Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Андрей Пионтковский – о мести Владимира Путина


Начало политической кампании в поддержку политических заключенных в России приобрело новый смысл после интервью Владимира Путина немецкому телевидению, в котором президент России фактически пообещал жесткие санкции против некоммерческих организаций, якобы финансируемых из-за рубежа. Ни на какой компромисс с гражданским движением, становится ясно, Кремль не готов. Похоже, появилась серьезная брешь в линии защиты обвиняемых властью "в организации массовых беспорядков" 6 мая минувшего года в Москве: по заявлению адвоката одного из арестованных, Константина Лебедева, его подзащитный согласился на сделку со следствием. На 17 апреля назначено начало судебного процесса против одного из лидеров протестного движения Алексея Навального. Навальный – один из организаторов Координационного совета российской оппозиции, который на этой неделе покинул один из его ключевых членов – политолог Андрей Пионтковский.

– Не секрет (на эту тему было довольно много утечек в последнее время), что в Кремле шла дискуссия между "ястребами" и "голубями" об отношении к "болотному делу" и оппозиции. Так называемые голуби не без основания обращали внимание руководства страны на то, что показательный процесс по "болотному делу" не принесет политических дивидендов власти, как раз скорее в долгосрочном плане ухудшит ее имидж и внутри, и вне страны. С другой стороны, наличие политзаключенных-мучеников будет сплачивать оппозицию. Поэтому, говорили сторонники этой точки зрения, не лучше ли воспользоваться олимпийскими настроениями и объявить какую-то большую амнистию – не специально под так называемых политзаключенных (которых, конечно, официально в России не существует), но по широкому кругу статей, которые бы покрывали вменяемые арестованным по "делу 6 мая" прегрешения.

Теперь ясно – этого не будет. Сказанное Лебедевым превратят в жесткие юридические доказательства: все то, что было показано, смонтировано на НТВ в фильме "Анатомия протеста-2" – правда. Появляется доказательная база для свидетельств о достоверности некоего плана массовых беспорядков, чуть ли не попытки государственного переворота, инспирированного и профинансированного из-за рубежа. Уже принято решение о большом показательном процессе, и это, конечно, в корне меняет политическую ситуацию в стране.

– …И вот этот показательный процесс открывается в Москве при огромном стечении журналистов за несколько месяцев до главного, может быть, общественно-политического события эпохи Путина – Олимпиады в Сочи. Появляется риск, что Олимпиада может быть бойкотирована со стороны некоторых стран мирового сообщества.

– Вы совершенно правы, и именно эти аргументы вполне лояльные власти, самому Путину люди и выдвигали в тех внутрикремлевских обсуждениях, о которых я упомянул. Это еще раз показывает: Владимир Владимирович – по крайней мере, в последней каденции, после того как он вернулся на пост президента – руководствуется не рациональными соображениями, а иррациональными мотивами мести, расправы. "Вы мне испортили праздник, а я вам испорчу всю жизнь" – это же его знаменитая фраза.

– Под ударом оказывается и один из лидеров движения гражданского протеста Алексей Навальный. 17 апреля должен начаться процесс по его делу (не связанный формально с событиями 6 мая и подготовкой массовых протестов, как называет это власть), по делу "Кировлеса". Политологи фактически единодушно оценили как попытку Навального организовать собственную политическую защиту заявление о том, что он хотел бы баллотироваться в президенты России. У вас такая же точка зрения?

– Да, но это полное право Навального и как политика, и как незаконно преследуемого властью человека. Естественно, имидж арестованного или осужденного по фальшивому обвинению кандидата в президенты будет восприниматься в мире более обостренно, чем образ рядового блогера.

– Навальному есть чего опасаться?

– До последнего времени те люди, которые надеялись на вменяемость власти, были почти убеждены в том, что Навальный получит срок, примерно как человек, который пошел на сделку со следствием, – четыре года условно. Но вот принято иррациональное решение о большом показательном процессе. У меня такое впечатление, что Навальный очень серьезно опасается худшего результата.

– Навальный возглавляет Координационный совет российской оппозиции, а вот вы, похоже, бросаете своих товарищей, выходите из состава этой организации…

– Навальный не возглавляет Координационный совет оппозиции, у нас нет постоянно действующего председателя. Я как старейшина на первом заседании Координационного совета предложил Навального выбрать председателем первого заседания, на этом его руководство закончилось. У меня свои мотивы, о которых я скажу в двух словах: у меня мало времени и много незаконченной работы. Многие мои коллеги, даже мои друзья не одобрили этот шаг. Но они моложе меня, у них времени на 20-30 лет больше. В моем возрасте начинаешь особенно ценить время, хочется заниматься только очень нужными, важными вещами. Тягучее обсуждение процедурных вопросов с людьми, которые иногда не настроены на конструктивное обсуждение, – непозволительная для меня роскошь и трата времени.

– Значит, вы разочарованы деятельностью Координационного совета?

– И да, и нет. Совет, безусловно, не стал, на что я надеялся, своего рода штабом мирной антикриминальной революции. Но он сыграл полезную роль. Пожалуй, самое точное определение этой организации дал Андрей Илларионов – это протопарламент. В этой организации примерно половина "легалистов", это люди типа Ксении Собчак, Сергея Пархоменко; к сожалению, по многим вопросам с ними солидаризовалась и группа Навального. Это люди, философия которых такова: мы должны влиять на власть, выдвигать конструктивные предложения, ни в коем случае не требовать отставки Путина, поскольку это может только маргинализовать протестное движение. А другая половина – это люди с совершенно другой политической философией. Это интересно, это показывает срез нашего общественного мнения. Но как-то конструктивно работать такой совет не может.

– Означает ли ваше решение, что вы отказываетесь от участия в гражданском протесте в качестве политической фигуры и сосредотачиваетесь на академической работе?

– Ни в коем случае. От того, что я перестану тратить время на бесплодные заседания этого протопарламента, у меня будет больше возможностей участвовать в протестном движении, в работе по выработке смыслов этого движения. Например, сегодня я опубликовал уже широко обсуждаемую статью "Марафонцы" о деятельности так называемого Комитета гражданских инициатив, возглавляемого господином Кудриным. Собственно, из этого комитета и исходит та философия, которая транслируется в Координационный совет: давайте дождемся 2018 или 2024 года, давайте влиять на власть, и в конце концов Путин передаст полномочия какому-нибудь человеку из либеральной среды, например, Кудрину или Прохорову. Мне такая оценка представляется совершенно ошибочной, – говорит Андрей Пионтковский.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG