Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Покаяние Клинтона


Клинтона считали первым президентом, защищавшим права геев, но иногда его действия, продиктованные политическими соображениями, вызывали недовольство ЛГБТ-сообщества. Марш в защиту прав геев, Вашингтон, 25 апреля 1993 года.

Клинтона считали первым президентом, защищавшим права геев, но иногда его действия, продиктованные политическими соображениями, вызывали недовольство ЛГБТ-сообщества. Марш в защиту прав геев, Вашингтон, 25 апреля 1993 года.

Верховный суд США 27 марта рассмотрит вопрос о конституционности закона “о защите брака”, целью которого было предотвращение однополых браков. Закон был подписан президентом Биллом Клинтоном в 1996 году. Спустя 16 с лишним лет он призвал к отмене закона как неконституционного. Покаяние Клинтона стало предметом широкого обсуждения.

Ричард Сокаридес, адвокат, политический советник, писатель и защитник прав ЛГБТ-сообщества, работавший в администрации Клинтона, в своем блоге в The New Yorker размышлял над вопросом, как мог первый президент, защищавший права геев, поставить свое имя под одним из самых дискриминационных законов в американской истории. Сокаридес заключает: “Если вы отступаете от принципов, исходя из предположения, что мир не поймет ваших идеалов, вы, скорее всего, потом будете сожалеть об этом”.

Эволюция взглядов 42-го президента США на однополый брак – показатель изменений в общественном сознании последних десятилетий.

Клинтон подписал закон “о защите брака” около часу ночи в субботу 21 сентября 1996 года. Когда много лет спустя журналисты MSNBC попытаются найти фотографии этого события, у них не получится: “Почему? Потому что это было сделано под покровом темноты”. Ясно, что подписание закона не было предметом гордости Клинтона, он руководствовался политическими соображениями – за полтора месяца до перевыборов.

Корреспондент The Washington Post Питер Бэйкер в свое время так описывал те события: “Президент Клинтон ждал до глухой ночи, чтобы подписать законодательство, целью которого было предотвращение однополых браков, выбрав время так, чтобы как можно меньше привлекать внимание общества и минимизировать политический ущерб за 45 дней до выборов. Для Клинтона, первого президента, открыто искавшего поддержки избирателей из ЛГБТ-сообщества и продвигавшего их повестку, закон представлял двойную проблему. С одной стороны, он не хотел, чтобы республиканцы переиграли его на основном электоральном поле в то время, когда опросы показывали отсутствие общественной поддержки однополых браков. С другой стороны, он не хотел еще больше огорчать ЛГБТ-сообщество, которое рассматривало его подпись как предательство”.

20 сентября, незадолго до того как он подписал закон, Клинтон обнародовал заявление, в котором попытался объясниться и которое начал со слов “Всю жизнь я изо всех сил боролся с любой дискриминацией, в том числе с дискриминацией геев и лесбиянок”. Президент выразил мнение, что вопрос о признании однополых браков – не дело правительства и что закон H.R. 3396 подтверждает право каждого штата определять собственное отношение к однополым бракам. В том же заявлении Клинтон призвал Конгресс принять некоторые антидискриминационные меры и подчеркнул, что подписанный им закон не должен быть использован для дискриминации сексуальных меньшинств: “Этому нет места в американском обществе”.

Аудиоподкаст
"Американских вопросов"

И вот, спустя 16 с лишним лет, в 2013 году, конституционность закона “о защите брака” была оспорена в Верховном суде США вместе с еще одним актом, касающимся oднополых браков, так называемым "Предложением 8" – принятой на референдуме в Калифорнии поправкой к конституции штата.

Закон “о защите брака” гласит, что браком называется правовой союз между лицами разного пола, и предусматривает, что ни один штат или любая другая административная единица не обязаны признавать браком союз между лицами одного пола, даже если такой брак официально признан в другом государстве или другом штате США.

Калифорнийское "Предложение 8", за которое на референдуме в 2008 году проголосовали 52 процента избирателей, исключает однополые браки на территории штата.

Оппоненты законов оспорили их, так как сочли, что они противоречат 14-й поправке Конституции США, гласящей, что законы штатов должны одинаково распространяться на всех граждан. Оппоненты указали, в частности, что лишение лиц одного пола возможности заключить брак лишает их налоговых и других льгот, которые предоставляются супружеским парам как федеральным правительством, так и правительствами штатов.

Клинтона, очевидно, беспокоило то, что он подписал закон “о защите брака”. Когда в 2008 году на встрече со студентами-журналистами одна из них – Лили Лэмбой – попросила экс-президента объяснить свою позицию по однополым бракам, ответ Клинтона прозвучал довольно агрессивно: “Позвольте мне спросить вас: вы считаете, было бы больше или меньше попыток ввести конституционный запрет на однополые браки по всей стране, если бы брак, заключенный в Массачусетсе, были бы обязаны признавать в Юте? Да или нет? Дайте ответ на вопрос. Мы живем в реальном мире”. То есть Клинтон пытался объяснить свою подпись под законом практическими соображениями: мол, если бы штатам с запретом на однополые браки вменили в обязанность признавать такие браки, заключенные в других штатах, это породило бы попытки запретить однополые браки вовсе.

Массачусетс был первым штатом, где легализовали однополые браки – в 2003 году. Потом его примеру последовали еще восемь штатов: Айова, Коннектикут, Нью-Гемпшир, Нью-Йорк, Вермонт, Мэн, Мэриленд и Вашингтон, а также федеральный округ Колумбия. Отношение американского общества к вопросу об однополых браках в последние годы меняется, и меняется быстро. Последнее исследование, проведенное университетом Куиннипиак, показало, что 47 процентов американцев поддерживают их легализацию, в то время как 43 процента высказываются против. Среди противников, в частности, консервативно настроенные представители республиканской партии. Однако среди тех групп населения, за чьи голоса республиканцам предстоит особо бороться на будущих выборах, легализация однополых браков пользуется еще более твердой поддержкой, чем в среднем по стране. Так, например, за однополые браки высказались 60 процентов молодых респондентов, 59 процентов белых избирателей с высшим образованием и 50 процентов женщин. Даже среди избирателей-католиков большинство высказалось в поддержку легализации однополых браков.

Менялась и точка зрения Билла Клинтона. Полтора года назад в интервью телекомпании CNN он сказал: “В течение 200 лет нашей истории этот вопрос всегда решался отдельными штатами и религиозными институтами. На мой взгляд, так должно быть и впредь. Я был против конституционного запрета однополых браков по всей стране и по-прежнему против этого. Я считаю, что этот вопрос должен быть решен американским народом путем дебатов. Но лично я изменил свою точку зрения. Я не против однополых браков. Я считаю, что если люди хотят связать себя брачными узами на всю жизнь, у них должно быть на это право”.

Чтобы понять, как заметны и быстры изменения в обществе по этому вопросу, стоит взглянуть на позицию еще одного президента – нынешнего главы государства Барака Обамы, представляющего следующее после Клинтона поколение политиков. Но даже он еще в 2008 году заявлял, что браком можно считать только союз между мужчиной и женщиной. Спустя два года в телевизионном интервью Обама сказал, что его взгляды по этому вопросу все время меняются и что ему сложно прийти к однозначному выводу. В мае 2012 года президент уже заявлял, что однополые пары должны обладать правом вступать в брак, а в январе 2013 года во время своей инаугурационной речи Обама сказал: "Наша работа не будет завершена до тех пор, пока наши братья и сестры – геи и лесбиянки – не будут обладать теми же законными правами, что и все остальные граждане". Более того, президент упомянул положившие начало движению за права сексуальных меньшинств бунты в нью-йоркском баре Стоунволл в одном ряду с такими важнейшими в истории США событиями, как первый съезд в поддержку движения за равноправие женщин в Сенеке-Фоллз в XIX веке и марш за права чернокожих избирателей в Селме в 1965 году.

8 марта 2013 года Билл Клинтон опубликовал статью в газете The Washington Post, в которой безоговорочно заявил, что однополые браки должны быть легализованы: "Верховному суду предстоит решить, соответствует ли закон “о защите брака” принципам страны, которая выше всего ставит свободу, равенство и справедливость, и соответствует ли этот закон Конституции. Как президент, подписавший этот закон, я теперь пришел к выводу, что он противоречит этим принципам и несовместим с Конституцией". Как и президент Обама, Билл Клинтон считает, что признание права лиц одного пола на вступление в законный брак – это вопрос гражданских прав: "Мы – всё еще молодая страна, и многие из наших ключевых решений в области прав человека еще достаточно свежи, чтобы голоса тех, кто их отстаивал, до сих пор были актуальны, пусть даже мир, который им предшествовал, выглядит для нас все менее и менее знакомым. Мы еще не отпраздновали столетие Девятнадцатой поправки, но общество, в котором женщины не могут голосовать, показалось бы нам не просто старомодным или необычным, но откровенно чуждым. Я убежден, что в 2013 году закон "о защите брака" и выступления против брачного равенства – это реликты столь же чуждого общества". Объясняя, почему он подписал этот закон 17 лет назад, Билл Клинтон отметил, что это была другая эпоха, что в те времена ни один штат не признавал однополых браков и что против поступившего ему на подписание законопроекта высказался лишь 81 из 535 членов Конгресса.

Критики Билла Клинтона отмечают, что изменение его позиции по однополым бракам может быть мотивировано политически. Консервативная газета Washington Times высказала предположение, что бывший президент выступил с этим заявлением с прицелом на президентские выборы 2016 года, на которых потенциальным кандидатом считается его супруга Хиллари Клинтон, недавно покинувшая пост государственного секретаря. Хиллари Клинтон ранее высказывалась за отмену закона “о защите браке”.

Даже если исходить из этого предположения, можно прийти к определенным выводам. Политики – барометр общества. И, видимо, к президентским выборам 2016 года, спустя 20 лет после подписания закона “о защите брака”, вопрос об однополых браках больше не будет вопросом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG