Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Осужденные с привилегиями


Тюрьма в Швенингене

Тюрьма в Швенингене

Первого апреля в Сербии вступило в силу постановление правительства, расширяющее помощь государства гражданам страны, дела которых находятся на рассмотрении Международного трибунала по бывшей Югославии или которые уже признаны виновными и отбывают наказание за военные преступления.

Раньше в Сербии существовала практика оказания государственной помощи нуждающимся членам семей тех обвиняемых в военных преступлениях, которые сдались Гаагскому трибуналу добровольно. Впрочем, говорить о "добровольной сдаче" можно только очень условно. В большинстве случаев на них было оказано давление со стороны властей, а порой решающим оказался материальный момент – щедрое финансовое обеспечение семей на все время, пока они в заключении. Известен даже случай, когда одному обвиняемому в военных преступлениях была подарена автомашина. Под предлогом, что машина нужна, чтобы семья могла его чаще навещать в Гааге.

Теперь правительство распорядилось оказывать материальную помощь не только добровольцам, а всем, кто предстал перед этим судом, даже в случаях, когда человек признан виновным в совершении тяжелейших военных преступлений, включая геноцид. Члены их семей теперь получат бесплатные билеты на авиарейс Белград – Амстердам и по 250 евро на каждую поездку, а каждый обвиняемый или осужденный – по 200 евро на карманные расходы в месяц. Председатель Национального совета Сербии по сотрудничеству с Международным трибуналом Расим Льяич сообщил, что отныне семьи всех осужденных будут получать помощь. Им, например, будет предоставлено четыре билета на самолет в год. Это решение, по словам Льяича, поддерживает также Международный комитет Красного Креста и Секретариат трибунала, поскольку оно помогает ресоциализации и регулярному общению членов семьи с осужденными.

Это решение, как заявляют власти, относится только к тем лицам, у которых есть сербское гражданство. А оно есть не у всех сербов в трибунале: некоторые боснийские сербы, как, например, лидер военных времен Радован Караджич, его не просили.

В ответ оппозиционная Либерально-демократическая партия обратилась в Конституционный суд страны. Вопрос, который поставила оппозиция, сформулирован так: может ли теперь каждый преступник рассчитывать на помощь государства в том случае, если он разделяет политические убеждения тех, кто у власти.

Тюрьма в Швенингене - вид с воздуха

Тюрьма в Швенингене - вид с воздуха

Депутат парламента Сербии от Либерально-демократической партии Кенан Хайдаревич в интервью Радио Свобода пояснил, что с точки зрения оппозиции это постановление является антиконституционным. "Оно поощряет одну группу людей, делает их привилегированными по отношению к остальным. В данном случае сербские граждане, находящиеся в Гаагском трибунале, имеют льготы, которых нет у граждан в местах заключения в Сербии", – сказал Хайдаревич. Однако для оппозиции, по его словам, важнее моральная и политическая позиция. "Мы считаем, что таким поведением правительство Сербии закрывает глаза на ту националистическую политику, которая в девяностых годах привела к этим преступлениям, – сказал депутат парламента. – Теперь государство будет награждать людей, совершивших тяжелейшие военные преступления".

До недавнего времени помощь государства получали семьи шестнадцати обвиняемых в Гааге граждан Сербии, а теперь к их числу прибавилось еще двенадцать. Нынешнее решение, по мнению Хайдаревича связано с визитом министра юстиции Николы Селаковича в Гаагский трибунал два месяца назад. Советник президента Сербии Томислава Николича Оливер Антич нанес подобный визит в феврале. Причем Оливер Антич поехал в Гаагу на 20-ю годовщину захвата в поезде у местечка Штрпце на боснийской границе группы из 19 мусульман – граждан Сербии и Черногории – и их убийства сербской военизированной группировкой под руководством Милана Лукича. Именно в этот день советник президента дружески беседовал в Гааге с Лукичем, подчеркивает Хайдаревич. А министр правосудия Сербии Селакович после своего визита с нескрываемой эмоциональностью говорил о том, как чувствуют себя в изоляторе трибунала заключенные там сербы.

Постоять за "своих"


Профессор Белградского университета по предмету "Конституционное право" Стеван Лилич также находит признаки того, что постановление правительства нарушает конституцию Сербии, поскольку в этом случае речь идет не о защите прав заключенных, которую гарантирует им международное право, а об особой финансовой помощи. А это уже заставляет говорить о дискриминации. Есть много убедительных признаков того, что постановление правительства действительно нарушает конституцию Сербии – остальные обвиняемые и осужденные граждане остаются в неравных правах, говорит Лилич. Более того, в этом случае с особой силой возникают вопросы этики: должна ли подобная помощь предоставляться лицам, признанным виновными в совершении тяжких военных преступлений, считает профессор.

Вид из окна камеры в Швенингене

Вид из окна камеры в Швенингене

Власти Сербии оправдывают свою позицию тем, что, например, Хорватия и Косово для защиты и удобной жизни в Гааге своих соплеменников тратила десятки миллионов евро. Сербская правозащитница Наташа Кандич подчеркивает, что практика всех государств в регионе такова, что государство оплачивает, по меньшей мере, затраты на дорогу и гостиницу членам семей, которые посещают обвиняемых в Гаагском трибунале. "Однако это позор для государства, если оно помогает лицам, признанным виновными в геноциде или в участии в преступном заговоре, последствия которого измеряются тысячами жизней", – говорит правозащитница.

Неизвестно, сколько точно денег в год Сербия тратит на помощь военным преступникам из государственного бюджета. Неофициально упоминается цифра в 200 миллионов евро. Может быть, для богатого государства это немного, но для Сербии, где не хватает денег на столовые для нищих, на покупку инкубаторов в роддома, где обычные люди отделяют крохи своих и без того крошечных зарплат для помощи тем, кто еще беднее, это огромные средства. Сейчас в Сербии ведется кампания по сбору 700 тысяч долларов на операцию сердца в Америке умирающей восьмилетней девочки из Белграда. Время истекает, а все еще не хватает 200 тысяч. Власти не помогли. Парламент обещал 7 тысяч евро, но процедура выделения этих денег оказалась слишком сложной.

Теннисная и баскетбольная площадка во внутреннем дворе тюрьмы в Швенингене

Теннисная и баскетбольная площадка во внутреннем дворе тюрьмы в Швенингене

Наташа Кандич считает, что государство не должно общие средства граждан без согласия налогоплательщиков отдавать на улучшение положения лиц, осужденных или обвиняемых в военных преступлениях. "Полагаю, что в нормальном правовом государстве подобное невозможно – это считалось бы поддержкой преступников, совершивших военные преступления", – говорит Кандич. С другой стороны, в законе не сказано, что обвиняемые в Гааге не должны иметь возможности встречаться со своими родными. А следовательно, государство должно найти какие-то средства – у семей их нет. Наташа Кандич полагает, что это можно было бы сделать, не используя деньги налогоплательщиков – например, за счет конфискации имущества осужденных за организованную преступность.


Европейский выбор тюрем


Сербия недавно потребовала от генерального секретаря ООН Пан Ги Муна и председателя Международного трибунала Фауста Покара поддержать инициативу, чтобы осужденные Гаагским трибуналом отбывали сроки наказания в своих государствах. До сих пор подобное не допускалось.

Душевые кабины в тюрьме в Швенингене

Душевые кабины в тюрьме в Швенингене

Заместитель главного прокурора Сербии по вопросам военных преступлений Бруно Векарич поддержал эту инициативу, поскольку, по его словам, это "снизило бы напряженность в регионе" и дало возможность семьям быть ближе к осужденным. Сербская прокуратура выступила с этой инициативой еще в 2007 году, и тогда бывший главный прокурор трибунала Карла дель Понте поддержала эту идею.

Хорошей, но запоздалой считает инициативу и белградский адвокат Тома Фила, который неоднократно выступал в Гаагском трибунале адвокатом обвиняемых. Запоздалая она, по мнению Филы, потому что "тюрьма в Швенингене стала этнически чистой, в ней находятся только сербы". Хорватия больше не заинтересована обсуждать этот вопрос, так как все ее граждане уже вышли на свободу. Что касается боснийцев, то наказание отбивают лишь "мелкие шишки". "Мы остались одни", – говорит Фила.

Представители Международного трибунала считают, однако, что не стоит отправлять осужденных в военных преступлениях в их страны: в местных тюрьмах их могут воспринимать как национальных героев и окружать разными привилегиями.

Камера тюрьмы в Швенингене

Камера тюрьмы в Швенингене

Сербская правозащитница Наташа Кандич отмечает, что такой инициативе воспротивились бы и жертвы из соседних государств. Пострадавшие в конфликтах в Хорватии, Боснии и Косово не верят, что военные преступники, против которых велись судебные процессы в Сербии, действительно отбывают наказания, к которым они приговорены. Подозрения возникают потому, что в Сербии этим обвиняемым разрешено оставаться на свободе все время, пока идет судебный процесс. А после вынесения приговора они также остаются на свободе, до тех пор пока не завершится процесс апелляции.

Есть и еще один аргумент. Условия в местах заключения в Сербии крайне тяжелые. Тюрьмы переполнены, на каждого заключенного приходится лишь по 2 квадратных метра площади. А осужденные в Гааге могут отбывать свои сроки в тюрьмах 17 европейских государств, обычно в современно обустроенных одиночных камерах с телевизором и ванной.

Именно поэтому Наташа Кандич не уверена, что кто-то, кто находится в тюрьме в Швеции, хотел бы поменять те условия на условия в тюрьмах любой страны на территории бывшей Югославии.

В любом случае, после этих новых инициатив правительства по улучшению условий жизни обвиняемых и осужденных в Гааге граждан Сербии часть сербской общественности задается вопросом: поддерживает ли государство тем самым военных преступников?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG