Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Вене состоялась премьера необычной версии балета "Весна священная". Хореограф Кристине Гайгг сделала вторым сюжетом представления историю панк-молебна группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя и судебный процесс над участницами акции. Инициатор и постановщик новой версии увидела в истории Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич глубинное сходство с сюжетом балета Вацлава Нижинского на музыку Игоря Стравинского, 100-летие скандальной премьеры которого будет вскоре отмечаться.

Идея соединить два скандала – исторический и современный – в характере Кристине Гайгг, которая на вопрос, можно ли ее назвать политическим хореографом, не задумываясь ответила: "Да!" Но все же где связь сюжетов, в чем сходство? Не слишком ли странное сближение? Кристине Гайгг видит его в мотиве жертвенности, в готовности молодых женщин из Pussy Riot принести себя в жертву, подобно героиням Стравинского и Нижинского. Напомню, что в основу замысла "Весны священной" лег сон Стравинского, в котором он увидел древний ритуал: молодая девушка в окружении старцев танцует до изнеможения, чтобы пробудить весну, и погибает. В балете Стравинского есть сцена: "Глухой ночью девушки избирают великую жертву. Одна из них, Избранная, представ перед богом, сделается заступницей племени". А участницы Pussy Riot своей акцией, пляской и молитвой хотели, как понимает Кристине Гайгг, приблизить политическую весну в России и были готовы на этом пути стать жертвами власти, что они доказали поведением на судебном процессе.

В балете звучит не только музыка Стравинского, но и специально созданная для Кристине Гайгг звуковая композиция Флориана Богнера. Хореография включает в себя пластику, типичную для Pussy Riot, но в основном повторяет теперь уже классический опус Нижинского, вызвавший возмущение парижской публики, освиставшей премьеру 100 лет назад. Новая версия балета показана в бывшей церкви Йозефскапелле в венском дворце Хофбург, являющемся теперь правительственной резиденцией. В бывшей церкви, но все же в церкви, что тоже символично, подчеркнула Кристине Гайгг.
Целью постановки явилось, по словам балетмейстера, желание заставить австрийскую публику задаться такими вопросами, как, например: "Что есть осквернение? Была ли акция Pussy Riot, вызвавшая противоречивые реакции в России и безусловную поддержку на Западе, чем-то большим, чем просто провокацией? Что имеет право быть неприкосновенным и неоскверняемым?"

О новой версии балета "Весна священная" РС рассказал драматург спектакля, австрийский культуролог Эрих Кляйн:

– Это был своего рода закрытый показ в Хофбурге, историческом дворцовом комплексе династии Габсбургов и нынешнем президентском дворце. Собралась избранная публика, по приглашению президента, и спектакль прошел достаточно успешно. После спектакля президент Австрии прямо-таки вспрыгнул на сцену, аплодировал и благодарил. Отчего он пришел в такой восторг от музыки Стравинского с вариациями на темы Pussy Riot, я затрудняюсь сказать. Может быть, президент почувствовал облегчение, потому что в этом спектакле ни разу не прозвучало имени Путина.

Спектакль прошел в часовне, расположенной в комплексе дворца. Это пространство вообще-то малоизвестно, это уже не действующий храм, говорят, там хранилось какое-то имущество президентской канцелярии, своего рода склад. Когда я увидел Йозефкапелле, я вспомнил, как в начале 1990-х годов пожилая женщина сказала мне у храма в Угличе: "Вы знаете, в советское время здесь был склад, а теперь это церковь!" Вот тут, в Вене, получился обратный эффект.


– Что представляет собой ваш спектакль в жанровом отношении? Если это современный балет, в чем ваша роль драматурга?

– Это современный танец, своего рода параллельная акция – Стравинский и история Pussy Riot, такое исследование, в том числе и того, что Pussy Riot сделали в храме Христа Спасителя. Мы в деталях изучили все движения девушек, проанализировали их пластику, мы прямо-таки по-научному исследовали видеоклип, который стал поводом для скандала. В спектакле не использована фонограмма панк-молебна, остались довольно легкие, почти смешные балетные движения.

Я написал большой сопроводительный текст, своего рода либретто, чтобы поместить зрителей в контекст события – начиная с 1913 года, с истории русского авангардного искусства. Получилось, что замкнулся своего рода вековой круг – в 2012 году акцией Pussy Riot. Кое-что я использовал из биографии Нижинского. Известно, что в конце жизни он путешествовал по Европе уже психически нездоровым человеком. В 1944 году он оказался в Венгрии, где случилось почти мистическое событие – встреча с советскими солдатами, которые как раз тогда наступали в сторону Вены, Берлина. Нижинский себя тогда хорошо почувствовал и даже танцевал для русских солдат. Кроме того, я провожу и другие параллели. Когда говорят об акции Pussy Riot, ссылаются на венский акционизм конца 1960-х – начала 1970-х годов. В Австрии по этому поводу была напряженная общественная дискуссия, многие художники вынуждены были эмигрировать из страны, других осудили, почти скандально. Об этом мало у нас говорят, но судебные экспертизы тогда в Австрии проводили психиатры с нацистским прошлым! Ну вот, получилась смесь из разных моментов во времени и в пространстве, своего рода историческая панорама.

– Если следовать вашим параллелям, получается, что Россия переживает сейчас примерно те же времена, что и Австрия 40-летней давности. Вернемся к содержанию балета: Стравинский видит свою героиню жертвой, погибшей во имя пробуждения весны. Девушки из Pussy Riot в вашем представлении – это тоже жертвы?

– Это именно так, и такая параллель существенна. После спектакля возникла такая интересная дискуссия с танцорами. Хореографу Кристине Гайгг и мне под 50 лет, танцорам примерно по 25, молодые ребята – поляки, чехи, австрийцы. И вот произошло маленькое столкновение поколений. Это младшее поколение интернета горячо спрашивает: "Мы сделали спектакль, но не использовали слов из молебна Pussy Riot "Богородица, Путина прогони!" После спектакля был прием у президента, и в конце вечера я попросил молодых танцоров, чтобы они исполнили панк-молебен. Гости с любопытством посмотрели, послушали, аплодировали. Но, как только ребята начали петь на немецком, их тут же осадили официальные лица: "Нет-нет, этого не надо!" Молодые ребята готовы на художественные провокации, на прямое действие.

– Какова дальнейшая судьба вашего представления? Его показали для избранной австрийской публики – насколько можно понять, с политическими опасениями, но все-таки обошлось без скандала. И что теперь? Впереди – Венская опера?

– Не знаю, Венская опера впереди или Венский кафедральный собор Святого Стефана. Спектакль проходил в рамках большого фестиваля современного танца, в зале были представители разных танцевальных компаний, и они довольно активно интересовались: "А как мы можем вас пригласить?", - рассказал Эрих Кляйн.


У балета Стравинского был подзаголовок "Картина языческой Руси". Насколько христианской и насколько языческой была реакция на Pussy Riot в России? 100 лет назад Стравинского и Нижинского обвинили в святотатстве по отношению к искусству, девушек Pussy Riot также обвинили в святотатстве – теперь уже по отношению к церкви. Но и балет в 1913 году, и акция Pussy Riot в наше время попали, по мнению Кристине Гайгг, в нерв общества своего времени: декадентской аристократии в Париже и гибрида церкви и государства в сегодняшней России. В современном политическом балете "Весна священная" в Вене в постановке Кристине Гайгг на сцену также проецируются переведенные на немецкий тексты панк-молебна и выступлений участниц группы в суде. Знаменитые теперь на весь мир балаклавы сделаны светящимися. Кристине Гайгг сказала перед премьерой: "Когда сравниваешь длившуюся всего минуту акцию – перформанс ведь фактически так и не состоялся – с наказанием и вообще с реакцией возмущения, то спрашиваешь себя: "Какой вред был в результате всего этого нанесен вере как таковой?"

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG