Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александра Шевченко из FEMEN – об улыбке Путина


Александра Шевченко сильно удивила Владимира Путина и Ангелу Меркель

Александра Шевченко сильно удивила Владимира Путина и Ангелу Меркель

Правоохранительные органы Германии рассматривают обстоятельства инцидента на открытии международной промышленной выставки в Ганновере, где в присутствии президента России Владимира Путина и канцлера ФРГ Ангелы Меркель провели акцию протеста активистки движения FEMEN. Напомню: пятеро участниц акции, раздевшись до пояса, призвали Путина уйти в отставку; того же содержания лозунги с нецензурными фразами на русском и английском языках были написаны на груди и спине одной из активисток.

Это не первая акция FEMEN, связанная с Россией и адресованная лично главе российского государства: год назад активистки движения в день выборов президента России пытались украсть урну с избирательным бюллетенем, заполненным Путиным. Члены FEMEN встречали в киевском аэропорту патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Спиленный одной из участниц FEMEN в Киеве православный крест вызвал несколько подобных акций в России – это явление получило название "крестоповал". Против FEMEN и координатора движения Анны Гуцол на Украине возбуждены несколько уголовных дел. О смысле ганноверского послания Владимиру Путину РС беседует с участницей акции Александрой Шевченко.

– Скажите, почему именно Владимир Путин вам так дался? Почему вы против него постоянно устраиваете акции?

– Я думаю, Путин дался не только нам, Путин дался всей планете практически, успел навредить не только российским гражданам, но и всему миру. Если ты здравомыслящий человек, который не боится высказывать свое демократическое мнение, то это твой долг – прийти и высказать ему это в лицо. Честно говоря, удивляет ваш вопрос, потому что весь мир говорит о своих претензиях к Путину неоднократно и ежедневно, в газетах и по радио обсуждаются претензии к Путину. Просто мы лаконично высказали, чего хочет весь мир, – чтобы Путин ушел. Лучше вот именно конкретно туда, куда мы его послали.

– С вами довольно жестко обошлись на выставке в Ганновере. Никто из участниц акции не пострадал?

– С нами довольно жестко обходились не немецкие полицейские, а охрана Путина. Немецкие полицейские нас аккуратненько посадили в машину и отвезли в участок. Против нас возбудили уголовное дело, и сейчас мы ожидаем решения прокурора о том, следует ли дело передать в суд или следует это дело закрыть. У нас взяли координаты, обязали никуда не скрываться.

– Как вам удалось приблизиться на столь небольшое расстояние к руководителям двух стран?

– Ну, мы находим пути. Объяснять, рассказывать все подробности не в наших правилах и не в наших интересах.

– Вы успели заметить выражение лица Владимира Владимировича?

– Конечно, я смотрела Путину в глаза. Он был очень удивлен и, наверное, шокирован тем, что в его охране оказалась брешь, что мы эту брешь нашли и через эту брешь прорвались. Это было крайнее удивление, смешанное с улыбкой, и довольно глупое выражение лица.

– Вы успели повернуться спиной к президенту или показали ему только грудь?

– На груди у меня было написано примерно то же самое, что на спине, только на английском языке. Он у нас человек образованный, думаю, смог понять даже на английском.

– Могли бы вы чуть подробнее рассказать о других участницах акции?

– В этой акции участвовали две украинки – это я и Оксана Шичко. Оксана – это одна из тех активисток, которая год назад воровала урну с голосом Путина. Одна из активисток из России – Ирина Ханова и две активистки – гражданки Германии. Спасибо немецкой прессе, которая пишет о нас объективную информацию, не так, как это делает российская пресса или украинская. Благодаря нормальному освещению в прессе, к FEMEN стали присоединяться немецкие, французские, бразильские активистки. Существует "FEMEN-Бельгия", "FEMEN-Канада", несколько активисток у нас есть в Штатах, в Великобритании, в Тунисе.

– У штаб-квартиры вашей организации (она находится в Киеве) беспрестанные проблемы с украинскими властями. На минувшей неделе вновь были задержаны несколько человек. Против участниц FEMEN возбуждены уголовные дела. Как они рассматриваются?

– Уголовные дела до сих пор не закрыты, против наших активисток возбуждено 10 или 11 уголовных дел, и против меня в том числе. Анна Гуцол, наш координатор – например, персона нон грата в России. Дела пока не закрыты, но дальше возбуждения дел и расследования ничего не идет. У нас было несколько судов минувшим летом, решениями которых некоторые уголовные дела закрыты, но прокуратура потом вновь возобновляла эту "уголовщину" против нас. Речь идет о запугивании и попытках поставить нас под контроль власти. Но нас не запугать, мы продолжаем нашу деятельность, несмотря на то что имеем постоянные проблемы с украинской милицией.

– Прошлогодняя история с попыткой похищения избирательной урны президента Путина чем завершилась? Российские власти вам предъявляли какие-то претензии?

– Активистки отсидели две недели в спецприемнике для административных нарушителей, после этого были депортированы из России в Украину и получили запрет на въезд в Россию на неограниченный срок. После этого был случай с Анной Гуцол: она летела из Парижа в Киев через Петербург, в аэропорту ее задержали за нелегальное пересечение российской границы. Она ни в одной акции на территории России не участвовала, но тоже оказалась персоной нон грата, так что, скорее всего, самые заметные активистки FEMEN тоже находятся в России "под запретом". Например, Инна Шевченко, которая спилила крест (после чего был "крестоповал" в России), Яна Жданова, которая встречала патриарха Кирилла в аэропорту Киева.

– Как завершится, по вашим ощущениям, ганноверская история?

– Мы надеемся на справедливость немецкой полиции. Надеемся, случай будут рассматривать исходя из принципов демократии и права, а не из страха перед Кремлем. Надеемся, что все разрешится благополучно. Но поддаваться страху, бежать из Германии, куда-то прятаться мы не собираемся, – сказала в интервью РС Александра Шевченко.

Первый комментарий в Германии на акцию FEMEN последовал от руководителя службы безопасности выставки Хартвига фон Засса: "Мы должны дождаться заключения полиции. Скорее всего, эти пять молодых женщин в возрасте от 18 до 33 лет прошли на выставку, купив билеты как обычные посетители. А потом у стенда, где стояли Путин и Меркель, они выбрали момент, нырнули мимо охраны и сняли на ходу с себя свитера. Проявились ли здесь проблемы недостаточного обеспечения безопасности? Об этом не может быть и речи. Безопасность госпожи Меркель и господина Путина была каждую секунду гарантирована, и ситуация была через несколько секунд под полным контролем".

Глава автохолдинга "Порше", который входит в концерн "Фольксваген", Мартин Винтеркорн, за несколько секунд до инцидента показывавший свой стенд Путину и Меркель, не скрывает своего удивления: "Я был, конечно, ошарашен, когда увидел раздетых дам, протестовавших против Путина. У них, наверное, были на то свои причины, которые мне неизвестны, ну а все в целом, конечно же, признаюсь, подпортило мне настроение".

Представитель полиции Ганновера Хольгер Хильгенберг так описал в интервью РС последовавшие за акцией события: "Эти женщины – две украинки и три с немецкими паспортами (одна из которых русского происхождения, две другие родились в Германии) были вчера нами допрошены и отпущены. Они подтвердили совершение ими описанных нами действий. Мы внесли предложение о судебном преследовании по статье "оскорбление представителя иностранного государства", это параграф 103 уголовного законодательства. Теперь прокуратура должна решить, будут ли они привлечены к судебной ответственности и, если да, то как именно. То, что господин Путин не вчиняет иск, роли не играет. Это имеет значение при обычном оскорблении, когда отказ от претензий автоматически закрывает дело. Если речь идет о госте государства, исковое заявление и представление в прокуратуру делаем мы сами, независимо от отношения к инциденту господина Путина. Как решит прокуратура, гадать не берусь, и пока этого никто не скажет, так как документы еще в прокуратуру поступить не успели".

Комментарий Ангелы Меркель на пресс-конференции был таков: "Я привыкла к тому, что мне в лицо высказываются самые разные мнения, и я знаю, что при демократии время от времени могут и будут звучать неприятные для меня слова. Здесь, на выставке, протест был неожиданностью, но в этом нет нарушения. А вот в том, должно ли в Германии обязательно происходить такое бурное проявление негативных эмоций, я позволю себе усомниться. Но ясность в этой ситуации будет достигнута".

Среди реакций на протесты движения FEMEN интересна критика топлес-акций в защиту прав мусульманок Topless Jihad Day – со стороны самих мусульманок. В статье в под заголовком „Голое недоразумение“ автор Надиа Пантель описывает критические реакции многих мусульманских феминисток на акции движения FEMEN, проходившие 4 апреля перед посольствами Туниса и перед мечетями во многих городах мира: "Обнажение не приведет нас к свободе". Но все же общий тон немецкой прессы в статьях об антипутинском протесте на выставке в Ганновере – скорее восторг перед дерзостью.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG