Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Маша и иезуитская школа


Моя дочь Маша, выросшая в Америке, никогда не была и уже не будет религиозна. Меня это скорее радует, чем огорчает. Ее интерес к христианству был совершенно добровольным и объяснялся чистым любопытством. Догматические различия деноминаций мало волнуют меня – я считаю себя дома в любом христианском храме. В англиканскую церковь мы ходили послушать орган, в русскую православную – повидаться со знакомыми. В восемь лет Маша стала ходить в воскресную школу при нашем католическом приходе, и эти занятия были ей не в тягость, а в радость. Всякий раз, глядя на ее просветленное лицо, я вспоминал Мандельштама:

И евхаристия, как вечный полдень, длится —
Все причащаются, играют и поют,
И на виду у всех божественный сосуд
Неисчерпаемым веселием струится.

Мы никогда не разговаривали о вере специально, но в наших вполне бытовых спорах она вдруг ссылалась на Библию. Ссылки были какие-то смешные, материалистические. Иногда я нарочно провоцировал ее. Однажды говорю: человечество столько нагрешило после первого потопа, что давно пора второй устроить. А дочь отвечает: «Ты забыл, что после первого Бог показал Ною радугу и обещал больше потопов не устраивать».

Ну не потоп, что-нибудь другое - Содом и Гоморру помнишь? «Содом и Гоморра, - говорит она, - Помпеи, Нью-Орлеан - это точечные удары». А разве Господь всегда говорит правду? Вот он обещал Адаму и Еве: «смертию умрете», если вкусите от древа. Они вкусили, но не умерли. «Но ведь в конце концов, - говорит она, - все-таки умерли».

Это она была еще маленькая. А когда ей было десять, я увидел у нее в руках «Дневник сельского священника» Жоржа Бернаноса.

Сейчас она учится в 11-м классе частной школы имени Св. Игнатия Лойолы, которой управляет Орден иезуитов. Это очень хорошая школа. Чтобы учиться там, необязательно быть католиком или даже христианином. В числе предметов есть богословие, но никто ее не учит, что Земля плоская. Законы физики в Библии действуют точно так же, как в реальной жизни.
XS
SM
MD
LG