Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прогнозы делать не хочется


Сторонники однополых браков у здания Верховного суда США

Сторонники однополых браков у здания Верховного суда США

«Пока суд размышляет»; «секвестр – не так страшен черт»; «российские чиновники – штучный товар»

Верховный суд США выслушал доводы сторон по двум делам по проблемам однополых браков и удалился на длительное, многомесячное совещание. Комментаторы не берутся предсказывать, какие заключения вынесут судьи, они лишь заявляют, что ветер общественных перемен дует в паруса сторонников признания прав гомосексуальных семей. Известный социолог Джонатан Ласт солидарен с коллегами в нежелании делать прогнозы.

До переломного момента, наступившего в ноябре прошлого года, пишет Джонатан Ласт в блоге еженедельника The Weekly Standard, сторонники однополых браков проиграли кряду тридцать две кампании, которые они вели за отмену законов разных штатов, провозгласивших брак исключительной прерогативой гетеросексуальных пар. Эти неудачи не обескуражили ЛГБТ-движение. Равным образом, считает автор, традиционалистам не следует отчаиваться после поражений, которые они потерпели в Миннесоте, где продвигали на референдуме «брачную» поправку к конституции, а также в Мэне, Вашингтоне и Мериленде, которые однополые браки узаконены. По мнению эксперта, этих побед могло бы и не быть, если бы не открытая поддержка перед выборами со стороны популярного в перечисленных штатах Барака Обамы. Но даже при его поддержке за инициативы, выдвинутые ЛГБТ-сообществом, проголосовало от двух до восьми процентов меньше избирателей, чем за самого президента. Кстати, до Миннесоты консерваторы не проиграли ни одного плебисцита, утверждавшего монополию гетеросексуального брака. Судя по опросам, указывает Джонатан Ласт, если бы республиканец Митт Ромни взял кандидатом в вице-президенты губернатора Миннесоты Тима Паленти, то и президентский бой мог бы быть за ними, хотя на всеобщих выборах Миннесота все равно досталась бы Обаме.

Общественные тренды неоднозначны и переменчивы, замечает ученый, хотя адепты того или иного движения всегда пытаются представить его успехи как необратимые, а провалы – как случайные. В таком гиперлиберальном штате, как Вашингтон, узаконивание однополых браков одобрили лишь 53% избирателей. Четырьмя годами ранее за одобрение эвтаназии высказались 58% жителей Вашингтона, но я что-то не наблюдаю всплеска общественных симпатий к содействию суициду, пишет Ласт. По его убеждению, споры о семье и браке еще долго не утихнут в Америке, ибо в них сталкиваются две непримиримые концепции свободы личности – сексуальная и религиозная.

Перед первым марта, когда в силу вступил секвестр, принудительное пятипроцентное сокращение всех статей федерального бюджета, пресса тиражировала апокалипсические прогнозы о том, что произойдет с трудовой занятостью и доходами американцев, если Конгресс и администрация не отступят от курса на конфронтацию. Будущее рисовалась в одних мрачных тонах, напоминает в своей заметке на сайте RealClearPolitics президент Ассоциации производителей бытовой электроники Гарри Шапиро.

Прошел почти что месяц, и ничего, республика не пала, констатирует бизнесмен. Мало того, впервые за целое столетие бюджетный процесс был инициирован не Белым домом, а Конгрессом. Впечатляет и то, что Сенат, наконец представил свою версию бюджета, чего он избегал делать с 2009 г. Гарри Шапиро хочет верить, что это результат лоббирования организацией No Labels, к которой он принадлежит, закона, предусматривающего прекращение выплаты окладов депутатам, пока они не согласуют окончательный вариант бюджета.
Шансы на это, правда, кажутся в настоящий момент призрачными, признает Шапиро. Республиканцы в нижней палате вряд ли найдут точки соприкосновения с сенатской версией бюджета, которая отражает приоритеты левых демократов, не желающих рассматривать реформирование расходных статей и ориентированных исключительно на увеличение налогов.

Примерно через две недели мы узнаем имена российских чиновников, включенных в «список Магнитского», а также имена тех, кто по соображениям государственной безопасности не попал в реестр штрафников, рекомендованный Конгрессом, сообщает читателям Рейтер корреспондент агентства Сюзан Корнвел.

В администрации Обамы по поводу «Закона Магнитского» есть разные позиции. Одни предлагают сделать список длинным, вторые – коротким. Некоторые советуют составить два списка – отдельно для тех чиновников, которые подвергнутся визовым санкциям, и для тех, к кому применят санкции финансовые. «По сути, это раскол между теми, кто не хочет сверх надобности злить Россию, и теми, кто не хочет сверх надобности злить Конгресс», - поведал журналистке пожелавший остаться неназванным сотрудник Государственного департамента.

Член Палаты представителей от Массачусетса, соавтор «Закона Магнитского» демократ Джеймс Макговерн направил письмо президенту Обаме, в котором предостерегает его от выхолащивания проскрипции, в которую депутат вставил двести тридцать имен, в том числе, высокопоставленных чиновников российского МВД. «Вымарывание имен из списка было бы абсолютно неправильным сигналом в свете продолжающегося наступления путинского режима на правозащитные организации», - заявил Макговерн в интервью Рейтер.

Конгресс, поясняет Сюзан Корнвел, трактует Закон расширительно, требуя включать в список всех тех, кого можно надежно квалифицировать как нарушителей прав человека. Администрация же склоняется к использованию более строгого критерия, разработанного Министерством финансов. По этому критерию, зачисление чиновника даже в базовый список невъездных не может произойти, если его прегрешения не «тянут» на арест материальных и финансовых активов.

Конгрессмен Макговерн полагает, что поначалу из внесенных им двухсот тридцати имен в реестре останется порядка двадцати, но что в дальнейшем он пополнится – и не только лицами, причастными к делу Магнитского, а также теми, кто имел отношение к смерти Анны Политковской и осуждению Михаила Ходорковского.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG