Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Станция метрополитена как память о "красном палаче"


Павел Дыбенко и Александра Коллонтай

Павел Дыбенко и Александра Коллонтай

Московское отделение партии "Яблоко" обратилось с открытым письмом к мэру российской столицы Сергею Собянину с призывом не называть одну из строящихся станций метро именем видного советского военного и политика Павла Дыбенко. Взамен предлагается использовать исторический топоним Ховрино. К этому району сейчас протягивают линию метрополитена.

В обращении, в частности, сообщается: "Павел Дыбенко являлся инициатором роспуска и лично отдал приказ 6 января 1918 года о разгоне Учредительного Собрания – представительного органа новой России. Учредительное Собрание было той самой "национальной идеей", которая объединяла все слои населения и практически все политические партии". О том, с чем еще вошел в историю балтийский матрос Павел Дыбенко, рассказывает первый заместитель председателя Московского "Яблока" Галина Михалева:

– Дыбенко был организатором массовых расстрелов в Крыму, в Кронштадте, в Тамбовской губернии. Это просто нонсенс какой-то – в нынешнее время именем красного палача называть станцию метро! При этом станция расположена в районе Ховрино. Этот топоним образован от имени Григория Ховры, замечательного человека, благодаря которому в XV веке были построены многие соборы и церкви. К примеру, за свой счет он построил в Симоновом монастыре каменный храм. У партии "Яблоко" – последовательная линия по преодолению тоталитарного прошлого, по преодолению сталинизма. Поэтому мы написали в правительство Москвы о том, что недопустимо пропагандировать такую одиозную личность. Из советского времени, из каких-то советских закромов выкопали! Думаю, тут все дело в необразованности чиновников.

– Откуда взялось – понятно, потому что там улица так называется – улица Дыбенко, вот по улице решили именовать.

– По улице, да, но можно же было озаботиться, кто такой Дыбенко, – посмотреть в справочниках, в учебниках истории. Такое поведение вообще типично для наших чиновников, для них история вообще никакого значения не имеет. А для нас, повторяю, это исключительно важно, потому что, пока все наше общество и наша власть не дадут должную оценку нашего тоталитарного прошлого, никаких эффективных шагов в будущее, в стабильное развитие, в демократию, в благосостояние для всех, в ситуацию, когда права человека учитываются, быть просто не может.


– Как вы относитесь к тому, что другую станцию по этой же Замоскворецкой ветке, тоже строящуюся, собираются назвать "Беломорская"?

Как известно, Беломорский канал строили зеки. Если там будет висеть мемориальная табличка памяти жертв этого строительства, это вполне уместно. А вот если название "Беломорская" будет свидетельствовать об индустриальных успехах советской власти, тогда мы снова пойдем по бесконечному кругу повторения ситуаций, связанных с тоталитарным развитием России, – считает Галина Михалева.

Память о Павле Дыбенко основательно увековечена. Помимо московской улицы в районе Ховрино, его имя дано улицам Петербурга, Донецка, Днепропетровска, Севастополя, Симферополя, Самары и Харькова. Добавим к этому одну из петербургских станций метро под названием "Улица Дыбенко". Правда, все эти именования произошли в советские годы. Сейчас о революционере Дыбенко если и вспоминают, то как о втором муже дипломата и дворянки Александры Коллонтай. На потребу обывателю в телепередачах известного рода смакуются подробности этого во всех отношениях неравного брака.

Между тем, памяти достойно другое. Дыбенко – зловещая фигура. Перечень его кровавых деяний впечатляет, и их не умаляет то, что в конце концов палач сам стал жертвой: в 1938 году Дыбенко был арестован, подвергнут пыткам и расстрелян. Но незадолго до этого – успел отправить на расстрел Тухачевского и группу других высокопоставленных советских военачальников.
Можно было бы предположить, что при решении назвать станцию метро именем Дыбенко, никто его прославлять не собирался, что главное – руководствовались не мемориальными соображениями, а прагматическими. Если уж на карте Москвы осталась улица с таким названием, к ней и должна быть привязка, чтобы пассажирам было легче сориентироваться, куда следует ехать, чтобы оказаться в нужном месте. Однако такого жесткого правила не существует. Назвали же, несмотря на протесты местных жителей, "Алма-Атинской" станцию в районе Братеево, хотя улица Алма-Атинская от входа в вестибюль находится вдалеке. Сработали какие-то политические обещания Казахстану.

Что же до Ховрина, на мой взгляд, не так важно, достойно ли имя жившего в XV веке представителя знатного рода попасть на мраморную стену вестибюля подземки. Куда важнее, что это старинный топоним, такая же часть культурного наследия, как и Братеево. Районы Ховрино и Братеево построены на месте старинных деревень, и от старины в этих местах только названия и остались.
Станцию метро на улице Дыбенко должны сдать в эксплуатацию в 2015 году, так что еще есть время одуматься.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG