Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Андрей Остальский – о похоронах Маргарет Тэтчер


В Лондоне состоялись похороны бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, скончавшейся 8 апреля в возрасте 87 лет. Траурной церемонии был присвоен особый статус, в соборе Святого Павла среди двух с лишним тысяч гостей присутствовали члены королевской фамилии во главе с Елизаветой II. На улицах Лондона за движением траурного кортежа следили десятки тысяч горожан, в том числе и демонстранты, выражавшие недовольство политикой Тэтчер и высокими тратами на церемонию похорон. О прощании с Тэтчер говорит лондонский политический комментатор, бывший главный редактор русской службы BBC Андрей Остальский.

– Может быть, в Лондоне сегодня и нет ощущения того, что уходит эпоха, зато есть ощущение потери символа чего-то очень важного, чего-то такого, что не осталось в прошлом, но еще продолжается. Недаром в Британии идут такие споры по поводу наследия Тэтчер, тэтчеризма и его роли в обществе, в политике, в экономике, в чем угодно. Это стало главной темой разговоров и на бытовом уровне, и тем более среди политиков и журналистов.

– Почему вдруг оказалось, что наследие Маргарет Тэтчер оказалось столь актуальным для Британии в 2013 году?

– Британии оказалось страшно важным понять, какой именно путь страна прошла с конца 1970-х годов и до настоящего момента. Все понимают, что в обществе произошли очень глубокие, радикальные перемены. Но развилка, перекресток был пересечен именно в 80-е годы, когда Тэтчер была премьер-министром, и уже после этого Британии было трудно повернуться назад. Сама Тэтчер однажды наполовину в шутку, наполовину всерьез сказала: "Знаете, каково мое главное наследие? Это Тони Блэр". Лидер лейбористской партии, политический противник, пришедший к власти, вдруг был объявлен уже находившейся в отставке Тэтчер главным наследием. Что она имела в виду? Понятно, что: вот как изменилось общество, посмотрите, как благодаря мне, в том числе, изменилась даже лейбористская партия, имела в виду Тэтчер. Разве нынешние лейбористы – это те страшные социалисты, которых мы так боялись? Нет, это уже совсем другие люди! Поворот назад, к бюрократическому британскому социализму невозможен, его не произойдет.

– Тем не менее, кончина Тэтчер вызвала и поток не совсем приличествующих такому трагичному случаю комментариев в интернете. Ну, понятно, что всех людей не воспитаешь вежливыми. В Лондоне проходили демонстрации ультралевых, я там заметил даже людей с советскими флагами и в шапках Красной армии. С чем вы связываете такую активность?

– Еще раз вернусь к той же метафоре – серьезной развилки или перекрестка в развитии страны. Существовала реальная альтернатива пути Тэтчер. В Британии бытовал государственный бюрократический социализм, была и вековая мечта о какой-то удачной форме социализма, большего коллективизма. Очень многие люди стояли на этой платформе, несмотря на индивидуалистическую традицию, столь сильную в Великобритании. И Тэтчер через колено переломила эти тенденции, большинство населения ее поддержало. Она выиграла, выиграла демократическим путем, а не путем деспотического навязывания своих взглядов, убедила общество в том, что надо пойти именно в эту сторону, а не в противоположную. Однако многие люди были крайне огорчены таким развитием событий, не говоря уже о том, что у проведенных правительством в 1980-е годы реформ была своя социальная цена. Шахтеры закрытых шахт, рабочие закрытых заводов – все они реально пострадали, хотя власти что-то предпринимали для облегчения их участи. Но все равно это была очень болезненная штука – люди реально много лет жили в тяжелых материальных условиях. И конечно, и потомки их, и сами они, те, кто еще живы, винят Маргарет Тэтчер в том, что с ними произошло. Я согласен с теми, кто считает – Тэтчер фактически спасла Великобританию, которая уже сползала в это болото бюрократического госсоциализма-госкапитализма, когда чиновники все решали бы за людей. Тэтчер однажды сказала: "Главное, что я сделала, – вернула власть людям". Кроме того, все-таки индивидуализм и поощрение некоторой меркантильности в обществе достигали иногда и неприятных пределов. Взять некоторые проявления сегодняшнего финансового кризиса – что творили банки, банкиры в погоне за сверхприбылью? Критики Тэтчер говорят: видите, вот он, тэтчеризм, вот его наследие! И отчасти они правы. Но чего они не хотят признать, так это того, что другая существовавшая этому развитию альтернатива вела совсем уж в тупик. А третьего, видимо, не было дано.

– Сегодняшние траурные мероприятия – конечно, отчасти и этнографическое мероприятие для зрителей всего мира, и немного светский раут (конечно, все обращают внимание на модели шляпок, и на формы гвардейцев, и на сам церемониал). Однако я внимательно следил за работой ВВС в связи с кончиной Тэтчер и профессионально позавидовал высокому уровню рефлексии журналистов и британских экспертов, связанной с осмыслением личности ушедшего политика…

– Да, постарались, и у них получилось. В работе BBC совсем недавно были проколы при освещении бриллиантового юбилея королевы. Я не склонен их преувеличивать, но был порой банальный треп вместо серьезного комментария, иногда не знали люди, может быть, что сказать. На этот раз все проходит очень и очень достойно. Больше всего мне понравилась фраза одного из моих бывших коллег по ВВС, комментатора, который сказал: "Движется похоронная процессия, и большинство собравшихся на улицах аплодирует, выражая таким образом почтение памяти Маргарет Тэтчер. Но раздаются и злые громкие голоса, враждебные выкрики, демонстранты изредка разворачивают транспаранты с обвиняющими ее лозунгами. Если бы баронесса Тэтчер могла это видеть, она была бы довольна. Потому что Тэтчер считала: она, среди прочего, сражалась за сохранение британских свобод, права протестовать и не соглашаться, права быть в меньшинстве. Если бы этого не было, она была бы удивлена, и удивлена неприятно".

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG