Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вспоминая Михаила Бекетова...


Владимир Кара-Мурза: 9 апреля пришла грустная весть об уходе из жизни Михаила Бекетова, журналиста, нашего коллеги, о состоянии которого мы беспокоились все последние 5 лет и увидеть здоровым которого нам так и не суждено. Мы вспоминаем об этом человеке с Аллой Чернышевой, экозащитницей и редактором сайта защитников Химкинского леса. Надеялись ли товарищи, единомышленники Михаила на то, что он выкарабкается из этой болезни и вернется в строй?

Алла Чернышева: Конечно, надежды были. Прежде всего, тут нужно сказать большое спасибо Евгении Чириковой, потому что это она добилась его перевода в Институт имени Склифосовского, где его поставили на ноги, можно сказать, не дали ему умереть, он прожил за счет этого лишние четыре с лишним года. Но, к сожалению, к нему так и не вернулась речь, он так и не вернулся в строй, хотя его лечили и здесь, и в Израиле, к сожалению, безрезультатно, потому что травмы были нанесены очень тяжелые, у него фактически треть мозга отсутствовала. Надежды были, но, к сожалению, они не оправдались.

Владимир Кара-Мурза: Какова версия среди товарищей Михаила о заказчиках и исполнителях этого злодеяния?

Алла Чернышева: Разумеется, все знают, кто заказал это нападение, потому что все знают, с кем Михаил конфликтовал, кого он критиковал в своей газете «Химкинская правда». Газета была очень смелая, учитывая тех людей, которые сидели на тот момент в химкинской администрации и которые использовали бандитские методы для расправы со своими оппонентами. Это был человек бесстрашный, таких редко встретишь, он достаточно жестко критиковал главу администрации, не только издавал газету «Химкинская правда» с 2007 года, но и писал жалобы в различные правоохранительные органы. Я не буду, конечно, называть фамилии, чтобы не подпасть под новый закон о клевете, но мы все знаем этого человека, который, скорее всего, заказал покушение на Михаила. Что касается исполнителей, то здесь тоже есть подозреваемые, и даже назывался человек, экс-сотрудник химкинского УБОПа. Между прочим, этот же самый химкинский УБОП пытался сфабриковать против меня уголовное дело. Около двух лет назад меня задержали с двумя малолетними детьми и пытались пришить мне дело, я якобы принесла на акцию против точечной застройки муляж бомбы. И мне грозили пятью годами тюрьмы, угрожали, давили, запугивали, угрожали отнять детей. Все это продолжалось 6 часов, причем дети находились в том же химкинском УБОПе. Бывший сотрудник этого УБОПа подозревается в том, что он был исполнителем покушения на Михаила Бекетова, и не только на Михаила, но и на других оппонентов химкинской администрации.

Владимир Кара-Мурза: Мы знаем, что еще Алексей Дмитриев пострадал, к счастью, не так тяжело.

Алла Чернышева: 26 апреля 21012 года было совершено последнее на моей памяти нападение на химкинского активиста – это был Алексей Дмитриев, который тоже защищал Химкинский лес, боролся с точечной застройкой, боролся за парк Дубки. 26 апреля, когда он выходил из своей квартиры, на него напали, жестоко избили, он потерял сознание. Но к счастью, он все-таки сейчас поправился, хорошо себя чувствует и продолжает общественную деятельность.

Владимир Кара-Мурза: Можно ли сказать, что нападавшие не хотели лишать жизни экозащитников, а хотели напугать – так, чтобы неповадно было другим их единомышленникам?

Алла Чернышева: Сложно сказать, какая у них была логика. Факт тот, что на очень многих людей нападали, именно нападали так, чтобы не совсем убить, а покалечить. Михаилу за три дня до нападения позвонили по телефону и сказали: мы тебя изобьем, но не убьем до смерти, а просто покалечим. Он об этом сообщил всем и сказал, чтобы заказчиков преступления искали в химкинской администрации.

Владимир Кара-Мурза: Чему были посвящены острые публикации, за которые ему могли мстить?

Алла Чернышева: Во-первых, это был первый журналист, который написал в своей газете о Химкинском лесе, о том, что предполагается его вырубка, о том, что проект коррупционный, это Евгения Чирикова много раз говорила. Кроме того он публиковал материалы не только про Химкинский лес, а вообще про градостроительный беспредел, про коррупцию в сфере ЖКХ. В частности, например, незадолго до нападения в мае 2008 года Михаил составил открытое обращение к президенту Медведеву. Тогда были надежды на Медведева, объявившего курс борьбы с коррупцией. Вот здесь, собственно, мы с ним вместе составляли письмо, он излагал факты, а я как филолог это редактировала. В частности, он пишет, например, про дело озеленителей, про то, как с предпринимателей в так называемый фонд города на благоустройство собиралось более одного миллиона долларов в месяц. Про скандал с открытием торгового центра «Мега», якобы Стрельченко фактически сорвал открытие торгового центра, ходили слухи, что это из-за того, что ему не дали какие-то взятки. Я не могу отвечать за точность данной информации, но скандал был очень серьезным на международном уровне, поскольку туда были приглашены европейские чиновники, послы европейских стран, журналисты. Следующий скандал – это скандал с тем, как химкинские пенсионеры, когда была монетизация льгот, перекрыли Ленинградское шоссе, и потом они подвергались уголовным преследованиям и запугиваниям. Кроме того, вокруг микрорайона Сходня много скандалов было. Например про то, как были проданы пионерские лагеря, детские сады и так далее. Михаил также рассказывал о том, как до него совершались нападения на журналистов, он был на самом деле не первой жертвой. Первыми известными нам жертвами были редактора газеты «Гражданский форум» Юрий Гранин и Юрий Слесарев. Он писал про то, как 20 объектов муниципальной собственности были распроданы по цене от тысячи до 1500 рублей за квадратный метр.

Первым громким скандалом в Химках, который прогремел чуть ли не на весь мир, был скандал с перезахоронением останков павших летчиков около Ленинградского шоссе. Это было совершено варварски, был разрушен памятник героям Великой отечественной войны, были раскопаны могилы, и все это объяснялось якобы тем, что Ленинградское шоссе будет расширяться и якобы там женщины легкого поведения какие-то. На самом деле на месте памятника планировался объект коммерческой застройки. Про себя он пишет, что ему довольно долго угрожали перед тем, как на него напали. После того, как он опубликовал материал и сделал этот скандал с перезахоронением летчиков предметом гласности, после того, как написал об этом в своей газете и привлек внимание общественности, у него была взорвана машина. Ему много раз звонили по телефону и угрожали. Убили бездомную собаку, которую он приютил. Его предупреждали, и за три дня до нападения ему прямым текстом сказали, что его не убьют, но покалечат.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете то, что новые городские власти неохотно идут на то, чтобы предоставить Михаилу почетное место для захоронения?

Алла Чернышева: Мне сложно сказать, с чем это связано. Но в интервью кандидата на пост мэра Шахова незадолго до выборов сказано, что ему задавали вопрос про Михаила Бекетова, и фактически он на него отреагировал так, что, мне кажется, что он даже и не знал, кто это такой. Может быть, Шахов не в курсе, кто такой Михаил Бекетов и чем он знаменит. Поскольку это человек не химкинский, он, видимо, не в курсе событий которые происходили в Химках.

Владимир Кара-Мурза: Я так понимаю, что дело Михаила подхватили его друзья, оно оказалось в надежных руках. Что удалось сделать из того, за что боролся Михаил?

Алла Чернышева: Во-первых, ушла прежняя администрация. Нынешняя администрация нас тоже не слишком устраивает, но, по крайней мере, мы перестали опасаться собираться больше двух человек. Раньше была опасность не только того, что тебя задержат, а что тебя, как Константина Фетисова, изобьют и искалечат. Потому что нападение на Константина произошло после того, как он провел серию пикетов возле химкинской администрации против свалки твердых бытовых отходов. Хотя бы страха сейчас нет! Да, та же самая коррупция, та же беспредельная застройка, те же проблемы с экологией и так далее, но, по крайней мере, страх ушел то, что нас посадят, то, что нас побьют, задержат и так далее.

Владимир Кара-Мурза: По-моему, губернатор Шойгу в ходе своего краткого губернаторства, заставил бывшего мэра уйти в отставку?

Алла Чернышева: Как я понимаю, состоялся некий разговор между Шойгу и Стрельченко, в процессе которого Стрельченко уговорили уйти в отставку, и после этого постепенно ушли его замы, которые составляли с ним единую команду и которые были ничуть не лучше, я считаю. В частности, одного из замов мы подозреваем собственно в организации покушения на Михаила Бекетова.

Слушатель: Добрый вечер. Александр, Калининградская область. Я хочу небольшую аналогию привести. Я уверен, что если у нас такие инаугурации происходят, как была последняя инаугурация нашего любимого всеми товарища президента, когда он ездил с эскортом по опустевшим улицам Москвы, тогда у нас в этом случае будут такие безобразия с убийствами журналистов.

Владимир Кара-Мурза: Слушатель намекает, что власть боится своего народа. Были ли у Михаила последователи, поддерживало ли его население Химок?

Алла Чернышева: Естественно, во-первых, те жители, которые интересовались жизнью в городе, ценили и любили его газету. Все с удовольствием ее читали, потому что официальные химкинские газеты читать невозможно – это просто реклама администрации, сплошное славословие. Михаил действительно писал о проблемах. Конечно, сейчас все жители от мала до велика знают, кто такой Михаил, и очень сочувственно относятся к нему. Я считаю, что Михаил в том числе положил свою жизнь на то, чтобы, по крайней мере, убрать эту администрацию, хуже которой трудно найти, потому что это люди с бандитской уголовной психологией, и слава богу, что теперь их в нашей администрации нет.

Слушатель: Добрый вечер. Геннадий, Ленинградская область. Выражаю глубочайшее соболезнование в связи с гибелью журналиста Михаила Бекетова. Дмитрия Гудкова ругают за то, что он поехал высказываться о проблемах коррупции в Соединенные Штаты. Но ведь ответ прост: у нас в России реально невозможно бороться с коррупцией. А было ли возбуждено уголовное дело в связи с избиением журналиста Михаила Бекетова, и как скоро это уголовное дело закрылось, если оно было возбуждено?

Алла Чернышева: Естественно, было возбуждено уголовное дело по статье «покушение на убийство», и даже Генеральный прокурор брал под свой контроль это дело. Любой житель Химок, если вы его спросите, кто заказал Михаила, все вам скажут эту фамилию, и даже кто исполнитель примерно знают, и кто организатор примерно знают. Но почему-то ни Генеральный прокурор, ни Следственный комитет до сих пор не установили ни подозреваемых, ни обвиняемых, никого не нашли.

Владимир Кара-Мурза: Когда премьером был Путин, он вручал премию Михаилу, и он тоже сказал, что это дело будет раскрыто обязательно.

Алла Чернышева: Как мы видим, до сих пор никаких результатов. Лучше дело обстоит с Константином Фетисовым, там несколько человек посадили, по крайней мере, если не заказчиков, то исполнителей. А по делу Михаила Бекетова вообще никого не посадили, никого не привлекли, никого не арестовали. Меня приглашали на допрос по делу Михаила, обещали расследовать, я подробно рассказала все факты, которые знаю, кого примерно считаю заказчиком данного преступления. Следователь пообещал мне, что мы расследуем обязательно. Как мы видим, два года прошло, и никаких результатов нет.

Владимир Кара-Мурза: По делу Дмитриева нашли кого-нибудь?

Алла Чернышева: По делу Дмитриева абсолютно та же самая ситуация. Тоже был большой скандал, расследование вроде бы проводили, возбуждено было дело, но также никого не нашли, никакого не арестовали, никто не наказан. Это самое ужасное в этой ситуации, потому что преступники чувствуют свою абсолютную безнаказанность. Какой бы скандал ни был поднят в СМИ, как бы люди ни митинговали, ни протестовали, все равно никого не накажут – вот в чем они уверены.

Владимир Кара-Мурза: Потому что само дело продолжила власть – это вырубка Химкинского леса, с которой боролись эти люди.

Алла Чернышева: И лес вырубили, и люди пострадали, и не только Дмитриев, Бекетов, в Химкинском лесу людей много пострадало, защищая лес. В данный момент идет строительство коррупционной дороги через Химкинский лес. Это чисто коррупционный проект, о чем Михаил заявил с самого начала на страницах своей газеты. Так и есть, по мнению «Трансперенси Интернэшнл», которая проводила экспертизу данного проекта, в нем есть явная коррупционная составляющая. Этот проект призван не решать транспортные проблемы, а призван, естественно, осваивать бюджетные средства, призван способствовать застройке лесных земель и так далее, то есть чисто коррупционный проект.

Слушатель: Добрый вечер. Геннадий Сергеевич из Смоленской области. Не прекращается 20 с лишним лет, начиная с Листьева, гибель журналистов. Я вам советую: соберите десятки тысяч подписей по Химкам и обратитесь в американский конгресс. Я вам гарантирую: будет другой «закон Магнитского», посвященный вашему журналисту. Эти твари, начиная от первого лица государства, которое сейчас мафиозное, – это мафия. Он же мафиози, он же коррупционер, он же подлец, он же враг российского народа! Обращайтесь в конгресс Америки.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо за совет. Если бы так было очевидно.

Алла Чернышева: Я считаю, что, конечно, нужно всеми силами пробивать «закон Магнитского». И должны быть внесены в этот список фамилии людей, которые причастны не только к гибели Магнитского, а и к нарушениям прав человека, в частности, к тому, что стало с Михаилом Бекетовым, им должен быть закрыт въезд во все цивилизованные страны. Пускай они живут в той стране, где они совершат свои преступления, где они воруют, пускай здесь живут по понятиям. Какую страну они создают, в такой пусть и живут, я считаю, что это будет лучшим вознаграждением за их дела.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, поздно уже отменить стройку, возродить лес, там уже непоправимые изменения произошли?

Алла Чернышева: На самом деле там не произошли пока непоправимые изменения, там готовят укладку дороги, в принципе можно засадить все деревьями. Кстати, я часто катаюсь на лыжах по каналу имени Москвы, через него переброшен мост этой дороги, и уже много месяцев я не вижу вообще никакого движения. Мост наполовину построен – и тишина, ничего не происходит. У меня такое впечатление, что, может быть, деньги разворовали, как в Сочи, потому что я не вижу там никакого движения уже полгода.

Слушатель: Здравствуйте. Николай, Мордовия. Сейчас известно, как убили защитника Химкинского леса. Инвалидом сделали. И в конце концов так с защитниками поступают. Такая диктатура против народа.

Владимир Кара-Мурза: Все равны перед чистым воздухом, Михаил боролся за своих земляков. Убедили ли вас недавние заявления Владимира Путина, что мы не можем отказаться от этого проекта, что там перед французской стороной какие-то обязательства, нам будет хуже, если мы его отменим?

Алла Чернышева: Было проведено расследование на международном уровне с участием организации, которая следит за деятельностью европейских банков. Было установлено, что там французских денег ни копейки нет, что деньги берутся из нашего бюджета, а французская компания еще какие-то права качает! Что касается того, что инвестиции отпугнутся, если этот проект будет остановлен, – это неправда, потому что там нет никаких инвестиций. Есть деньги из Пенсионного фонда, между прочим. Фактически я посчитала, что на этой дороге деньги украдены 4 раза. То есть деньги взяты из Пенсионного фонда, на них строится дорога, потом дорога в результате платная, хотя деньги взяты из бюджета, то есть люди за дорогу уже заплатили, и почему с них будут брать деньги за проезд – непонятно. Третий раз украли: будет застроена огромная лесная территория, в чем я не сомневаюсь, потому что это рядом с Москвой, очень дорогие земли, там на них куча всяких проектов запланировано вдоль этой дороги, отчего она перестанет быть скоростной, что нам так рекламировали. И четвертый раз украли – это то, что все результаты данной деятельности пойдут в результате в оффшор, в Ливан, в Британские Виргинские острова, на Кипр и так далее. Один из владельцев оффшора установлен – это Аркадий Ротенберг, близкий друг Владимира Путина. Кроме коррупции, кроме разворовывания, на мой взгляд, в данном проекте ничего нет. По мнению транспортников, реально было бы расширить Ленинградское шоссе, реконструировать его, что вышло бы гораздо дешевле и эффективнее.

Владимир Кара-Мурза: На кипрские оффшоры это вряд ли пойдет, а на остальные – возможно. Аркадий Ротенберг вложил свои средства. Как вы считаете, судьба Михаила Бекетова привлекла сторонников к защите Химкинского леса, или наоборот – запугали людей, и они сдались?

Алла Чернышева: Конечно, когда в Химках сидела прежняя администрация, люди были очень запуганы. Потому что все знали про нападения на Бекетова, на Фетисова, потом на Дмитриева. Кроме этого были менее известные случаи, например, на Анатолия Юрова нападали три раза – это тоже журналист, который являлся редактором газеты «Гражданское согласие», причем в последний раз он получил около 10 ножевых ранений. В декабре 2010 года он умер при странных и не очень понятных обстоятельствах. Глядя на все это, люди, естественно, очень боялись, и, может быть, из-за этого, в частности, в Химках не получилась массовая кампания в защиту Химкинского леса. Не очень много людей приходило в лагерь и помогало Евгении Чириковой бороться за лес.

Владимир Кара-Мурза: Еще там были гонения на предполагаемых нападавших на химкинскую администрацию?

Алла Чернышева: В ряду химкинских скандалов стоит нападение на химкинскую администрацию, которое произошло в июле 2010 года. Видя то, что творится в Химках, как раз был разгар противостояния в Химкинском лесу, и на людей нападали, их избивали, на тех, кто подходил к рабочим, просил предоставить документы на вырубку и на работы, нападали чоповцы, избивали, ломали челюсти. Кроме того там был страшный случай, когда ранним утром в лагерь защитников Химкинского леса пришли люди в масках и с нацистской символикой. Видимо, все это сподвигло антифашистов на то, чтобы выразить свой протест против того, что творится в Химках. Это совершенно понятно, их нельзя осуждать, я считаю, они просто показали, что это полный беспредел. После этого двух антифашистов посадили, насколько я помню, а потом отпустили. Была устроена международная кампания в защиту этих антифашистов, в результате они вышли на свободу, чему я очень рада.

Слушатель: Здравствуйте. Юрий Владимирович, Волгоградская область. Скажите, пожалуйста, а вы всерьез верите, что «списки Магнитского» и санкции против чиновников правительства и окружения президента будут всерьез работать? Вы не думаете, что поддержка прав человека в России со стороны зарубежных государств фальшивая? Вы не думаете, что в обмен на нефть и газ и иные сырьевые источники те же Штаты и Европа готовы простить российскому руководству любые преступления против прав человека, любые убийства, любые грабежи и так далее?

Алла Чернышева: Я, к сожалению, не питаю иллюзий насчет того, что европейские, западные страны нам помогут. Я считаю, мы должны все равно добиваться введения «списков Магнитского». Естественно, Запад сейчас в кризисе, у них другие проблемы, они будут продолжать договариваться с Путиным. Но это же не их проблема, по сути. Мы сами должны бороться за свою страну и добиваться для нее лучшего будущего. Поэтому мы сами должны на себя надеяться.

Владимир Кара-Мурза: С вами делились опытом или перенимали его защитники Цаговского леса, ваши коллеги по несчастью?

Алла Чернышева: Практически в прошлом году в Жуковском развернулись те же самые события, которые в Химках развернулись чуть раньше. То есть там было достаточно жесткое противостояние, там был разбит палаточный лагерь, кстати, его организовала Евгения Чирикова, она дала много рекомендаций, сама приезжала туда, когда устанавливали палаточный лагерь, и поддерживала защитников Цаговского леса. Затем там были практически такие же события, то есть людей избивали, людей задерживали на месте вырубки. Я считаю, что рано или поздно мы переломим эту тенденцию, и какая-то гражданская сознательность будет расти в людях.

Владимир Кара-Мурза: Там были выборы мэра, как эта тема сказалась на предвыборной агитации?

Алла Чернышева: Получается абсолютная параллель с Химками. В Химках чуть раньше эти же события происходили – и борьба за лес, и выборы, которые показали, что, наверное, при этой власти никаких честных и справедливых местных выборов не может быть. Будем бороться.

Владимир Кара-Мурза: Все же общественное мнение победило, ушли в отставку одиозные фигуры.

Алла Чернышева: Хотя бы это, то, что нелюбимые народом мэры Бабовников и Стрельченко ушли в отставку, и накал страстей был немножко снят. Хотя бы это, люди не так протестно настроены, а у нас в Химках уже не опасаются за свою жизнь, не опасаются собираться больше двух, как я уже говорила.

Слушатель: Добрый вечер. Петр из Москвы. Скажите, пожалуйста, что делает Евгения Чирикова, почему она не с вами, чем она занимается? Такая печальная история в новейшей российской истории. Чтобы время не отнимать, скажу, что это звериный оскал российского капитализма. А вам спасибо.

Алла Чернышева: Евгения Чирикова сейчас активно ведет проект «Экоузник», то есть она старается отслеживать все случаи преследований и расправ над защитниками природы, старается помогать как только может. В частности, например, в Воронежской области идет очень серьезное противостояние местного населения, местных активистов и компании. которая хочет разрабатывать никель, фактически погубив черноземные земли, которые могли бы кормить тысячу лет Россию. Она помогала Сурену Газаряну, который сейчас вынужден стать политэмигрантом, вынужден был эмигрировать, поскольку его объявили в федеральный розыск и реально хотели посадить. Кроме того развернулись драматические события в Селятино – это Московская область, Наро-фоминский район. Там тоже планируется вырубить лес, 73 гектара, под коммерческую застройку. Там на защитницу этого леса Татьяну Павлову идет фабрикация различных дел, уже сажали на 5 суток, ее штрафовали, к счастью, штраф отменен судом. Ею интересуется ФСБ, запугивают и так далее. Евгения Чирикова скорее перешла к правозащитной деятельности, она помогает людям бороться за природу, защищает этих людей и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Она вчера выступала с воспоминаниями о Михаиле по каналу «Дождь», так что она не пропала, как выразился Петр. Как вы считаете, опыт противостояния экологов и власти, местных жителей и власти, который накоплен в Химках и в Жуковском, может стать школой гражданского возмужания для молодежи для подрастающего поколения наших земляков?

Алла Чернышева: Безусловно. Хотя многие говорят: «малые дела» – защита скверов, защита дворов, защита памятников архитектуры и так далее, – ни к чему не ведут. Я считаю, что это как раз ведет к созданию гражданского общества. Люди учатся бороться за свои права, люди учатся самоорганизовываться, объединяться. Я могу сравнить то время, когда начиналась борьба за Химкинский лес, – 2007 год, и сейчас. У нас в Химках появилось огромное количество активистов по сравнению с тем, что было, они уже объединяются и совместно начинают бороться за свои дворы, против необоснованных тарифов ЖКХ, за ремонт своего подъезда и так далее. Люди организуются по принципу местного самоуправления. Я думаю, что очень много людей пойдет в депутаты, и это будет первый шаг к созданию в Химках гражданского общества, местного самоуправления и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Мы помним, какая была манифестация на Пушкинской площади, когда Медведев дал надежду, что отменят этот коррупционный проект.

Алла Чернышева: Это было после. Видимо, напугал митинг с участием Шевчука. На тот момент он был огромный, потому что там было 5 тысяч человек, больше одной-двух тысяч на тот момент на митинги не собиралось. Это был первый, можно сказать, крупный митинг. Тут повлияли драматические события в Химкинском лесу, про которые через интернет люди узнавали. Конечно, тогда над Москвой стоял смог ужасный и вместо того, чтобы бороться со смогом, помогать людям, власти бросили все силы на то, чтобы вырубать лес и как-то обезвреживать его защитников.

Владимир Кара-Мурза: И сами разбежались в отпуска.

Алла Чернышева: Сами разбежались в отпуска, а люди умирали в буквальном смысле слова в Москве, потому что была совершенно невыносимая обстановка. Поэтому, я думаю, столько людей пришло тогда. После этого Медведев и «Единая Россия» вдруг поддержали защитников Химкинского леса, пообещали пересмотреть проект. подумать. В декабре они подумали и решили, что надо продолжать.

Владимир Кара-Мурза: Доверчивые наши граждане, к сожалению, вот еще один пример. Как вы считаете, трагическая судьба Михаил Бекетова может стать примеров для журналистов, которые приходят сейчас в профессию?

Алла Чернышева: Не дай бог, кто-то повторит его судьбу, я надеюсь, что этого не будет. Конечно, Михаил был бесстрашным и смелым человеком, это был настоящий патриот, в отличие от патриотов, которые спасаю сирот от кровавого американского режима, а сами на Майами все имеют виллы. Михаил был человек, действительно очень болеющий за свою страну, за Химки, совершено бескорыстный и бесстрашный. Светлая ему память, такие люди очень редки.

Слушатель: Добрый вечер. Сергей, город Ефремов, Тульская область. Меня глубоко возмущают звонки таких дураков, которые говорят «звериный оскал российского капитализма». Так и хочется сказать: российский капитализм был до 1917 года, сейчас это черт знает что! Если говорить научным языком, как определили социологи – это бандитский социализм.

Владимир Кара-Мурза: Мы примерно так его и воспринимаем, просто не хочется переходить на социологию. В данном случае государство нарушило права жителей Химок, а не какие-то частные предприниматели.

Алла Чернышева: Дело в том, что тут бизнес и государство настолько тесно переплелись, их не отличишь. Фактически да, бандитский капитализм, государственный капитализм уничтожил Михаила Бекетова.

Владимир Кара-Мурза: Сам проект трассы через Химкинский лес, Ротенберг, президент – это одна связка.

Алла Чернышева: И все уходит в оффшор, никакой прибыли наша страна не получит от данной дороги. Она получит только убытки, если деньги берутся из Пенсионного фонда.

Владимир Кара-Мурза: Я так понимаю, что и практического смысла в этой трассе нет.

Алла Чернышева: Пока не будет построено продолжение по Москве – это еще будет стоить безумных денег, я не знаю, когда будет построено. Потому что данная трасса упирается в МКАД и никуда дальше не едет, там просто будет гигантская пробка. МКАД и сейчас перегружена. А продолжение трассы по Москве никто не делает и не предполагает делать.

Владимир Кара-Мурза: Чем могут гражданские активисты помочь жителям Химок в их борьбе с несправедливостью с коррупцией?

Алла Чернышева: Прежде всего, мы должны говорить с людьми, открывать им глаза с помощью интернета, с помощью разговоров, листовок, печатной информации, что и делал Михаил Бекетов. Прежде всего, надо с людьми говорить, просвещать, чтобы у них пробуждалось гражданское сознание. Данный процесс идет очень долго, но все равно нужно это делать, потому что рано или поздно мы достигнем результатов, если мы будем этим заниматься.

Владимир Кара-Мурза: Разумеется. Я потому и призываю наших радиослушателей включиться в эту борьбу. Один из символов нашей нынешней ситуации – это Химкинский лес, как «вишневый сад», его защита стала символом противостояния общества и коррупционеров.

Алла Чернышева: Во многом да, это борьба людей за то, что они любят, за то, что им дорого, как говорит Евгения Чирикова, борьба против людей, которым совершено ничего не нужно в нашей стране, никакой Химкинский лес им не нужен, им, может быть, Альпы интереснее или Куршевель и так далее. Я считаю, мы все равно должны продолжать нашу борьбу, рано или поздно результаты будут, я в этом уверена, я оптимист.

Слушатель: Добрый вечер. Константин из Санкт-Петербурга. У экологов, у патриотов, у либералов один общий враг – этот бандитский режим. То, что сейчас собираются с Навальным сделать, уже понятно, что его хотят сажать, может быть, это и есть тот самый водораздел. Может быть, подготовить массовые акции протеста, чтобы они наконец поняли, что достали уже?

Владимир Кара-Мурза: Алексей Навальный сам выбрал себе такую судьбу, он открыто идет на самопожертвование. Я думаю, ваши активисты предпримут какие-то действия в его поддержку?

Алла Чернышева: Я, безусловно, абсолютно поддерживаю Алексея Навального. Я помню, как он помогал Евгении Чириковой в Химках с выборами, он ей помощников прислал и всячески агитировал, приезжал в Химки несколько раз. В день выборов он ездил по участкам, проверял, что там происходит. Алексей очень добрый, очень честный, очень справедливый человек, и наша задача его сейчас не отдать, наша задача всеми силами за него бороться.

Владимир Кара-Мурза: Он был доверенным лицом у Евгении, агитировал за нее.

Алла Чернышева: Он приезжал раза 3-4 и просто ходил по улицам города, агитировал за нее. Естественно, в интернете агитировал. Кстати, он провел расследование прежней деятельности Олега Шахова, который ныне является мэром города Химки, и нашел там какие-то махинации в сфере ЖКХ. Алексей молодец, я его поддерживаю.

Слушатель: Добрый вечер. Белгородская область, Владимир. Жители Химок построят памятник возле «дороги смерти», возле леса журналисту, войдет ли он в новую историю?

Владимир Кара-Мурза: Пока ищут место для могилы.

Алла Чернышева: Пока администрация отказывается предоставить в Химках место для его захоронения, хотя в Химках два кладбища, но там почему-то нет места для Михаила, которому действительно нужно поставить памятник. У нас в группе в Фейсбуке сегодня было обсуждение, что нужно какую-то улицу назвать именем Михаила. Я думаю, что будет в Химках улица имени Бекетова, будет памятник и будет вечная ему память.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, почему профессия журналиста столь опасна в нашей стране?

Алла Чернышева: Если это настоящий журналист, как Михаил, безусловно, данная профессия очень опасна, потому что, прежде всего, настоящий журналист в России расследует коррупционные преступления власти, которая, как мы уже упоминали, очень тесно переплелась с бизнесом, фактически бизнес и есть власть. Естественно, наступая на коррупционные интересы, журналист рискует собой так же, как Михаил.

Владимир Кара-Мурза: Он бросил вызов этой коррумпированной системе, и она ему отомстила. Его дело, судя по нашим звонкам и настроениям ваших земляков, не пропало. Давайте помнить о нем и продолжать борьбу за Химкинский лес.

Алла Чернышева: Мы будем продолжать борьбу за Химкинский лес, мы будем продолжать борьбу за людей, которые борются за Химкинский лес и другие леса, за Алексея Навального. Будем продолжать борьбу за нашу Россию, чтобы наконец стало жить хорошо, свободно и комфортно.

Владимир Кара-Мурза: Чтобы был чистый воздух и чтобы не было таких нелюдей, которые искалечили последние годы Михаилу Бекетову.

Алла Чернышева: Фактически они его убили, это же не естественная смерть, а это было отсроченное убийство. Михаил был сильным, крепким, здоровым человеком, очень ярким, из которого, можно сказать, била энергия. Он прожил бы, я думаю, очень долго. Фактически его убили.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG