Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аншлюс как муки неспокойной совести


Жители Вены восторженно нацистов. 15 марта 1938 года

Жители Вены восторженно нацистов. 15 марта 1938 года

75 лет назад, 13 марта 1938 года, состоялся аншлюс, то есть аннексия, Австрийской Республики нацистской Германией. Независимость Австрии была восстановлена только в апреле 1945 года. Одни считают Австрию первым государством-жертвой Гитлера, другие полагают, что австрийцы, ставшие полноправными гражданами Третьего рейха в один день и без малейшего сопротивления, должны были после Второй мировой войны разделить в полной мере и ответственность за все преступления нацистов.

После прихода к власти в Берлине Адольфа Гитлера в Австрии были как сторонники, так и противники присоединения к Германии. Важной силой в стране был австрийский фашизм, близкий по духу к итальянскому фашизму, к идеологии, сформулированной Бенито Муссолини. Лидеры австрийских фашистов считали Национал-социалистическую рабочую партию Германии, партию Гитлера, враждебной силой. Евреи в 30-годы прошлого века австрийскими фашистами не преследовались, и страна стала на несколько лет убежищем для многих немецких деятелей культуры еврейского происхождения. Используя противоречия между Гитлером и Муссолини, канцлер Австрии Курт Шушниг сумел приостановить попытки захвата власти со стороны германских и местных национал-социалистов. Однако в 1936 году Муссолини, предвидевший неминуемый аншлюс, отказался от споров с Германией из-за Австрии.
Желанный для Гитлера аншлюс последовательно готовился различными способами, в том числе и экономическим давлением, и, наконец, произошел.
Австрийская армия сопротивления не оказала. Процент австрийцев по рождению в НСДАП и в СС был весьма высок. Кроме самого Гитлера, мир знает и других видных нацистов австрийского происхождения, как, например Эрнст Кальтенбруннер и Адольф Эйхман. В послевоенной Австрии культивировался миф о роли жертвы, которая выпала стране. Этот миф высмеивали многие, например, писатель-сатирик Эрих Кестнер в коротком стихотворении "от имени Австрии":

Да, отдалась и не сопротивлялась!
Другого выбора не оставалось…
От страха, не от страсти я стонала!
А что Адольф – нацист, так я не знала…


О событиях 75-летней давности и о восприятии темы аншлюса современными австрийцами размышляет обозреватель РС, историк Центральной Европы Ярослав Шимов:

– Действительно ли Австрия вошла в состав Третьего рейха почти добровольно? Считается, что подавляющая часть австрийцев радовалась аншлюсу. Это правда?

– И да, и нет. Формально 10 апреля, почти через месяц после аншлюса, был проведен плебисцит – всенародное голосование, на котором 99,7 процента голосовавших сказали фюреру "да", т. е. одобрили присоединение Австрии к Германии на правах провинции Остмарк. Естественно, нужно учесть, в каких условиях это голосование проводилось – это первое. Второе: 400 с лишним тысяч человек, граждан Австрии, были официально после аншлюса лишены права голосовать. Это, во-первых, евреи; во-вторых, люди, обладавшие четкой политической репутацией противников нацизма: левые – социалисты, социал-демократы, коммунисты, и правые – либералы или сторонники монархии.

Большая часть населения Австрии тогда действительно радовалась, потому что большинство австрийцев считало себя в тот момент немцами. И под влиянием и пропаганды, и определенных обстоятельств в истории Австрийской Республики, они считали, что присоединяются к большой и сильной Германии.
Большинству населения тогдашней Австрии, судя по всему, были не очень важны какие-то детали нацистской идеологии. Речь идет о начале 1938 года, когда нацисты были достаточно умны и хитры, чтобы разом не открывать свое истинное лицо. В середины 30-х у очень многих в Европе были иллюзии насчет того, что собой представляют Гитлер и его режим. Многие считали его просто решительным националистом, может быть, подобием второго Бисмарка, поскольку его ужасающая расовая политика только набирала обороты, еще почти ничего не было известно об обращении со значительной частью населения в самой Германии, не началась еще внешняя агрессия нацистов. Я говорю это не для того, чтобы оправдать поведение тех, кто приветствовал Гитлера (среди них далеко не все были нацистами), а для того, чтобы мы делали выводы, исходя из исторического контекста, пытаясь понять, что двигало людьми в тот момент. Как часто происходит, когда люди рассуждают об истории? Вот мы сейчас знаем, как оно было, чем дело кончилось, и думаем – как они могли?! Могли! Потому что тогда они еще многого не знали и не понимали.

– С самого появления Австрийской Республики в 1918 году на карте Европы это государство считалось многими недееспособным, каким-то чахоточным... И так продолжалось довольно много лет – по причине кризиса идентичности его жителей, в первую очередь. Кем считали все-таки тогда себя сами жители этой страны – немцами, австрийцами, наследниками австро-венгерских традиций?

– Уже в 1918 году, когда империя Габсбургов распалась, та ее часть, которая была населена немцами (территория нынешней Австрии и пограничных с ней и с Германией этнически преимущественно немецких областей сегодняшних Чехии, Венгрии и Словении), стремилась присоединиться к Германии. И даже та республика, которая была сразу провозглашена после вынужденного отречения императора Карла, называлась "Республика Немецкая Австрия". Они подчеркивали свою "немецкость". Но этому присоединению к Германии тогда был поставлен барьер державами-победительницами Первой мировой войны, Антантой. Им представлялось нелогичным, что проигравшая страна, с которой они довольно жестко обошлись, – я имею в виду Германию – вдруг получит такое изрядное территориальное приращение в лице Австрии. При подписании мирного договора Австрии была навязана статья, где было прямо указано, что она не может присоединиться к Германии. Такое положение сохранялось 20 лет.

И почти все 20 лет существования этой республики были годами кризиса. В стране шла очень острая политическая борьба между левыми (социал-демократами) и правыми (христианские социалисты и другие консервативно-католические силы). В 1934 году дело дошло до мини-гражданской войны, с применением пулеметов и артиллерии. Правительственные войска вели бои с рабочими дружинами и отрядами Социал-демократической партии, и разбили их. Левые ушли в подполье, и на какое-то время установился авторитарный режим, оппозицию которому, однако, составляли теперь уже местные нацисты, выступавшие за присоединение к Третьему рейху. Но все это шло в рамках весьма, я бы сказал, "смятенного" общества, которое наконец пришло к убеждению, что лучше, видимо, бежать под крыло к сильному соседнему государству, с которым с исторической точки зрения у Австрии было, конечно, много расхождений, но с точки зрения этнокультурной – мало. Так что в 1938 году аншлюс имел психологические корни с обеих сторон.

– Во Второй мировой войне Австрия являлась частью нацистской Германии, выступала агрессором, ну, или союзником агрессора. После Второй мировой войны прошло несколько лет, и как-то Австрию стали воспринимать как жертву нацизма и оккупированную страну. Австрийцы осознали себя именно австрийцами лишь в 60-70-е годы. В современной Австрии есть единая оценка событий того времени или до сих пор историки и люди, интересующиеся теми событиями, расходятся во мнениях?

– Да, действительно, Австрия была признана первой жертвой нацизма Московской декларацией союзных держав в 1943 году. Это было результатом активной деятельности австрийской эмиграции, демократической и монархической, которая сумела такое видение ситуации союзникам представить и заставить его принять. Так получилось благодаря лоббистским усилиям. Конечно, ситуация была неоднозначной. Конечно, до сих пор нет единых оценок, в какой мере Австрия и ее граждане участвовали в действиях нацистской Германии, в преступлениях, совершенных нацистами. Многие международные организации, еврейские, в частности Центр Симона Визенталя, не раз критиковали Австрию за недостаточную денацификацию.

И определенные основания для такого мнения есть. Известен конфликт вокруг бывшего президента Австрии Курта Вальдхайма, который был нацистским офицером во время Второй мировой. Он большую часть времени служил на Балканах, напрямую не был причастен к преступлениям, но… в его биографии было много сомнительных моментов. Поэтому он, будучи уже главой государства, оказался в некой международной изоляции. С другой стороны, часть австрийских правых, особенно Партия Свободы, которую основал Йорг Хадер, ныне покойный, не оправдывая, конечно, нацизм (этого себе почти никто сейчас в Европе позволить не может), достаточно мягко относится к участию австрийских граждан в деятельности нацистов. Эта проблема еще до конца не разрешена, хотя, конечно, в целом современная Австрия – страна демократическая. Взгляд большинства и официальная точка зрения таковы: Австрия – первая страна, ставшая жертвой Гитлера. Но в общем эти события остаются предметом определенной общественной полемики и не совсем спокойного общественного сознания, в каком-то смысле даже – общественной совести.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG