Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Польское правительство на минувшей неделе сдержанно отнеслось к идее начать строительство очередного газопровода "Ямал – Европа-2" в обход Украины (через Белоруссию и Польшу в Словакию и Венгрию), после того как стало известно о подписании меморандума между российской компанией "Газпром" и польско-российской компанией "ЕвРоПолГаз" о совместных действиях в сфере строительства нового газопровода. Министр государственной казны Польши Миколай Будзановский заявил, что подобное решение может быть принято исключительно на государственном уровне. Более того, он выразил сомнение в обоснованности увеличения импорта российского газа в страны Европейского союза, поскольку в 2011–2012 годах импорт газа снизился на 10 миллиардов кубометров, а новый газопровод рассчитан на 15 миллиардов кубометров газа сверх нынешних мощностей.

Польша в данном случае не только защищает собственные государственные интересы, но и выступает своего рода защитником интересов Украины. Это не единственная попытка России провести газ по альтернативным путям в обход существующих газопроводов, пролегающих через украинскую территорию. Кроме "Ямал – Европа-2", в декабре прошлого года началось строительство газопровода "Южный поток" по дну Черного моря, который, согласно существующим (меняющимся) планам, будет обеспечивать газом Европу напрямую из России: через Болгарию газ потечет по одной ветке в Италию, а по второй – через Сербию и Венгрию в Австрию и Словению. Таким образом, транзит газа через Украину в ближайшее десятилетие может существенно сократиться, что приведет не только к низкой загруженности существующих украинских газопроводов, но и падению доходов Киева от транзита газа в ЕС.

В сдержанном отношении Польши к планам "Газпрома" можно прочитать и еще один скрытый смысл: за плечами у Варшавы – Брюссель, который без малого с 2007 года пытается создать единый энергетический рынок Европейского союза, чтобы удешевить газ, за который европейцы платят дороже многих стран мира. Однако для достижения этой цели требуется выстроить новые отношения с российской компанией "Газпром", которая имеет монопольное положение в некоторых странах Евросоюза – например, в Болгарии, Венгрии, Словакии, Польше или прибалтийских странах. Данила Бочкарев, эксперт института "Восток-Запад", говорит, что в этих странах не существует спотового рынка, поэтому "Газпром" пользуется своим монопольным положением. Например, Великобритания, имеющая, в отличие от многих центральноевропейских стран, доступ к норвежскому газу, а также развитый рынок, платит всего 313 долларов за тысячу кубических метров газа: на этом рынке "Газпром" не может настаивать на более высоких ценах.

Монополия и, в немалой степени, политика приводят к тому, что разные страны ЕС платят за газ разные цены, а это не соответствует законодательным нормам о существовании единого рынка Евросоюза. Это была одна из главных причин, по которой Европейская комиссия в минувшем году начала пока еще не завершившееся расследование деятельности компании "Газпром".

Все началось с проверок десяти офисов компании, в основном в Восточной Европе, в сентябре 2011 года. Инспекторы Европейского союза посетили компании, которые занимаются транспортировкой газа, такие как Vemex в Чехии, E.ON Ruhrgas в Австрии, SPP в Словакии, Overgas в Болгарии, RWE Transgas в Германии, а также дочерние фирмы компании "Газпром" в Германии, Чехии, Польше, Венгрии, Литве. Причина – подозрения, что эти фирмы договорились между собой о разделении рынка. Брюссель обращает внимание, что это противоречит законодательству ЕС: разделение может вести к необоснованно высоким ценам.

"Газпром" заявил о незаконности проверки и обвинил Еврокомиссию в неадекватной реакции на подписание в том же сентябре 2011 года договора между "Газпромом" и европейскими компаниями Eni, EdF и Wintershall о строительстве газопровода "Южный поток". Сразу же после этих событий Россия принимает закон, запрещающий компаниям, подконтрольным государству, передавать любую информацию за границу. А точнее – в случае, если этого требуют надзорные учреждения за рубежом, – информация может быть передана им только с разрешения правительства. В законе нет списка стратегических компаний, которые должны следовать новым правилам, неизвестно также, есть ли у правительства список таких компаний. Такая мера вызывает подозрение, что российским государственным предприятиям есть что скрывать.
Через год после этих событий появилось официальное распоряжение о начале расследования злоупотребления доминантным положением на рынке. Дело было поручено Генеральному директорату по конкуренции ЕС, который, к слову, с 1958 года не проигрывал ни одного дела в Европейском суде.

На наш запрос, посланный в Брюссель, пресс-служба ответила, что все основания для начала расследования были указаны в распространенном Комиссией заявлении и на данный момент другой информации нет. В нем говорится, что "Газпром" использует свое монопольное положение в странах Центральной и Восточной Европы и устанавливает для этих стран более высокие тарифы на газ, чем для других членов ЕС, что нарушает статью 102 Договора о функционировании Европейского союза. В другом документе говорится, что "Газпром" препятствует диверсификации поставок газа, ограничивая доступ других компаний к своим газопроводам и запрещая перепродажу закупленного газа – имеются в виду в первую очередь Туркменистан и страны Средней Азии.

По данным журнала "Экономист", в случае если подозрения подтвердятся, "Газпрому" грозит штраф в размере 14 миллиардов долларов США и утрата возможности продавать газ по разным тарифам – в зависимости от положения компании на рынке газа той или иной страны ЕС.

Несмотря на отсутствие официальных комментариев, корреспонденту РС в Брюсселе Виктору Онучко удалось на условиях анонимности поговорить с одним из советников председателя Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу. Он подчеркнул, что расследование – это не политический, а юридический вопрос. Его детали не разглашаются, поскольку проводится сбор необходимых данных: "Мы регулярно проводим расследования в рамках контроля соблюдения правил конкуренции. Мы только что наложили штраф на компанию Microsoft, и в этом не было никаких политических умыслов", — сказал собеседник нашего корреспондента.

Кроме нарушения правил честной конкуренции, по словам Данилы Бочкарева, "Газпром" критикуют за привязку его долгосрочных контрактов к ценам на нефть, которые выше спотовых цен на газ: "В данный момент в Европе, за исключением холодного марта, спотовые и биржевые цены на газ гораздо ниже, чем те цены, которые назначает своим клиентам "Газпром". Это первый вопрос. Второй – конечно же, это принцип "бери и плати". Согласно этому принципу, существует обязательство заплатить за определенный минимальный объем газа, оговоренный в контракте. Если этот объем газа не выбирается, покупатель все равно платит оговоренную сумму "Газпрому". По словам Бочкарева, эти условия до недавнего времени устраивали обе стороны, но в связи с финансовым кризисом потребление газа стало резко сокращаться, а платить приходится по-прежнему. К этому Лукаш Тихи, эксперт по энергетике чешского Института международных отношений, добавляет, что договоры "Газпрома" с покупателями подписываются на длительный срок – 20-25 лет. Длительность контрактов и привязка стоимости газа к рыночной цене нефти приводят к тому, что Евросоюз платит за газ в четыре-пять раз больше, чем США. По данным Международного валютного фонда, за первые семь месяцев прошлого года в среднем российский газ стоил в пять раз дороже американского сланцевого газа.

У Европейской комиссии есть и другие причины разобраться в ситуации вокруг газа: она создает единый энергетический рынок, вслед за созданием единого рынка свободного перемещения людей, которым не требуется виза в любой стране ЕС, рабочей силы, которой не требуется разрешение на трудоустройство, товаров и услуг, которые не облагаются дополнительными государственными пошлинами, или свободного ведения предпринимательской деятельности без необходимости регистрироваться в каждой стране Евросоюза. Такая либерализация неминуемо ведет к падению стоимости товаров и услуг. И это, конечно, не может не волновать "Газпром", 40 процентов экспорта которого зависит от рынка Европейского союза.

Либерализация энергетического рынка ЕС проходит постепенно. Три года назад на реализацию этой массивной реформы было выделено почти 1,5 триллиона евро. Эти средства предназначаются для объединения энергетической инфраструктуры всех стран Евросоюза: не только газопроводов, но и, например, высоковольтных линий для поставки электричества.
"Цель либерализации – соединить газопроводы юга и севера, востока и запада Евросоюза, чтобы можно было закупать газ и у других стран, кроме России, – объясняет Лукаш Тихи. – Этот процесс начался в первую очередь из-за бума сланцевого газа в США и из-за аналогичного бума в других странах. Свои месторождения сланцевого газа активно разрабатывает Украина, имеющая третьи по величине запасы в Европе после Франции и Польши. В прошлом году в добычу украинского сланцевого газа включилась и компания Chevron, которая ныне работает на Олесском месторождении на западе страны, а в этом году на Давосском экономическом форуме было подписано соглашение о разработке Юзовского месторождения сланцевого газа компанией Royal Dutch Shell, планирующей инвестировать в украинскую экономику 10 миллиардов долларов, из них 400 миллионов – в нынешнем году. Речь идет о самой крупной иностранной инвестиции на территории бывшего Советского Союза.

"Кроме этого, активно развивается рынок сжиженного природного газа. Этот газ сможет поступать в газопроводы прямо в портах, куда будут прибывать суда из стран-экспортеров, что увеличит конкуренцию и снизит потребление российского газа – одна из целей планируемой либерализации", – говорит Тихи. По его словам, еще одна возможная мера, направленная на либерализацию рынка, – отделение транспортировки от производства газа, чтобы этим занимались разные компании. В самом начале переговоров на эту тему Евросоюз планировал запретить монополистам, например "Газпрому", владеть газотранспортной сетью, однако позже (из-за протестов некоторых стран ЕС) договорились, что газодобывающие компании смогут оперировать газопроводами, однако это должны будут делать отдельные дочерние компании, основанные с этой целью.

Эти планы содержатся в так называемом "третьем пакете", принятом в рамках реформы по либерализации, который, по словам аналитика Данилы Бочкарева, является большой проблемой в энергетических отношениях между Россией и ЕС: "Это вполне понятно, потому что "Газпром", как вертикально интегрированная компания, не соответствует принципам этого документа. И одновременно с тем Россия не собирается реформировать "Газпром", не собирается разделять его на добывающие и транспортирующие компании. В этом и заключается основная суть конфликта между "Газпромом" и ЕС, между Россией и ЕС в области энергетики". Россия заинтересована в сохранении нынешней ситуации, поскольку сама компания "Газпром" в последние годы испытывает трудности.

По данным Международного энергетического агентства, российским производителям газа до 2035 года понадобится 730 миллиардов долларов инвестиций, чтобы поддерживать прежние темпы добычи газа: существующие месторождения истощаются, технологии устаревают. Несмотря на то что в 2011 году в добычу газа Россия инвестировала 40 миллиардов долларов, продукция не увеличивается, а уменьшается. Даже если учитывать исключительно официальные данные "Газпрома", то с 2006 года добыча газа постоянно падает. Если 7 лет назад компания производила в год 556,0 миллиардов кубометров, то в прошлом году – только 487,0 миллиардов. В прошлом году Россия потеряла мировое лидерство по объемам добычи газа: ее обогнали США, добывающие газ из сланца. Запланированное еще 8 лет назад строительство газопровода в Китай так и не началось. Пекин не устраивает стоимость, поскольку Туркменистан продает газ дешевле. Китай согласен дать разрешение на строительство газопровода, когда Москва снизит цену.
Несмотря на это, "Газпром" объявил о намерении строить второй газопровод в Европу: кроме "Южного потока", еще и "Ямал – Европа-2". Россия еще в 2011 году просила признать "Южный поток" стратегическим проектом Евросоюза, но комиссар по вопросам энергетической политики ЕС Гюнтер Эттингер отверг эту просьбу. Брюссель не считает, что возведение нового газопровода целесообразно, а видит в этом только политику: стремление Москвы избавиться от необходимости договариваться с Киевом о транспортировке газа.

По словам Лукаша Тихи, у "Газпрома" нет пространства для маневра при переговорах с ЕС, поэтому под угрозой миллиардных санкций компания рано или поздно согласится на все поставленные Евросоюзом условия. Это будет означать изменение долгосрочных контрактов, согласно которым сейчас продавец заставляет приобретать газ вне зависимости от уровня потребления, и в перспективе – установление одинаковых тарифов для всех стран Евросоюза по рыночной стоимости, а не в зависимости от стоимости нефти. Это приведет к удешевлению и не может не отразиться на российской казне, пятая часть которой пополняется за счет экспорта природного газа.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG