Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Драган Штавльянин – о сербском деле


Переговорщики: премьер-министр Сербии Ивица Дачич и первый заместитель вице-премьера Александр Вучич; премьер-министр Косова Хашим Тачи и политический координатор переговоров с ЕС Блерим Шала. В центре - представитель ЕС Кэтрин Эштон

Переговорщики: премьер-министр Сербии Ивица Дачич и первый заместитель вице-премьера Александр Вучич; премьер-министр Косова Хашим Тачи и политический координатор переговоров с ЕС Блерим Шала. В центре - представитель ЕС Кэтрин Эштон

Премьер-министры Сербии и Косова Ивица Дачич и Хашим Тачи не достигли договоренности о статусе сербского меньшинства, живущего в крае. Восьмой раунд переговоров минувшей ночью в Брюсселе окончился безрезультатно.

"Пропасть между участниками переговоров узкая, но очень глубокая, – во вторник ночью заявила организатор встречи, комиссар Европейского союза по вопросам внешней политики Кэтрин Эштон. – Завершился восьмой этап диалога Белграда и Приштины. Я благодарю обоих премьер-министров и их заместителей за участие в переговорах, которые продлились12 часов. Больше формальных встреч не будет. Мы обсуждали несколько вариантов и предложений, сократили дистанцию между переговорщиками, но не смогли ее преодолеть. После консультация в своих столицах стороны информируют нас о принятых решениях".

Перед началом восьмого раунда сербско-албанских переговоров можно было услышать прогнозы, что он станет началом урегулирования отношений Сербии и Косова. Однако в Брюсселе не удалось разрешить главную проблему – вопрос о статуе северных районов Косова, в которых компактно проживают сербы. Белград и Приштина в ходе предыдущего раунда переговоров согласились в том, что в Косове может быть создано Сообщество сербских муниципалитетов, которое имело бы определенную самостоятельность. Однако албанская сторона не готова выполнить требование Сербии и предоставить этому Сообществу всю полноту исполнительной власти. Премьер-министр Сербии Ивица Дачич утверждает, что обе стороны достигли высокой степени понимания ситуации, однако их позиции существенно отличаются в вопросе о полномочиях Сообщества сербских муниципалитетов: "Переговоры были длительными, очень тяжелыми, утомительными и драматичными, но не по тону беседы, а по тому, что можно потерять и что можно получить, то есть – по возможным последствиям. В диалог вложены огромные усилия, однако по-прежнему существуют большие различия по отношению к самым значительным вопросам, которые, прежде всего, касаются полномочий Сообщества, вопросов полиции и правосудия".

Сербия требует, чтобы Сообщество сербских муниципалитетов в Косове получило широкую автономию и, прежде всего, располагало собственной судебной и правоохранительной системами, чтобы вооруженные силы Косова, формирование которых запланировано, не имели права доступа на территорию сербских общин. Премьер-министр Косова Хашим Тачи сообщил: Приштина никогда не согласится на то, чтобы сербы имели собственную законодательную и исполнительную власть. Он настаивает на интеграции сербской общины в состав Косова.

"К сожалению, предложения сербской стороны по-прежнему основаны на допущениях, не основанных на принципах права, – считает Хашим Тачи.Партнеры по переговорам запросили дополнительное время для проведения новых консультаций. Однако я хотел бы вновь подчеркнуть: Сообщество сербских муниципалитетов не получит права на формирование собственных судов и полиции. Принципы остаются неизменными: Конституция Косова, законы, Европейская хартия о местном самоуправлении".

О перспективах отношений Белграда и Приштины и правах для сербского меньшинства в Косове размышляет обозреватель РС, журналист из Сербии Драган Штавльянин:

Даже провал переговоров не означал бы, что Белград окажется в политической изоляции, начнет строить отношения исключительно с Россией, Китаем и неприсоединившимися странами. Правительство Сербии будет настаивать на продолжении диалога, однако я сомневаюсь, что Дачич согласится на предложение Тачи: формировать ассоциации сербских общин, полномочия которых, как говорят в Белграде, сопоставимы с правами охотничьих клубов. Вопрос в том, как убедить в этом Приштину и Брюссель? ЕС не назовешь эффективным посредником на переговорах, поскольку Европейский союз – это конгломерат интересов разных стран. К процессу могли бы присоединиться США, и позиция Вашингтона могла бы иметь значение: пусть Приштина немного умерит свои требования, тогда Белград умерит свои требования еще в большей степени. Но на нынешние предложения властей в Приштине Белград согласиться не может: и из-за давления общественного мнения в своей стране, и из-за позиции самих косовских сербов, и по идейным соображениям. Остается одно: продолжать переговоры, и в том случае, если Брюссель не согласится сейчас на диалог об ассоциированном членстве Сербии в Европейском союзе, разъяснять общественности, что это – не конец света. Дачич и его партия пришли к власти под лозунгом европейской интеграции Сербии, они не могут позволить себе отказаться и от этого принципа.

– В заявлениях Хашима Тачи есть своя логика: ни одно государство на свете не согласится, чтобы на часть его территории распространялась юрисдикция иной судебной системы и контроль иных правоохранительных органов, а Белград для северных областей Косова добивается именно этого. Косовские политики, кажется, могут просто сидеть и ждать, пока Белград не согласится на их условия…

– Формально вы правы, но и у Приштины есть свои ограничения. Косово до сих пор не участвует в работе ООН, область не стала полноправным участником международного сообщества. Пять членов ЕС не признали независимости Косова, надежды на вступление в НАТО призрачны… Необходимые условия для интеграции (вне зависимости от поддержки со стороны США и большей части ЕС) – достижение какого-то договора с Сербией. Руководствоваться только конституцией Косова – нереалистично. Каковы перспективы смягчения позиции косовских албанцев – прежде всего зависит от Вашингтона. Вашингтон мог бы сказать: подпишите хотя бы символический договор, чтобы Белград мог спасти лицо, это в ваших общих интересах вступления в новую Европу. Давайте смотреть правде глаза: любой подписанный договор в Белграде и Приштине получит совершенно разное толкование, тут же начнутся сложности с воплощением его в жизнь. Но такой договор позволит решить стратегические вопросы и убедить общественность и в Косове, и в Сербии: мы начали движение, но предстоит долгий путь…

– В какой степени сторонам переговоров помогает (или мешает) в защите своих позиций ситуация на севере Косова?

– Положение там контролируют местные сербские организации при той или иной степени поддержки со стороны Белграда. Власть Приштины на эти территории не распространяется, да и миротворцы появляются там с опаской. В недавнем прошлом – и бунты, и баррикады, и сожжение машин, и человеческие жертвы. Я не думаю, что существует военное решение проблемы, если бы даже на такой вариант развития ситуации решились бы какие-нибудь радикальные силы в Косове, – ситуация в Европе сильно изменилась с середины 1990-х годов, когда такие акции могли приносить успех. Беда в том, что чем дольше откладывается подписание договора, тем быстрее север Косова превращается в Эльдорадо для международной преступности, торговцев наркотиками и контрабандистов.

В таком случае, хотя бы теоретически Приштина может отказаться от своих притязаний на северные районы Косова?

– Я такой вариант исключаю. Приштина не соглашается на существенные властные полномочия для сербских общин, утверждая, что такой поворот событий фактически означает образование второй Республики Сербской в Боснии. Что уж говорить об отказе от территорий вообще! Предстоит тяжелейшая политическая торговля, быстрых результатов которой ожидать нереально. Речь идет о диаметрально разных национальных и политических концепциях, о целом ворохе взаимных обид и предубеждений. Возможны только чисто рациональные договоренности – технические, административные, экономические – а потом движение шаг за шагом. Поэтому так важно подписание пусть символического договора, который, впрочем, не в состоянии будет быстро изменить реальную ситуацию, – считает обозреватель РС Драган Штавльянин.

Любопытно, что сегодня не только многие аналитики, но и политики в Белграде и Приштине утверждают: это не обязательно конец переговоров – контакты между Белградом и Приштиной будут возобновлены. Сербская сторона оказалась перед сложным выбором: провал переговоров может стать препятствием для начала диалога Белграда об ассоциированном членстве Сербии в ЕС.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG