Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Востоковед Валентин Моисеев – о возможности корейской войны


Валентин Моисеев

Валентин Моисеев

Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын приказал привести в боевую готовность стратегические ракеты, нацеленные на Соединенные Штаты. Следует ли воспринимать эту военную угрозу всерьез?

Специалист по проблемам на Корейском полуострове, бывший сотрудник Министерства иностранных дел России Валентин Моисеев отмечает необычно жесткую риторику Пхеньяна в адрес Сеула и Вашингтона в последние дни, которая, по его мнению, связана с успехами КНДР в области создания ядерных зарядов и средств их доставки:

– Похоже, что на этот раз воинственная риторика отличается чрезвычайно высоким накалом. Никогда раньше я не слышал о том, чтобы северные корейцы заявляли о нацеливании своих ракет или каких-то других средств поражения непосредственно на США. Мне кажется, что это очередной виток, который не то чтобы говорит об истинных намерениях Пхеньяна, а подчеркивает: КНДР почувствовала способность нанести неприемлемый для остальных урон. Пхеньян тем самым пытается снять претензии мирового сообщества, которые предъявляются в связи с положением внутри страны.

– Когда вы говорите о силе, вы имеете в виду недавно проведенные ядерные испытания и успешный запуск баллистической ракеты?

– Да, в первую очередь имею в виду эти два момента. Если раньше в КНДР и было проведено успешное ядерное испытание, то не было носителей. Теперь, вроде, и носитель есть, и сам заряд есть. Это дает Пхеньяну надежды на то, что с КНДР будут считаться, как с реальной военной силой.

– В недавних учениях в Южной Корее принимали участие американские бомбардировщики-невидимки. Они даже наносили удары по предполагаемым целям. Это тоже что-то новое для вас?

– Это тоже эскалация напряженности, но с другой стороны. Дело в том, что напряженность на Корейском полуострове, так или иначе, присутствует 50 с лишним лет. Она поддерживается как с одной стороны, так и с другой. Конечно, в какой-то степени эту реакцию северокорейцев, чрезмерно воинственную, можно рассматривать и как ответ на то, что делают американцы вместе с южнокорейцами.

– В Северной Корее недавно сменился лидер. Пришел к власти молодой человек Ким Чен Ын. Он, насколько можно судить, выглядит более либеральным, чем его предшественники, – то он встречается с американским баскетболистом, то появляется в кадре с женщиной, что тоже нехарактерно для северокорейских лидеров. Как вы считаете, его риторика может быть продиктована внутриполитической ситуацией в Северной Корее?

– Во внутриполитические противоречия в Северной Корее я не верю. Те, кто противоречат существующему режиму, давно уже лишены всякого голоса. Но вполне можно предполагать, что эта риторика – средство самоутверждения молодого человека, не обладающего никакими другими достоинствами, кроме своего происхождения.

– То есть вы не думаете, что армия давит на него, а Ким Чен Ын, может быть, и хотел бы каким-то образом наладить отношения с Западом?

– Нет, я думаю, что это их общая линия, что армия как таковая не может давить. У него есть советники; он человек малоискушенный в руководстве страной и вообще малоискушенный. Конечно, он прислушивается к советам, которые ему дают военные, играющие огромную роль в КНДР.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG