого Бернарас Ивановас.


– Никакой из ряда вон выходящей дискуссии по вопросам независимости в этом году мы не наблюдаем, существенной полярности в оценках событий 23-летней давности тоже не видно. Некоторые маргинальные группы, конечно, высказывают свои точки зрения, но я не думаю, чтобы их позиция имела существенный политический вес. Пользуясь трибунами сейма и разных митингов, политики используют этот день для того, чтобы показать свою значимость. Чаще мы видим такое со стороны оппозиции, при этом неважно, кто у власти – "левые" или "правые". Сейчас "правые" партии немного оживились, поскольку относительно недавно пришедшая к власти коалиция левого центра говорит о новых отношениях с Россией. Это специфическая тема для наших "правых", потому что они всегда заявляют о том, что Россия – преемница Советского Союза, со всеми политическими выводами.

В Литве в последние годы появилось понимание того, что националистические группы вредят имиджу страны. Негативная позиция государства по отношению к разным националистическим маршам заявлена четко и серьезно, и это, я думаю, позитивный шаг в сторону большей рефлексии по теме национализма как такового. В нашем общественном сознании тема национализма – или, точнее, феномена национализма – отрефлексирована недостаточно. Многие политики даже не осознают смысла понятия национализма. Это исходит, думаю, из довоенного периода, когда формировалось современное самосознание литовского народа. Тогда национализмом считалась только его крайняя форма, шовинизм; другие крайние проявления позиций по этим деликатным вопросам национализмом не считались.

– Вы упомянули о действиях маргинальных групп и заявлениях малопопулярных политиков в связи с Днем восстановления независимости Литвы. Участников демонстрации литовских националистов (другие называют их патриотами), о которых русскоязычная пресса пишет как об угрозе общественному спокойствию в Литве, вы относите к этой категории?

– Некоторым СМИ – может быть, в России, может быть, еще где-то – выгодно показать ситуацию в Литве в этом свете, что националистические группы здесь могущественные и влиятельные. Ничего подобного. Такие организации действительно находятся в Литве у самого края политики. Некоторые группы, правда, пытались войти в состав некоторых парламентских партий, но они также успешно "отсоединились", потому что в политическом поле не могли доносить и утверждать свои идеи. Некоторые молодежные группы, которые выходят на улицы с лозунгами "Литва – литовцам!", оказывают влияние на воображение некоторых плохо социализированных групп населения, но, поверьте, они не имеют никакого влияния. Как, кстати, и левые фундаменталисты вроде Альгирдаса Палецкиса, которые пытаются очернять нашу историю 1991 года. В обоих случаях судебные решения ставят все на свои места. В этом смысле, думаю, демократические институты Литвы вполне справляются с данной проблемой.

Значительно важнее и опаснее для Литвы – своего рода неосознанные проявления национализма, которые попадают и в законопроекты. Скажем, был случай с законом о гражданстве, который признан Конституционным судом недействительным. Почти целиком: если не ошибаюсь, 28 статей из 34 были признаны антиконституционными по сути из-за проблем национализма, который был заложен в закон, в частности, в параграфах о так называемом литовском происхождении. Но и здесь суд проявил принципиальность.

– Упомянутый вами лидер Социалистического народного фронта Палецкис вернул государству свой рыцарский крест "За заслуги перед Литвой", которого был лишен решением президента республики. Палецкис в судебном порядке был наказан за порочные, с точки зрения законодательства, заявления о январских событиях 1991 года (он поставил под сомнение тот факт, что гибель мирных людей была вызвана выстрелами советских солдат). Как человек с такими взглядами, как Палецкис, мог стать орденоносцем в такой стране, как Литва?

– Палецкис может выражать взгляды некоторых очень незначительных групп литовского общества, тех, кто еще ощущают ностальгию по сталинизму. Вообще я думаю, что ему уделяется слишком много внимания, и это выгодно тем, кто пытается показать ситуацию в Литве не с той стороны, с которой следовало бы ее оценивать. Проблема в том, что в Литве ценность самих государственных наград несколько девальвирована. Часто эти награды вручались людям сомнительной биографии, вот и случаются такие истории. Но в любом случае, решение президента – правильное, потому что лучше признать ошибку, чем не замечать ее.

– В рамках мероприятий, связанных с национальным праздником, проводится конкурс рисунков школьников по тематике "Великое княжество Литовское". В стране ощущается какая-то преемственность со средневековым литовским государством, которое владело Киевом и Смоленском, с Речью Посполитой, которая была соперником Москвы в собирании русских земель?

– К сожалению, о такой преемственности на серьезном уровне говорить не приходится. То, что мы имеем сегодня, – это миф, который был создан еще в конце XIX века. Глорификация героев древней литовской истории не имеет ничего общего с их реальными образами. Такая концепция понимания истории укрепилась в Литве в межвоенный период, жива она и сейчас, и любая попытка говорить о прошлом более объективно вызывает негативные реакции. Это проблема для многих посткоммунистических стран: история становится политикой, обращенной в прошлое, воспринимается упрощенно и
с точки зрения сиюминутной политической выгоды. Кстати, давно пришла пора хотя бы более-менее объективно поговорить о том, как исторически складывались наши отношения с Великим княжеством Московским, с Россией и Российской империей...

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG