Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская машина антитеррора – без гарантии и без суда


Три года после терактов в московском метро на «Лубянке» и «Парке Культуры». Сорок погибших. 168 пострадавших. Цветы и грустные люди на платформе метро нынче, как и год назад, когда репортер Радио Свобода Дмитрий Флорин снимал эти кадры.


Суда над организаторами и исполнителями взрывов 29 марта 2010 года не было и не будет. Джаннет Абдурахманова и Мириам Шарипова взорвали себя в вагонах метро. В мае 2010 глава ФСБ Александр Бортников доложил президенту Дмитрию Медведеву об убийстве трех мужчин, сопровождавших смертниц к месту теракта: "К большому сожалению, не смогли их задержать живыми, они оказали ожесточенное вооруженное сопротивление и были уничтожены". В конце августа 2010 года российские СМИ сообщили об убийстве Магомедали Вагабова, которого ФСБ назвала организатором теракта 29 марта. Цитировали анонимный источник в "силовых структурах" Северо-Кавказского федерального округа: "В результате проведенной в селе Гуниб многоходовой спецоперации удалось уничтожить главаря дагестанского бандподполья Магомедали Вагабова. Операцию провели сотрудники центра спецназначения ФСБ РФ". В марте 2011 года официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин сообщил, что объявлен в международный розыск Гусен Магомедов, которого назвали еще одним организатором теракта 29 марта 2010 года в московском метро, он, по версии следствия, сопровождал женщин-смертниц из Кизляра в Москву.

Гражданам по умолчанию предлагается верить спецслужбам на слово и не думать об отсутствии суда над теми, кого назвали террористами. "Мы не должны уподобляться боевикам. Но мы совершаем внесудебные расправы", – говорил в 2010 году в эфире Свободы обозреватель «Новой газеты» Вячеслав Измайлов.


Глава отдела международной безопасности Королевского института объединенных служб в Лондоне (это ведущий британский центр по изучению проблем обороны и безопасности) Джонатан Айл после терактов 29 марта отмечал типичные, на его взгляд, ошибки российских спецслужб: "До сих пор не было никакого серьезного анализа и обсуждения неудач российских спецслужб в попытке проникнуть внутрь террористических группировок, а также по поводу расследований терактов в Беслане и Москве. Террористы были уничтожены, однако после этого никто не был арестован, и расследование ни к чему не привело. Не было и широкого обсуждения существующей системы безопасности".

С 1 апреля 2013 года в Москве усиливаются меры безопасности на транспорте. Появятся новые сигнальные рамки-металлоискатели на железнодорожных вокзалах и в метро, наверно, еще что-то. В 2010 году, после терактов 29 марта, Андрей Шарый спрашивал политолога Марка Урнова о дополнительных мерах безопасности на транспорте, обещанных президентом Медведевым и премьером Путиным: "Чтобы действительно навести порядок на транспорте, в частности, в метро, его обезопасить, нужна подготовка очень серьезной, большой когорты физиономистов, которые бы постоянно следили за входящими в метро. Нужно техническое переоснащение метро – с детекторами, которые могли бы улавливать, несут люди взрывчатку или нет. То есть речь опять-таки идет не о мероприятиях, которые можно провести в течение двух месяцев. Все эти теракты периодически демонстрируют нам, что мы не подготовлены к эффективному противостоянию террору. Чтобы быть эффективно подготовленными, нужны очень длительные усилия, связанные и с изменением отношения к власти, и с совершенно другим наполнением деятельности спецслужб".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG