Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт Борис Володарский – о работе Литвиненко в МИ-6


Александр Литвиненко, снимок 2004 года

Александр Литвиненко, снимок 2004 года

В распоряжении британской газеты The Sunday Times оказалась копия записи показаний, данных после смерти Александра Литвиненко Скотленд-ярду его вдовой Мариной. Речь в этих документах идет о доходах, которые бывший офицер ФСБ политэмигрант Литвиненко, скончавшийся в 2006 году в Лондоне от отравления радиоактивным полонием, получал от сотрудничества с британской разведкой МИ-6. Выплаты за такую работу в течение трех лет составили около 90 тысяч фунтов стерлингов (примерно 140 тысяч долларов).

О том, в чем именно заключалось сотрудничество Литвиненко и МИ-6, в интервью РС говорит историк советской и российской разведки Борис Володарский, живущий в Великобритании.

– Не секрет, что Александр Литвиненко в последние годы жизни сотрудничал с британской и испанской разведками. Чем он конкретно занимался? Корректно ли говорить, что Литвиненко был британским или испанским шпионом?

– Абсолютно некорректно. Естественно, Литвиненко не был ни советским или российским шпионом, ни британским шпионом, ни испанским шпионом. С 2004 года, я знаю это совершенно доподлинно, Саша консультировал британскую внешнюю разведку МИ-6 и Службу безопасности МИ-5 по вопросам борьбы с терроризмом, с российскими криминальными элементами в Европе, с распространением и продажей наркотиков и оружия.

– Насколько это легальная деятельность?

– Абсолютно легальная; это помощь правоохранительным органам.

– За три года сотрудничества Литвиненко получил примерно 140 тысяч долларов, примерно по 40-50 тысяч долларов в год. Что за такие деньги мог делать Литвиненко?

– Честно говоря, я бы не хотел обсуждать денежную тему. В Англии совершенно не принято это делать. Но это – нормальные гонорары за консультации. Консультация для профессиональной фирмы, которая не имеет отношения к разведке, занимающая приблизительно неделю – десять дней, в Великобритании стоит порядка 2,5 тысяч фунтов. Поэтому, с моей точки зрения, его гонорары, если таковые действительно были, совершенно не отличаются от гонораров любой нормальной фирмы, которая занимается вопросами security risks. Это принято в Великобритании.

– Какой степени секретности была работа, которой занимался Литвиненко? Из той же публикации стало известно, что у него был специальный мобильный телефон для связи с контактом в МИ-6. Это тоже общая практика?

– Это обычная практика. Как и встречи на конспиративных квартирах, и специальный телефон для односторонней связи, чтобы никто не мог подслушать, – это нормально. Учтите, что преступники – и мафия, и те, кто занимается распространением наркотиков, тоже предпринимают серьезные меры предосторожности. Поэтому и обратные действия требуются: чтобы источник или человек, который занимается такого рода расследованием, был как-то защищен.

– Насколько ценным консультантом для МИ-6, по вашим предположениям, мог быть Александр Литвиненко? Откуда у него могла быть информация, которая интересовала правоохранительные органы Великобритании?

– Многие не совсем правильно понимают задачи и род деятельности МИ-6. Деятельность МИ-6 направлена прежде всего не на сбор разведданных, а на борьбу с международным терроризмом, с выявлением источников терроризма, которые угрожают интересам Великобритании за рубежом. Литвиненко мог быть достаточно полезным консультантом, потому что он много лет в России занимался организованной преступностью, терроризмом. Он, насколько я помню, работал в Управлении по борьбе с организованной преступностью ФСБ. Поэтому он знал многие имена, знал организацию преступной сети, особенности ее связей с Европой. Думаю, что он был достаточно ценным консультантом.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG