Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Войцех Мазярский – о польской трагедии


Траурная церемония на месте катастрофы под Смоленском

Траурная церемония на месте катастрофы под Смоленском

10 апреля в Польше отмечают третью годовщину авиакатастрофы под Смоленском, в которой погибли президент страны Лех Качиньский и еще 95 представителей польской общественно-политической элиты. Спустя три года эта тема остается предметом яростных споров в польском обществе.

Начало апреля, а в Польше – зима. "Весна придет в страну 10 апреля", – повторяют вслед за метеорологами уставшие от аномальных снегопадов поляки. Однако прогнозы, принимая во внимание дату, имеют и другое значение, по крайней мере, для польской оппозиции. Ведь речь идет также и о "весне" в политической жизни страны. Премьер-министр Польши Дональд Туск 10 апреля отправился с рабочим визитом в Нигерию. Перед вылетом он возложил цветы к памятнику погибшим на варшавском кладбище "Повонзки".
"10 апреля – еще и годовщина Катынской трагедии. В Россию приехали руководитель канцелярии премьер-министра Яцек Цихоцкий, министр внутренних дел Бартоломей Синкевич и министр обороны Томаш Семоняк. Министр культуры Богдан Здроевский участвовал в богослужении в храме Провидения Божия в Варшаве", – сказал Дональд Туск.

Оппозиция, однако, считает, что польские власти не чтят память Леха Качиньского и других представителей польской элиты должным образом и, кроме этого, не стараются выяснить настоящие причины катастрофы. Брат погибшего президента, лидер крупнейшей оппозиционной партии "Право и справедливость" Ярослав Качиньский повторяет: правящая партия "Гражданская платформа" и ее лидеры проводят верноподданническую политику по отношению к России – что, по его мнению, мешает выяснению правды о причинах трагедии. В марте во время дискуссии в Сейме Ярослав Качиньский заявил:"В польско-российских отношениях значение имеет только воля России. И россияне это все время используют, все время этим играют".

Ярким примером бессилия нынешних властей, по мнению оппозиции, является хотя бы тот факт, что обломки польского правительственного самолета ТУ-154 до сих пор остаются в России, хотя их выдачи многократно добивалась официальная Варшава. По данным опросов общественного мнения, хоть и медленно, но устойчиво растет число поляков, которые считают, что польский самолет под Смоленском разбился в результате теракта. По данным на 1 марта нынешнего года, такого мнения придерживаются 33 процента опрошенных, в то время как еще осенью минувшего года так считал каждый четвертый респондент. Более 50 процентов поляков согласны с утверждением, что причиной катастрофы был несчастный случай. Большинство тех, кто придерживается версии теракта, – сторонники партии "Право и справедливость", которая и выступает главным организатором неофициальных мероприятий в Варшаве, связанных с годовщиной катастрофы. Ярослав Качиньский вечером в среду выступает на специально смонтированной сцене на улице Краковское Предместье, перед президентским дворцом. Кроме того, поздно вечером запланирован "Марш памяти" к зданию канцелярии премьер-министра, а накануне был организован пикет у посольства Российской Федерации в Варшаве.

О причинах раскола польского общества по вопросу об отношении к катастрофе президентского самолета под Смоленском и о влиянии этих событий на развитие польско-российских отношений РС беседует с варшавским политическим комментатором, журналистом Gazeta Wyborcza Войцехом Мазярским.

– Конечно, дискуссия о катастрофе президентского самолета под Смоленском в Польше продолжается. И я бы сказал, она с каждым годом становится все более резкой и напряженной. Из-за политических причин: эта дискуссия нужна правой оппозиции, партии "Право и справедливость" Ярослава Качиньского, для которого эта катастрофа в Смоленске и дискуссия о ней – оружие в борьбе против Либеральной партии Дональда Туска и правительства.

– А самой Польше нужна эта дискуссия? Или вы считаете, что все вопросы, связанные с катастрофой самолета, уже выяснены?

- Эта дискуссия просто есть. Нельзя же ответить на вопрос, нужна ли зима или весна, просто происходит смена времен года. Мы не нашли ответов на все вопросы, но мы знаем, что случилось в Смоленске. Мы знаем, что это была авиационная катастрофа. Но есть политические силы, которым удобна дискуссия о том, что кто-то совершил покушение, что был какой-то договор или заговор.

– Вы считаете, что российская сторона в расследовании причин этой катастрофы вела себя добросовестно?

– Я думаю, что в самом начале атмосфера сотрудничества между Польшей и Россией была лучше, чем на последующем этапе. Но я уверен: самая главная причина напряжения и продолжения той дискуссии, которая не прекращается в Польше, находится в самой Польше. Эта причина – не в отношениях между Польшей и Россией, не в России, а в Польше, это внутренняя политическая причина. Часть польского общества воспринимает пропаганду Ярослава Качиньского, и в этом нет ничего странного и ничего удивительного. Часть людей верит, что под Смоленском имела место не авиакатастрофа, а покушение, но люди верят в такие вещи – и в Польше, и в России, и в Европе. Некоторые верят, например, что миром управляют евреи. А в Америке есть много людей, которые верят, что в Рокуэлле приземлился космический корабль, что власть это знает, но скрывает. В такие мифы люди обычно верят, но в Польше больше чем половина общества не верит в то, что президентский самолет разбился по чьей-то злой воле.

– Оказывает ли эта катастрофа какое-то влияние на развитие польско-российских отношений?

– На взаимоотношения между людьми, между поляками и русскими – нет. Поляки относятся к русским не с точки зрения идеологии, а с точки зрения интересов. Год тому назад польский парламент голосовал за открытие границ для жителей российских приграничных районов, чтобы от них не требовали виз. Правая оппозиция голосовала против, потом пробовала пугать общественное мнение: это опасно, это плохо, нельзя разрешать жителям Калининградской области, чтобы они приезжали без виз в Польшу. Но поляки не приняли этой пропаганды. Оказалось, что для них гости из России – это клиенты, постояльцы их гостиниц, партнеры в торговле, а не представители империи. Я думаю, что вот с такой точки зрения большинство поляков относятся сегодня к русским. Другой вопрос – как поляки относятся к российской власти, к Владимиру Путину. В Польше негативно оценивают Путина – но не из-за смоленской катастрофы, а из-за той политической линии, которую он проводит. Из-за того, например, что он сказал несколько лет назад: развал Советского Союза – самое большое несчастье XX века. С точки зрения поляков развал Советского Союза был счастьем, потому что благодаря этому мы добились свободы, независимости, демократии. Я склонен считать, что и с точки зрения многих русских тоже это было самое большое счастье, – говорит варшавский журналист Войцех Мазярский.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG