Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Психолог Ольга Маховская – о братьях Царнаевых


Семья Царнаевых в 1980-е годы, когда родился Тамерлан Царнаев, жила в Киризии, как и многие другие чеченцы, депортированные с Северного Кавказа во время Второй мировой войны. В начале 1990-х семья перебралась обратно, Джохар Царнаев родился в Дагестане, однако после начала чеченского конфликта они вернулись в Киргизию. В начале 2000-х Царнаевы переехали в Дагестан, а оттуда эмигрировали в Соединенные Штаты. Какое воздействие на поведение 26-летнего Тамерлана и 19-летнего Джохара могло оказать их семейное происхождение? На вопросы РС отвечает московский психолог Ольга Маховская.

– И Тамерлан, и Джохар Царнаев по современным возрастным классификациям попадают в одну возрастную группу. Они относятся к возрастной группе подростков, поскольку детство вследствие долгой социализации продлевается, теперь психологи считают, что в 26-27 лет молодые люди еще не готовы к самостоятельной жизни. В этом возрасте на поступки накладывает отпечаток подростковая манифестация, бравада, желание протестовать против любого социального требования (и не только родительского), желание платить за кажущиеся важными ценности по-крупному и так далее. Являются ли братья Царнаевы "советскими" по сути подростками или они уже типичные мигранты? Для меня это вопрос открытый. Детство-то у них, я думаю, было довольно бесприютным. В 1990-е и в начале 2000-х годов их родители, как и все в бывшем СССР, были заняты выживанием, и скорее всего, взрослым было не до мальчиков. Мальчики росли на попечении друг у друга. Собственно, такая психологическая связь могла сформироваться.

– Насколько я понимаю, конкретные обстоятельства – находились ли они в то время в Дагестане, Киргизии или на другом пространстве бывшего Советского Союза – большой роли не играют?

– Я не готова говорить о национальной специфике, но, в общем-то, в ту пору повсюду царила тотальная нищета и социальная неразбериха, инстинкт выживания был ведущим для многих детей и для многих семей того периода. Мы потеряли это поколение. Это очень сложное поколение. Оно сейчас выходит на авансцену – оно протестное, оно необузданное, оно "отвязное". Это проявляется в разных формах, в том числе и в такой вот ужасной. Что касается детей из семей мигрантов, то им еще больше не повезло. В России период перестройки закончился, страна стала простраиваться, началась переоценка ситуации и в семье, и в стране. Но те, кто встает на путь эмиграции, могут с прежнего пути и не сойти. Начинается такая транзитная эмиграция – из одной страны, из одного района в другой. Такой образ жизни не позволяет ни получить образование, ни как-то внутренне урезониться, ни приобрести свой дом, ни получить профессию. Царнаевы, похоже, заведомо были обречены на то, чтобы стать маргиналами в этом новом обществе. Конечно, такая ситуация не может не вызывать роста агрессии, особенно у мальчишек. За что им, таким молодым и красивым, наказание в виде отсутствия будущего? На эту психологическую почву очень хорошо ложится любая идеология, и идеологическая интоксикация, в данном случае, очень важна. Они могли быть сагитированы кем-то, подстрекаемы кем-то.

– Но братья-то все-таки разные. По крайней мере, по тому, что пишет американская пресса, создается впечатление, что младший, Джохар Царнаев, был неплохо социализирован в США. Он учился в университете. Друзья говорили о нем хорошо, как об обычном американском подростке. Получается, это только внешняя "обычность"?

– Он мог быть слабохарактерным. Младшие братья всегда лучше социализированы: они в более младшем возрасте приезжают в страну эмиграции. Тут зависимость прямая: чем раньше ребенок приезжает, тем быстрее он ассимилируется. Но разница между Тамерланом и Джохаром не такая большая. Однако для Джохара главным авторитетом, особенно в подростковом возрасте, мог оставаться именно старший брат, у которого, как я понимаю, нет образования, нет профессии. Его жена (теперь уже вдова) работала сиделкой, а он, кажется, совсем не работал.

– Здесь что-то добавляет к ситуации северокавказское происхождение этой пары?

– Я бы на этом основании не делала общих выводов. В Америку приезжает множество молодых людей из этих регионов, которые хотят учиться и работать, а не следовать старинным обычаям и традициям. Можно предположить, что представление об идеалах мужественности, о том, как далеко способен пойти настоящий герой, у Царнаевых могло быть связано с воспитанием, полученным еще в России. Формальный национальный акцент у этого преступления можно найти. Могло сказаться и другое: молодые люди друг друга провоцировали на преступление, могли стать психологическими заложниками друг у друга. Это никак не связано с "кавказским следом". Я искала бы главную составляющую. В общих проблемах вот этого "отвязного поколения".

– Давайте суммируем разные факторы: с одной стороны, северокавказское происхождение, с другой стороны, возможное увлечение радикальным исламом или просто исламом, с третьей – постсоветский, или еще советский семейный, фон. Но ключевым кажется то, о чем вы говорили вначале, – это инфантилизм, неготовность к взрослому восприятию действительности?

– Нам кажется, по крайней мере на основании газетных публикаций, что взрослый 26-летний молодой мужчина подбил подростка на преступление. Но нужно понимать, что этот мужчина тоже пока не способен отвечать за свои поступки до конца. Зрелым его никак нельзя назвать – ни по убеждениям, ни по психологии. Именно поэтому я бы искала у Царнаевых еще более старшего наставника. Не исключено, что сама идея преступления принадлежит этим двоим, однако общее "взрослое" влияние должно быть. Важно, что, в конце концов, сообщит следствию младший. Однако и здесь есть трудности: Джохар вполне может понимать, что ему угрожает в том случае, если речь идет о коллективном заговоре, и может не сообщить правды. Следственные органы – в довольно сложной ситуации.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG