Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Огньен Прибичевич – о сербах в Косове


В Белграде и Приштине изучают условия достигнутого правительствами Сербии и Косова неделю назад соглашения о нормализации отношений. Договор стал предметом пристального изучения политиков и экспертов, поскольку его текст дает широкие возможности для интерпретации сторонами в свою пользу. О сути этого документа РС рассказывает белградский политический аналитик и дипломат Огньен Прибичевич.

– Договоренность, достигнутая между Белградом и Приштиной при участии Европейского союза, сформулирована в документе под названием "Первое соглашение о главных принципах нормализации отношений", который состоит из пяти пунктов. Ключевые моменты касаются северных районов Косова, где компактно проживают сербы, категорически отказывающиеся подчиняться косовским албанским властям. В соглашении предусмотрено создание в Косове Сообщества сербских муниципалитетов, в которое должны быть объединены те косовские анклавы, в которых подавляющее большинство населения составляют сербы. Что означает такое сообщество – получают ли сербы в Косове автономию?

– Да, это определенная автономия, на самом деле – легализация автономии для сербов. Сообщество сербских муниципалитетов будет организовано в соответствии с уже известными в Европе принципами широких автономных прав в областях культуры, образования, здравоохранения, а также в правосудии и полиции. Есть ряд таких примеров в Европе, например, положение немецкого меньшинства в Бельгии, шведского на Аландских островах в Финляндии. Там так же, как на основе данного соглашения между Белградом и Приштиной, местные национальные сообщества имеют большие полномочия в области безопасности и полиции.

– Какие пункты соглашения вы считаете самыми важными?

– Важным и интересным кажется пункт 9, согласно которому север Косова получает большие полномочия в области деятельности местной полиции. Важно также, что сербы будут иметь автономные органы правосудия. Эти решения обеспечивают сербам прокуроров и судей своей национальности. Проблемы в области внутренних дел они будут разрешать с помощью командиров полиции из числа сербов.

– Это правда: сербы будут иметь свои судебные органы, а также сами будут выбирать командиров полиции в соответствии с национальным составом каждого муниципалитета. Однако местные власти все-таки будут подчиняться законам Косова. Не означает ли это, что главные полномочия все-таки будет иметь Приштина? Ведь косовские сербы, например, уже возражают против того, что теперь на всех документах будут стоять печати со штампом "Республика Косово".

– Нет, фактически Приштина не будет иметь полномочий над северной частью территории, это самое главное достоинство соглашения. Фактически Приштина не имеет инструментов, с помощью которых она может повлиять на жизнь сербов в северных районах края. Штампы – это формальный вопрос, но по сути в северных анклавах ничего не изменится. Сербы сами будут управлять своей жизнью.

– Кажется, меньше всего ясности в 14-м пункте соглашения, где говорится о том, что стороны не будут друг друга блокировать на пути европейской интеграции.
– 14-й пункт вызвал большие споры в ходе переговоров между Приштиной и Белградом. Я считаю очень важным то, что из соглашения удалены положения, согласно которым от Белграда требовалось не препятствовать вступлению Косова в международные организации, в том числе – в Организацию Объединенных Наций. Это было ключевым вопросом и для сербской стороны. Большое достижение в том, что формулировка изменена. Что касается требований не блокировать путь Косова к евроинтеграции, то такой документ ЕС существует уже два года. Ничего нового в этом нет, наша сторона с этим согласилась давно. Прежде всего, потому что Белград и так не имеет возможности блокировать Приштину. С другой стороны, у нас нет причин мешать Косову начать процесс сближения с ЕС.

– Можно ли считать верным утверждение косовских политиков и многих аналитиков о том, что Сербия фактически признала независимость Косова?

– Конечно, существует возможность такого толкования на основе пунктов соглашения, в которых говорится о том, что полномочия Сообщества сербских муниципалитетов базируются на законах Косова. Однако я считаю, что по сути Приштина на севере Косова не будет иметь практически никаких полномочий. Судить сербов будут сербы, защищать их будут полицейские-сербы, дети будут ходить в сербские школы, обучаться по сербским школьным программам.

– Однако сербы в своих анклавах почти все это уже имели и жили, не подчиняясь Приштине, ориентируясь исключительно на Белград. Что они реально потеряли, а что получили?

– Они получили очень важное – теперь их статус легализован. Государства, имеющие ключевое влияние на развитие ситуации в регионе, – Соединенные Штаты, Великобритания, Германия, Франция – сербские структуры власти в Косове называли параллельными структурами. Всегда существовала опасность вспышек насилия, что албанцы повторят попытки удалить сербов из Косова. А теперь сербские институты власти легализованы, косовские сербы имеют полные гражданские права. Выгоды от этого соглашения получили и Белград, и Приштина, – считает белградский политический аналитик Огньен Прибичевич.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG