Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Профессор Высшей школы экономики Алексей Портанский считает, что России следует проявлять осторожность при решении вопроса об оказании финансовой помощи Кипру:

– России небезразлично, как будет развиваться ситуация на Кипре, поэтому Москва готова участвовать в разрешении кризиса. Другой вопрос – на каких условиях. Я бы солидаризировался с позицией бывшего главы Центробанка России Сергея Дубинина, который считает: значительную долю ответственности должны нести местные кипрские банки. Поскольку Кипр сам не в состоянии решить проблемы, Россия могла бы, в частности, вновь реструктурировать кредит, который она предоставляла Никосии. Но только в том случае, если Кипр пойдет навстречу и предоставит, например, преференции "Газпрому" на разведку и добычу газа на островном шельфе. Вот тогда какое-то решение могло бы быть найдено.

– Речь на переговорах в Москве фактически идет о выкупе Россией одного из крупнейших кипрских банков.

– А вот это надо делать крайне осторожно. Не получится ли так, что от этого потом Россия ничего не получит?

– Вам понятны причины, по которым Европейская комиссия скептически относится к переговорам России с Кипром?

– Подход Брюсселя к этому вопросу несколько субъективен, потому что ЕС, наверное, хотелось бы, чтобы решение этого вопроса находилось целиком в компетенции Еврокомиссии. Участие России создает для Брюсселя несколько некомфортные условия. В этом есть изрядная доля политики, но есть и экономический аспект: Брюссель поставил перед Кипром определенные условия для получения кредита ЕС и если российская помощь каким-то образом позволит Кипру не выполнять эти условия – конечно, Брюссель будет возражать. Пока, насколько я понимаю, пути полного выхода из кризиса не видят ни в Брюсселе, ни в Москве.

– В какой степени подогревают скандал разговоры о русской "финансовой прачечной", о русских олигархах, которые отмывают (или якобы отмывают) деньги на Кипре?

– Значительная часть денег российского происхождения с Кипра выведена, финансовая система этой страны используется бизнесменами для совершения трансакций. Что касается отмывания денег – ну, да, есть такой аспект… Но каждый такой случай надо исследовать отдельно и показывать конкретно, что и как там отмывается. Голословных утверждений на сей счет недостаточно.

Главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова обращает внимание на то, что самым сложным вопросом переговоров российских представителей с министром финансов Кипра являются гарантии того, как именно власти Никосии могут использовать полученные в Москве средства.

– С момента начала кризиса "цена кипрского вопроса" существенно выросла. Мы имеем дело с банковским сектором, который принял депозиты в размере примерно 90 миллиардов долларов. Проблема заключается в том, что как только невольные "банковские каникулы" пройдут и банки возобновят работу, то очень большая часть средств может быть выведена со счетов. На данный момент на рынке обсуждаются суммы – 10 миллиардов евро поддержки от еврозоны, и от 5 до 6 миллиардов долларов от России. Но этих сумм может оказаться недостаточно.

– Москве, вы считаете, некуда деваться? Для того чтобы спасти своих вкладчиков, неминуемо оказание русской помощи?

– Я не считаю, что оказание помощи неизбежно. Напротив, поскольку изначально Кипр договаривался о помощи с еврозоной, Россия вполне могла бы занять выжидательную позицию. Депозиты российских резидентов, российских граждан на Кипре – в большинстве своем не депозиты крупных российских компаний, а мелких и средних бизнес-структур и, видимо, отчасти – депозиты физических лиц. В какой-то степени происхождение этих денег может вообще вызывать сомнения. Я вовсе не уверена, что Россия сочтет необходимым тратить средства налогоплательщиков на кредиты для Кипра.

– Кипр сам виноват во всех своих финансовых проблемах?

– Безусловно, сказался и глобальный контекст. Кипрская экономика – не единственная, пострадавшая в последние годы от коллапса банковской системы. Но в том, как разворачивается кризис, конечно, есть значительная доля ответственности и властей Кипра. Можно было бы более четко продумать и подготовить все меры по спасению ситуации и анонсировать их заранее. Главная проблема, которая бьет по доверию к Кипру (которая, собственно, может спровоцировать значительный отток депозитов), – общее отсутствие четкости ситуации и нарастание страхов по поводу того, что, возможно, вообще все вклады будут заморожены. Непонятно, в какие сроки к ним можно будет получить доступ.

– Когда и если кипрские банки откроются – вкладчики немедленно бросятся снимать все свои средства?

– Конечно, неизбежен очень значительный отток депозитов. Именно поэтому Центральный банк Кипра должен просчитывать развитие ситуации. Возможно, откроют частичный доступ, возможно, доступ получат только резиденты Кипра. Я считаю, что здесь очень много вариантов развития ситуации, и в значительной степени то, как банки начнут работать, будет зависеть от размера финансовой помощи, на которую Кипр сможет рассчитывать.

– У России есть сейчас соблазн, грубо говоря, просто купить Кипр или часть его экономики – шельф, предприятия, банки?

– Масштаб финансовых проблем Кипра не представляется значительным по меркам российской банковской системы и российской экономики. Возможно, какие-то компании или какие-то вкладчики-россияне, которые держали депозиты на Кипре, пострадают, но в национальных масштабах это не очень значимо. Главная проблема заключается вот в чем: предоставляя Кипру кредит, Россия должна получить гарантии, что она получит возможность контролировать использование заемных средств. Главная угроза заключается в том, что средства из России будут предоставлены, но пойдут на "третьи" цели, на выплаты другим кредиторам.

– Вы решитесь предположить, как дальше будет развиваться ситуация? Будет спасена кипрская банковская система или наступит дефолт?

– Безусловно, мы станем свидетелями банкротства отдельных кипрских банков. Актуальный вопрос – как долго продлятся "банковские каникулы", в какой части банковской системы они прекратятся и насколько быстро она сумеет возобновить функционирование? Лучший сценарий – если европейские кредиторы предоставят неограниченный лимит финансовой поддержки, что в значительной степени стабилизирует настроения как минимум внутренних вкладчиков (это около 50-60 миллиардов долларов).
Но это при условии, если Центробанк Кипра действительно будет готов поддерживать ликвидность. Я не уверена, что это легко. Есть и худший вариант: Кипр будет вот так метаться между двумя переговорными позициями – договариваться и с Россией, и с Еврозоной. В итоге это приведет к затягиванию финального решения, паника будет нарастать и цена кризиса вырастет.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG