Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Леонид Велехов – об итогах выборов в Венесуэле


Эксперт по Латинской Америке, заместитель главного редактора ежемесячника "Совершенно секретно" Леонид Велехов считает успех Николаса Мадуро на выборах закономерным: популярность созданного Уго Чавесом режима основана на выполнении социальных обещаний, данных гражданам с невысокими доходами. Эти категории населения легко, образно говоря, "покупаются" за счет социальных дотаций, а огромные доходы от добычи нефти позволяют властям гарантировать относительную стабильность в стране.

– Может быть, это странно прозвучит, но официальным результатам выборов верить в целом можно. В отличие от некоторых других стран, духовно близких чавистскому режиму, в Венесуэле действительно сильная и влиятельная оппозиция. Это подтверждают результаты голосования: разница в предпочтениях – меньше 2%, это 200-300 тысяч голосов. В самой избирательной комиссии много представителей оппозиции. Сторонники Каприлеса требуют провести пересчет до последнего голоса. Победы Мадуро ожидали многие эксперты, в силу того, в частности, что Чавес политически грамотно разыграл свой уход. Он воспользовался своим большим влиянием и популярностью, ведь его рейтинги – в отличие от рейтингов некоторых коллег Чавеса из стран Восточной Европы – резко не пикировали вниз. Когда политик так долго находится у власти, его рейтинг всегда снижается, это испытал на себе и Чавес, но, тем не менее, он был достаточно популярен. Когда президент тяжело заболел и стало ясно, что из этой переделки Чавес вряд ли выйдет живым, он призвал "в случае чего" голосовать за Мадуро, всячески его рекламировал. Это был правильный тактический ход, а потом тактически грамотно действовали его преемники, быстро организовавшие досрочные выборы. Посмертное влияние Чавеса, обаяние его личности, не растворившееся в политическом пространстве, повлияли на исход голосования. Завещание Чавеса – а вспомните, с какой помпой его провожали в последний путь, – не забылось. На этой эмоциональной волне Мадуро и выиграл выборы.

– Предположим, что победа Мадуро честная. Что может помешать ему согласиться на требования противников и устроить пересчет голосов, чтобы доказать, что все нормально?

– Он уже и заявил, что в принципе не против. Нужно понимать, что страна расколота надвое. Думаю, что у Мадуро хватит политического опыта не идти "вперед рогами". Предположим даже, что разрыв не только сократится в результате пересчета голосов, но Каприлес выиграет с каким-то преимуществом. Что же, тогда уже сторона Мадуро будет требовать нового пересчета? Позиция сторонников Каприлеса вполне естественна, у него и нет другого варианта – конечно, при таком маленьком разрыве нужно требовать пересчета голосов. Страна-то политизированная и при этом эмоциональная.

– Энрике Каприлес терпит уже не первое поражение на выборах. В том случае, если этому политику удастся обернуть ситуацию в свою сторону, возникает опасность для продолжения его карьеры?

– Я не думаю. Во-первых, у Каприлеса в лагере оппозиции нет достойных соперников. Он – яркий человек, и человек перспективный. Бывали и в венесуэльской, и в латиноамериканской истории случаи, когда проигрыш оказывался в результате куда более значительным, но это не оборачивалось ни для кого завершением карьеры. В конце концов, даже если верить результатам голосования, это самое успешное выступление кандидата в президенты от оппозиции в последние годы. Каприлес слишком молодой, слишком перспективный политик, чтобы исчезать с политической сцены.

– Николас Мадуро пока действует в политической тени покойного венесуэльского лидера. У него есть собственный политический ресурс?

– Трудно сказать, он все-таки был в слишком глубокой тени Чавеса.
Такого потенциала, такой харизмы, как у покойного венесуэльского лидера, у Мадуро нет. Его главный политический ресурс известен – нефть, доходы от добычи и продажи которой позволяют власти выполнять всевозможные обязательства и обещания, данные еще Чавесом. Его электорат – как раз люди, зависящие от социальной кормушки, от выполнения государственных социальных программ. В отличие от той же России, в Венесуэле действительно существуют реальные социальные программы, а не написанные на бумажке и никем не выполняемые прожекты.

– Не может ли обострение политической ситуации в Венесуэле обернуться гражданскими столкновениями между сторонниками власти и оппозиции?

– Какие-то локальные столкновения могут быть, но, скажу так, в разумных пределах для венесуэльского политического темперамента. В возможность гражданской войны, серьезного гражданского противостояния я не верю. Такого рода противостояние подпитывается снизу, эти пузырьки газа должны идти из низов общества, а социальные низы за Чавеса, за Мадуро. Они-то заинтересованы в консервации режима.


Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG