Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузинские вина и воды как символ возвращения


Минеральная вода "Боржоми" возвращается на российский рынок

Минеральная вода "Боржоми" возвращается на российский рынок

Минеральная вода "Боржоми" зарегистрирована в реестре продуктов с положительным заключением Роспотребнадзора. Розничные сети ждут поставок к лету. Эксперты осторожно оценивают перспективы возвращения показателей экспорта "Боржоми" к цифрам 2005 года. Эмбарго на поставки грузинских вин и минеральных вод в Россию было введено в 2006 году на фоне обострения отношений Москвы и Тбилиси.

Производство бутилированной минеральной воды на продажу в поселке Боржоми началось еще в XIX веке, хотя в Грузии бытует легенда, что очень вкусная вода здесь была обнаружена на 1500 лет ранее. О красоте Боржомского ущелья говорилось в переписке двух российских генералов первой половины XIX столетия: Михаила Воронцова и Алексея Ермолова. В конце того же века архитектор Леонтий Бенуа построил в Боржоми дворец для представителей дома Романовых. Сейчас "дом Романовых" – летняя резиденция президента Грузии. В советское время минеральная вода "Боржоми" была предметом национальной гордости для многих грузин. Достаточно вспомнить эпизод из комедии Георгия Данелия "Мимино", когда главный герой, персонаж Вахтанга Кикабидзе, вспоминает о ней в качестве последнего аргумента в споре с героем Фрунзика Мкртчяна.

На заре независимости Грузии лидеры так называемого национально-освободительного движения утверждали, что экономической основой самостоятельности страны может стать именно экспорт "Боржоми", забывая о том, что основным рынком для экспорта этой минеральной воды была Россия.
В 1990-е годы компания Georgian Glass & Mineral Water принадлежала группе молодых бизнесменов во главе с Мамукой Хазарадзе, сколотивших капитал уже после распада СССР. В начале нового века компания перешла во владение Бориса Березовского и Бадри Патаркацишвили. После смерти Патаркацишвили его наследники вели долгую судебную тяжбу с Березовским, достигнув компромисса лишь несколько месяцев назад. Теперь компания Georgian Glass & Mineral Water принадлежит российской Alfa Group.

В 2006 году главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко наложил запрет на импорт в Россию всех видов грузинской продукции, в том числе "Боржоми". Официальной причиной стало большое количество фальсифицированной продукции, производимой, впрочем, не в Грузии, а в России. Уже тогда многие эксперты высказывали мнение, что эмбарго – ответ Москвы на резкое обострение российско-грузинских отношений. После смены власти в Грузии и некоторой нормализации двусторонних отношений многие ожидали, что "Боржоми" не составит труда вернутся на российские прилавки, однако Онищенко забраковал первую партию продукции и дал "добро" только после повторной проверки. В самой компании "Боржоми" от комментариев воздерживаются, советуя обращаться в головной офис, расположенный в Киеве. Тем не менее, уже известно, что "Боржоми" будет поставляться в несколько регионов России. Компания намерена сохранить все атрибуты бренда, в том числе надпись на грузинском языке и узнаваемую бутылку характерной формы. Что касается объемов экспорта в Россию, грузинские производители, похоже, не питают особых иллюзий: 7 лет – огромный срок даже некогда популярного бренда. Вернуть утерянные позиции на конкурентном российском рынке "Боржоми" будет непросто. А в 2005 году продукция "Боржоми" занимала, например, в Москве и Московской области лидирующее положение на рынке минеральной воды в денежном выражении и третье место по поставкам – 100 миллионов бутылок.

Несколько недель назад Роспотребнадзор провел проверку четырех десятков грузинских предприятий, по результатам которой 36 алкогольных заводов получили разрешение возобновить экспорт своей продукции в Россию. По данным российской стороны, грузинские производители пока не могут начать поставки вина в Россию из-за трудностей с логистикой и дистрибуцией. Известно, что компания "Киндзмараули Марани", например, собирается торговать в России через рестораны, но как будут выходить из положения остальные производители вина, пока не известно. Грузинских вин долго не было на российском рынке, и в Москве считают, что многое утрачено безвозвратно. О трудностях возвращения РС рассказал председатель Ассоциации сомелье Грузии Шалва Хецуриани:

– Будем надеяться, что реальные поставки вина в Россию начнутся в конце мая – июне этого года. Сейчас идет рабочий процесс регистрации. Многие компании прошли необходимые процедуры, многие уже сдали образцы своей продукции. В Грузию приезжали две группы экспертов из России, одна работала в Восточной Грузии, вторая в основном на западе страны.

– Это были технари, технологи, сомелье? Или, как шутила грузинская пресса, приезжали представители ФСБ, поесть шашлычка и попить винца?

– Я лично с ними не встречался. Насколько мне известно, приезжал, во-первых, главный санитарный врач Москвы. Они проверяли не качество вина, а санитарные условия, в которых вино производится. Они не были специалистами именно по вину. В принципе, они и не дегустировали ничего вообще, кроме нескольких случаев, когда принимающая сторона проявляла традиционное грузинское гостеприимство. Это были люди другого профиля – санитарные врачи. По информации нескольких крупных винодельческих предприятий, они проверяли, в каких условиях принимается виноград, в каких условиях виноград обрабатывается, в каких условиях происходит винификация. Они проверяли, например, в каких условиях проходит процесс переработки, проверяли качество воды. Грузия поставляет свою продукцию во многие страны мира, и проблем с качеством вина, собственно говоря, уже не возникает. Знаете, вот если вы скажете, например, чилийцам: "А ваше вино качественное?" – они даже не поймут, о чем разговор. И Грузия в принципе уже приблизилась к такому уровню, когда слово "качество" при разговоре о проблемах все менее употребимо.

– И тем не менее, они "забраковали" около десятка предприятий.

– Эти предприятия не вполне соответствовали их пониманию того, в каких условиях должно обрабатываться вино.

– Вы наверняка посещали российские винодельческие предприятия. В России что, все в порядке с этим вопросом?

– Я не могу сказать, что посещал много российских винодельческих предприятий, но те, которые посещал, были очень хорошего, высокого уровня. Я бывал, например, в Новороссийске, есть такой Новороссийский винзавод – это современное предприятие. Но то же самое и в Грузии, на самом деле. Российские эксперты – эксперты по вину которые, а не по санитарным нормам – понимают, что Грузия не та, какой была даже в 2006-м, винная Грузия имеется в виду. Вообще в российской винной тусовке, в принципе, все к Грузии относятся с очень теплыми чувствами. К нам – очень большой интерес, и в отношении Грузии – очень большие ожидания. 25 апреля в Петербурге пройдет большая дегустация продукции ведущих грузинских винопроизводителей, и все находятся в предвкушении. Грузия на постсоветском пространстве (а может быть, и во всем бывшем социалистическом мире), пожалуй, единственная страна, которая смогла уйти от "советскости" в винном деле. К нам приезжали владельцы крупных российских винных компаний, вместе с сомелье, и, посмотрев предприятия, сказали: "Это обычные средние европейские производства, ничего советского не осталось. Вот если бы мы поехали в Испанию и посмотрели несколько хороших хозяйств, увидели бы то же самое". Вот это очень важно, пожалуй, это самое важное, чего грузинский винный бизнес смог добиться в последние годы.

– Получается, что это эмбарго все-таки положительную роль сыграло для Грузии?

– Я абсолютно уверен, что положительную. Когда для грузинских вин закрылся российский рынок, мы остались один на один с неприятной реальностью: нас никто и не ждал на других рынках. Это русскому уху милы названия "Хванчкара" или "Киндзмараули", а для английского уха они вообще ничего не значат. Мне кажется, что в последние годы перед эмбарго некоторые категории грузинских вин теряли в России свою репутацию. Прежде всего потому, что было огромное количество подделок, в том числе и на территории Грузии. Все это знают: горийские производители (я их называл "горе-производителями" вина – это куча предприятий, которые выпускали непонятно что. Я уже не говорю про предприятия в самой России. Теперь в Грузии невозможно производить контрафактные вина. Я не могу сказать, что у нас созданы в этом отношении такие же условия, как, например, во Франции, но надо понимать, что и французы к этому шли десятилетиями. У нас создана система, которая предотвратит попадание не то что контрафактных, но и малокачественных вин за пределы территории Грузии.

– Вы долгое время жили в Москве, и вам наверняка знакомы всякие ужасные псевдобренды, типа "Хванчкараули", которые непонятно где разливались. Нет ли опасности, что после того, как на прилавках российских магазинов появятся грузинские вина, вновь заработают какие-нибудь маленькие цеха с непонятными виноматериалами?

– К сожалению, найдутся умельцы, причем и на территории России, которые эти "левые" цеха, видимо откроют. С этим, наверное, придется нам бороться своими силами, и уже есть определенные идеи. Уже есть в Грузии организации, которые могут себе позволить нанять некоторые структуры для того, чтобы таких горе-производителей элементарно "сдавали" на территории России Роспотребнадзору.

Самый главный канал дистрибуции – конечно, сетевая розница. В сетевую розницу чтобы попало какое-нибудь вино "Хванчкараули" – это невозможно, потому что сети дорожат своей репутацией и никогда в жизни сомнительный товар не примут. Единственный риск – в неорганизованной рознице, в каких-нибудь небольших магазинах "Продукты" могут появиться такие суррогаты. Поэтому я приветствую заявление Онищенко о том, что из Грузии в Россию запрещен импорт виноматериала, то есть разливного, грубо говоря, вина. Это замечательная вещь: значит, не случится, чтобы привезли 10 тонн вина и разлили бы из него 10 миллионов бутылок. Невозможно будет привезти вино из Грузии и разлить его в Наро-Фоминске. Поэтому любое вино, которое имеет грузинские апелляционные названия с указанием, что оно разлито где-нибудь в России, – незаконное.

– Чилийские и аргентинские вина заняли нишу, которую раньше занимали в России грузинские вина. Что делать, как авторитет возвращать?

– Нельзя сказать, что они прочно заняли эту нишу. Вина коммерческого нижнего ценового сегмента – крымские, молдавские, абхазские; то, что подороже, выше 450 рублей – да, Чили, Аргентина и так далее. Все-таки в России марка "Хванчкара" и марка "Киндзмараули" известнее всех чилийских наименований вместе взятых. Мы можем выиграть конкуренцию.

– А политика не помешает?

– Как мне кажется, наоборот. Потому что такой пиар и такой промоушен, какие сейчас получили грузинские вина, вообще-то стоит больших денег. К нам много было претензий со стороны грузинских журналистов: а стоят ли все эти мытарства с Онищенко российского рынка?! Вот они приезжают, Онищенко думает, потом отказывается... На самом деле все произошло невероятно оперативно: в субботу делегация уехала, а в понедельник огласили результаты. Говорят, что Грузии теперь это экономически не выгодно. Как же это экономически не выгодно, когда несколько сотен тысяч кахетинских семей будут продавать больше винограда? А что здесь удивительного: такие же проверки, аккредитации через лаборатории, везде существуют. В конце концов, мне просто радостно, что часть грузинской культуры вернется в Россию. Да, конечно, пятая часть нашей территории оккупирована этой страной – это, конечно, ужасно, никогда ни один грузин с этим не свыкнется. Но нужно, несмотря ни на что, продолжать жить, – считает председатель ассоциации сомелье Грузии Шалва Хецуриани.

По словам Национального агентства вина Грузии Левана Давиташвили, в 2013 году Грузия сможет поставить в Россию около миллиона бутылок вина. Общий объем винного производства в Грузии – 10 миллионов литров вина в год.


Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG