Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бунт в Нью-Йоркском университете


Иллюминация противников планов по дальнейшей экспансии университета на здании NYU. Фото: www.facebook.com/nyufasp

Иллюминация противников планов по дальнейшей экспансии университета на здании NYU. Фото: www.facebook.com/nyufasp

Между Бликер и Макдугл много маленьких кафе. В одном из них, La Lanterna, в прошлом году сформировалась активистская ячейка преподавателей Нью-Йоркского университета (NYU). На минувшей неделе ей удалось добиться, пожалуй, самой амбициозной из поставленных целей: преподаватели крупнейшего подразделения университета, Колледжа наук и искусств, выразили недоверие действующему президенту университета Джону Секстону. Сразу же после публикации результатов голосования Совет попечителей университета обнародовал заявление о единодушной поддержке президента. Конфликт между администрацией, попечителями и президентом, таким образом, окончательно оформился. Содержательно он завязан на представлениях о будущем высшей школы, целях образования и смысле университета.

У Джона Секстона сразу две докторских степени – по религии и праву; в Нью-Йоркском университете он работает с 1983 года и уже больше десяти лет его возглавляет. Хотя в этом нет никакой необходимости, он по-прежнему читает два курса для студентов бакалавриата. Один из них называется "Бейсбол как путь к богу". В другом речь идет о религиозном, но при этом секулярном характере американской конституции.

Секстон считается одним из лучших администраторов высшей школы в США. За годы его президентства весьма средний университет стал успешно конкурировать со школами Лиги плюща, поднялся в рейтингах и необычайно разросся: открылись филиалы (составляющие так называемую Глобальную университетскую сеть) в 12 городах – таких разных, как Париж, Прага, Тель-Авив, Буэнос-Айрес, – и два полноценных кампуса в Абу-Даби и Шанхае. Присутствие американского университета в столице Объединенных Арабских Эмиратов кажется странным многим преподавателям, но к голосованию о доверии президенту их подтолкнули дела домашние: к 2031 году NYU планирует перестроить под собственные нужды два квартала в Гринвич-виллидж.

Обоснование для расширения кампуса (которое противники сравнивают с метастазами) придумано элегантное: традиционные для экономики Нью-Йорка отрасли – финансы, страхование и недвижимость (которые по-английски составляют акроним FIRE, огонь) – переживают упадок. Город может лишиться своих основных источников дохода, если на помощь традиционным отраслям не придет Нью-Йоркский университет со своими ресурсами – интеллектуальными, культурными, образовательными (эти по-английски составляют, конечно же, акроним ICE, лед). И вот когда лед и пламя сойдутся, между ними, предположительно, завяжется парадоксальная дружба, и лед не даст потухнуть пламени. Это не лишенное фантазии произведение маркетологов вполне удовлетворило попечителей NYU, мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга и городской совет по землепользованию. Но вызвало резкое неприятие внутри университета.

Первыми выступили вовсе не "левые гуманитарии" – критика пришла от бизнес-школы Stern. Работающие там экономисты усомнились, что двухмиллиардный проект реконструкции двух кварталов в Гринвич-виллидж финансово безопасен для университета. Endowment Нью-Йоркского университета (так называется целевой капитал, на проценты с которого в традиционной для американского образования модели финансируется деятельность частных школ) составляет всего 2,5 миллиарда долларов – это треть того, что есть у Коламбии, и двенадцатая часть гарвардского основного капитала. Прибыль от endowment – лишь 4% доходов Нью-Йоркского университета. В остальном приходится полагаться на плату за обучение и проживание в студенческих общежитиях. Если университет начнет строительный проект, почти равный по стоимости основному капиталу, плата за обучение (четвертая по величине в стране, по данным Newsweek) неизбежно вырастет, а образовательные условия ухудшатся.

За резолюцией бизнес-школы Stern последовали, по данным специального сайта, созданного противниками планов по дальнейшей экспансии университета, похожие решения еще 38 факультетов и отделений. Уже после голосования в Колледже искусств и наук о намерении провести референдум о доверии президенту заявил технический и административный персонал университета.
Сторонники Джона Секстона и его экспансионистской политики обвиняют критиков грандиозного строительного проекта в эгоизме: дело в том, что большинство преподавателей университета живут непосредственно в зоне будущего строительства в принадлежащих университету квартирах. Им просто не хочется оказаться на строительной площадке на ближайшие 20 лет. На это, однако, имеется контраргумент: университетское жилье в Гинвич-виллидж – едва ли не основной фактор, привлекающий качественную профессуру. Если убрать его из контрактов, школа может просто лишиться хороших преподавателей.

Что выводит нас к идеологическому центру конфликта: Нью-Йоркский университет под руководством Джона Секстона следует корпоративной логике развития. Ценность в глазах администрации имеет не взаимодействие преподавателей и студентов само по себе, а наращивание его объема. Школа растет просто для того, чтобы извлечь больше прибыли и расти дальше. Профессор media studies Марк Криспин Миллер, один из самых жестких критиков нынешней администрации, сравнивает зарубежные филиалы Нью-Йоркского университета с массовым переносом производства в страны третьего мира, характерным для экономики 90-х. За счет открытия филиалов университет получает возможность обучать большее число студентов с меньшими затратами (разместить студентов в Гане значительно дешевле, чем поселить их в Нью-Йорке), а разницу между стоимостью обучения и реальными расходами направлять на дальнейшую экспансию. Дополнительная экономия извлекается из отказа от постоянной профессуры в пользу контрактников и почасовиков.

В глазах профессуры эта корпоративная логика противоречит образовательной миссии университета. Чему может научить измученный переработками молодой преподаватель на полугодовом контракте? Да еще и в Абу-Даби? Получается, что качество обучения не имеет особого значения, потому что продаются не знания, а бренд NYU, тогда как само образование рассматривается как очень дорогая услуга, дающая своим получателям пропуск в будущее. Все это никак не связано с воспитанием мышления, осознанием ценности свободы и прочими старомодными вещами.

С этой проблемой сталкиваются сегодня университетские преподаватели по всему миру, и Россия здесь не исключение. Университет как таковой, очевидно, больше не формирует молодые поколения, не учит думать и не задает культурных стандартов. Он просто предоставляет услуги, которые нынешнее общество считает ценными. И пока оно их таковыми считает, успешный университет обязан шириться и захватывать новые рынки. В такой парадигме институт постоянного профессора, tenure, просто не эффективен. Интеллектуальная свобода, которую он должен был в замысле гарантировать, никому не нужна. Думать теперь можно только в свободное от работы время.

Спорить с торжеством корпоративной логики в развитии образования может, как мне кажется, только время. Сколько поколений потребуется для осознания ненужности пустого по сути, но очень дорогого диплома, я прогнозировать не берусь. Но профессура Нью-Йоркского университета, очевидно, ждать не готова. Результаты голосования показывают, что они хотят приостановить экспансию. Проблема только в том, что вынесенный преподавателями вотум недоверия не обязывает президента подать в отставку. Президента назначают попечители – в большинстве своем крупные предприниматели. Они хотят, чтобы он возглавлял школу до 2016 года. Тем не менее прецеденты были: в 2005 году, например, в похожей ситуации ушел со своего поста президент Гарварда.

Вопрос теперь в том, как поступит Джон Секстон. Здесь я рискну предсказать: президент останется на месте и даже не откажется от двух своих курсов. Иначе кто еще расскажет будущим бакалаврам, как прийти к богу через бейсбол.

весь блог

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG