Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дайджест интересного в точных науках


Морган Фримэн и Александр Поляков во время вручения премии Fundamental Physics Prize

Морган Фримэн и Александр Поляков во время вручения премии Fundamental Physics Prize

Точные науки – скользкое понятие. Чтобы отличить этот дайджест от списка главных открытий и изобретений прошлой недели, будем считать, что в описанных ниже событиях не обошлось без интегралов.

Итак, на прошлой неделе были объявлены лауреаты сразу двух больших научных премий – по физике и по математике.


1. Новый физик-миллионер

Очередная премия Fundamental Physics Prize была вручена физику российского происхождения Александру Полякову, профессору Принстонского университета, за работы в области квантовой теории поля и теории струн. Денежная часть приза, учрежденного прошлым летом российским предпринимателем Юрием Мильнером, составляет 3 миллиона долларов США, в два раза больше Нобелевской премии. Есть и важное концептуальное отличие Fundamental Physics Prize от Нобелевской премии по физике: если последняя вручается за открытия, уже подтвержденные экспериментом, то первой могут быть удостоены ученые, занимающиеся перспективными теоретическими исследованиями, даже если пока не ясно, к чему они приведут. Нобелевские лауреаты часто получают премию под закат научной карьеры, а обладателями FPP становятся активно работающие ученые, впрочем, нет гарантии, что их теоретические идеи не окажутся со временем тупиковыми (как это может случиться с теорией струн). Так или иначе, Александр Поляков, безусловно, один из ведущих современных физиков, его научные достижения давно получили признание: в 1986 году Поляков был награжден престижной медалью Дирака, а в 1994-м – медалью Лоренца. Ложка дегтя: лауреатов очередной FPP выбирают обладатели этой премии прошлого года. Среди них есть несколько работающих в Принстоне специалистов по теории струн, как и сам Поляков.

2. Новый математик – почти миллионер

Если мильнеровская Fundamental Physics Prize – крупнейшая премия для физиков (и в принципе крупнейшая в мире научная премия), то самый большой приз для математиков – норвежская премия Абеля. Ее размер около 800 000 евро, близок к призовой части Нобелевской премии, и между ними есть непосредственная связь: в самом начале XX века норвежский ученый Софус Ли (в честь которого названы математические объекты группы Ли и алгебры Ли) предложил создать премию для обойденных завещанием Альфреда Нобеля математиков. Предполагалось, что первая премия, названная именем знаменитого соотечественника Софуса Ли, Нильса Абеля, будет вручена еще в 1902 году, но по разным причинам это событие отложилось больше чем на сто лет: первый лауреат Абелевской премии был объявлен только в 2003 году.

На прошлой неделе ее одиннадцатым лауреатом стал бельгийский математик Пьер Делинь, специалист в области алгебраической геометрии, дисциплины настолько сложной, что мало кто из профессиональных математиков всерьез ее понимает. Делинь прославился еще в середине 70-х благодаря доказательству третей гипотезы Вейля – аналога гипотезы Римана, одной из главных нерешенных задач прошлого тысячелетия. За это достижение в 1978 году он был награжден престижной Филдсовской медалью. Абелевская премия этого года является оценкой суммарного вклада Пьера Делиня в математику и утверждает его как одного из ведущих ученых современности. Представляя нового лауреата премии Абеля, известный математик Тимоти Гаверз сказал: “Никто не может знать, кому достанется очередная Абелевская премия. Но не вызывало сомнений, что Делинь получит ее рано или поздно. Поэтому сегодняшнее событие настолько предсказуемо, насколько могут быть предсказуемыми такие события в принципе”. Высказывание, достойное математика. И тут уж никакой ложки дегтя нет.

Помимо безусловно важных известий о том, как наука служит благополучию человечества, две больших новости пришли из космоса.

3. Во-первых, запущенный 35 лет назад космический аппарат “Вояджер-1” то ли покинул, то ли почти покинул пределы Солнечной системы. Мы об этом писали более подробно.

4. Во-вторых, другой покинувший Землю рукотворный прибор – космическая обсерватория “Планк” (она была запущена по сравнению с “Вояджером” не так давно, в 2009 году) составила довольно подробную карту космического реликтового излучения – слабого радиационного фона, источником которого была вскоре после Большого взрыва первичная горячая Вселенная. Благодаря результатам, полученным “Планком”, удалось в частности уточнить возраст Вселенной: 13,82 миллиарда лет, на несколько десятков миллионов лет старше прежних оценок. Остальные открытия "Планка" касаются инфляции, темной энергии и темной материи – в ближайшее время мы расскажем об этом больше.

По-настоящему важные новости точных наук на этом, пожалуй, заканчиваются. Но есть еще одна очень любопытная.

4. Ящерицы и роботы

Удивительным образом, в последнее время я регулярно натыкаюсь на исследования моторики представителей фауны: была история про тараканов, которые после щелчка по носу не заваливаются на бок из-за строения опорно-двигательного аппарата, был сделанный японскими учеными подробный анализ полета бабочки. Оказывается, неспроста. Во всяком случае, изучение способов передвижения тех животных и насекомых, которые обречены путешествовать по поверхности земли, вылилось в новое научное направление: террадинамику. Практическая задача очевидна. Мы умеем строить все более сообразительных роботов, их электронный мозг становится все компактнее. А вот в чисто инженерном отношении прогресс не так велик: большинство из обладающих искусственным интеллектом созданий по-прежнему передвигаются на колесах (как марсоход "Куриосити", ищущий сейчас следы жизни на красной планете ) или гусеницах (как роботы-минеры или Валли). Для небольших роботов, которые предназначены ползать по сложному ландшафту сыпучей или гранулированной поверхности, такой как песок, колесная база – не лучший вариант. Природа все за нас придумала: куда более универсальным двигательным аппаратом были бы ноги.

В свежем номере журнала Science опубликована большая статья, полностью посвященная террадинамике. Теоретические основы полета или плавания известны давно, а вот пешая ходьба по сыпучей поверхности не имела, оказывается, серьезной научной базы. Именно эту лакуну и заполнили авторы. Изучив манеру передвижения песчаных ящериц, построив (а точнее, напечатав на 3D-принтере) несколько собственных прототипов, создав бесчисленные виртуальные шагающие модели, они создали теорию механики шагания: какие силы должны быть учтены и при помощи каких уравнений. Теперь, разрабатывая робота с ножками, инженеры могут не изобретать велосипед, а воспользоваться основами террадинамики, как пользуются аэродинамикой строители самолетов или гидродинамикой конструкторы подводных лодок.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG