Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военный эксперт Александр Гольц – о бедах Анатолия Сердюкова


Почему против чиновников и бизнесменов из окружения бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова заводят все новые уголовные дела? Кто в руководстве России заинтересован в том, чтобы посадить Сердюкова в тюрьму и кто его защищает? На эти вопросы РС отвечает военно-политический аналитик "Ежедневного журнала" Александр Гольц.

– Ирония заключается в том, что важного сановника путинской эпохи обкладывают ровно как какого-нибудь оппозиционера вроде Навального или Развозжаева. Не хватает доказательств по одному делу – тут же придумывают другое. И по второму делу никак не складывается! Но тут же рождают третье. Более-менее из этой истории очевидно, что Следственный комитет получил очень внятный заказ с той вершины власти, которая требует выполнения карательного задания. У меня нет ощущения, что за всей этой историей стоит Владимир Владимирович Путин. Несколько раз он давал внятные сигналы – как-то, ребята, заканчивайте с гонениями на Сердюкова, пора остановиться и так далее... Но особенность нынешнего этапа развития (или деградации, как вам будет угодно) российской византийщины заключается в том, что противоборствующие бюрократические кланы уже не считают нужным выполнять указания высшего руководителя, а просто ставят его перед свершившимся фактом. Более-менее понятно, что Сердюков разозлил тех людей, которые представляют оборонно-промышленный комплекс; тех, кто рассчитывал всерьез и с удовольствием "попилить" те 23 триллиона рублей, которые обещаны на программу перевооружения российской армии. В прессе называют в этой связи имена главы президентской администрации Сергея Иванова, руководителя корпорации "Ростех" Сергея Чемезова и, разумеется, вице-премьера по оборонной промышленности Дмитрия Рогозина.

– Я недавно слышал версию, смысл ее сводится к тому, что Сердюков потерял свой пост министра обороны, поскольку противился закупкам вооружений у отечественных производителей: эти виды техники уступают западным образцам, хотя дороже их. Такая версия может соответствовать действительности?

– Это только часть правды. Сердюков никогда не хотел (и я в этом уверен!) менять всю или большую часть номенклатуры российских вооружений на иностранную. Это немыслимо. Но Сердюков внятно сказал оборонно-промышленному комплексу: "Я не буду покупать то, что вы можете производить. Я хочу покупать то, что мне нужно". И в качестве воспитательной меры, а это была не более чем воспитательная мера, закупил несколько образцов иностранных вооружений, например, десантно-вертолетный корабль Mistral, колесный бронеавтомобиль Iveco. Но никто не ставил задачу целиком переходить на импортное вооружение. Другое дело, что покупка такой техники иногда тянет за собой много других вещей, как покупка Mistralабсолютно другая философия войны на море.

– А кто защищает Сердюкова?

– Я думаю, что Сердюкова не приказаниями, а лишь фактом своего ненападения на него до некоторой степени защищает Путин. А, в общем-то, как у всякого потерпевшего поражение чиновника в этой системе власти, у него нет никаких защитников.

– Значит, его рано или поздно посадят?

– Как бы ни повернулось, это не будет иметь ровно никакого отношения к тому, виноват Сердюков или нет. Сердюков вел жизнь обычного высокопоставленного путинского вельможи, и те прегрешения, которые на него сейчас записывают, можно записать на любого из окружения президента. Ответ на вопрос, посадят или нет, зависит от того, насколько Путин контролирует выходящие из повиновения кланы, от того, какую силу они уже забрали. История с Сердюковым показывает, что правила игры в высших эшелонах российской власти кардинальным образом изменились. Я не знаю, чем можно объяснить неожиданное ослабление роли Путина, но вся сердюковская история указывает именно на это.

– Значит ли происходящее, что Сергей Шойгу, оказавшись на посту министра обороны, дает обратный ход в отношении того, что начинал делать Сердюков? Хотя бы по тем пунктам, которые сильно раздражают клан, рискующий ослушаться Путина?

– По вопросу, который мы обсуждаем, все решилось в день, когда был назначен начальник Генерального штаба, сразу после того, как пост министра получил Шойгу. Путин при назначении генерала Герасимова ясно сказал: "В общем-то, все неплохо делал Сердюков, но там есть одна проблема. Минобороны слишком придирчиво относилось к оборонно-промышленному комплексу – все время ужесточало задания. Вы с этими глупостями разберитесь как-нибудь, пожалуйста…". Потом вице-премьер Рогозин говорил о том, что Минобороны должно заказывать только то, что оборонная промышленность может производить (в переводе это означает – "Жрите, что дают"). Заместитель Рогозина господин Борисов теперь стал замом Шойгу, так что по этой главной позиции Минобороны сдалось в первый же день.

Другой вопрос в том – насколько Шойгу готов защищать главные достижения сердюковской реформы. А они заключаются в том, что построена модель, не опирающаяся на концепцию массовой мобилизационной армии. Да, многими решениями Шойгу перечеркивает то, что сделал Сердюков. Однако, на мой взгляд, "красной линии" (а это – во-первых, перепроизводство офицерского корпуса и, во-вторых, создание кадрированных частей и соединений) пока что Шойгу не перешел.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG