Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Руслан Мартагов – о споре вайнахов между собой


Чечня и Ингушетия продолжают спор о приграничных территориях. Очередная вспышка конфликта произошла в середине апреля в селении Аршты Сунженского района (он принадлежит Ингушетии), где сотрудники чеченских силовых служб пытались собрать сход местных жителей. Историки указывают, что истоки территориального спора кроются в сталинской системе административных границ: точного разграничения между Чечней и Ингушетией, в послевоенное советское время объединенных в состав одной республики, проведено в свое время не было. Политологи считают причиной актуальности дискуссии о границах неприязненные личные отношения главы Чечни Рамзана Кадырова и Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Они продолжают обмениваться нелицеприятными заявлениями. О ситуации говорит чеченский политолог Руслан Мартагов.

– Чечня и Ингушетия не имеет официально закрепленных административных границ между собой. Новая вспышка конфликта связана с личными неприязненными отношениями между Кадыровым и Евкуровым. Но я не думаю, что ситуация развернется в большой конфликт.

– Верно я понимаю, что там правого и виноватого нет, у каждой из сторон есть свои аргументы, которые могут подтвердить точки зрения Грозного и Назрани на земельные притязания?

– Вы правы, потому что каждая из сторон может привести свои доводы и аргументы в пользу того, что данная территория является ее территорией. Одна сторона может ссылаться на исторические факты, другая сторона может ссылаться на административные документы 1930-х годов. В принципе, это вполне безосновательный спор. На мой взгляд, в этом споре Кадыров проигрывает. Чечня неосторожно в одностороннем порядке приняла закон о муниципальных образованиях, противоречащий карте границ. А в целом:
если территории, на которые претендует Чеченская республика, передадут Грозному, то и говорить об Ингушской республике как таковой просто не придется. Ну, останется от Ингушетии один сельский район – Назрановский, там должен быть Совет министров, президент, полная административная формула, и что дальше? Ингушетия от своей земли не откажется. Но если так вот разобраться, кто больше выигрывает от этого конфликта, я бы сказал: больше выигрывает господин Евкуров. На фоне притязаний Чечни он выступает как защитник Ингушетии, как защитник ингушей, как защитник ингушских земель, и свой изрядно подпорченный рейтинг он – фактически благодаря Кадырову – здорово поднял.

– Некоторые политологи говорят о том, что вообще реальна перспектива поглощения Ингушетии Чечней. Существовала, как известно, Чечено-Ингушская автономная республика, после распада СССР она разделилась, и теперь периодически обсуждается версия о том, что Кадырову было бы интересно получить Ингушетию целиком к себе во владение. Насколько эти разговоры имеют под собой почву, как вы считаете?

– Это бесперспективное занятие – проводить слияния республик на Северном Кавказе. Нельзя допускать переделов территории. Притязания Кадырова, кстати, распространяются не только на Ингушетию, но и на один из районов Дагестана, просто об этом пока не говорят публично. Аппетиты у Кадырова немереные, но целую республику проглотить ему не дадут, просто не дадут – и все.

– Почему, на ваш взгляд, Москва не прекратила этот конфликт, почему не одернет Кадырова?

– Федеральный центр, по моему частному мнению, давно уже потерял Северный Кавказ. Ни одна программа федерального центра, за исключением "программы насоса" (это вливание в кавказские территории бюджетных средств, из которых часть остается в пределах Садового кольца), не работает. Говорить о том, что сегодня федеральный центр может как-то повлиять на Кадырова, я бы не стал. Единственный, кто на него может повлиять, – это лично господин Путин. Чечня в сегодняшнем ее состоянии является детищем господина Путина, за 12 лет нахождения его во власти он не может больше ничем похвастаться. Если он сейчас сам начнет критиковать свое детище, вы представляете, какой шквал критики обрушится со всех сторон на республику и на самого "автора" этой республики!

– Как вы смотрите на перспективы разрешения ситуации на границах Чечни и Ингушетии? Смогут договориться между собой Кадыров, который в последнее время стал делать какие-то примирительные заявления, и Евкуров? Или конфликт так или иначе будет разрастаться?

– На мой взгляд, границы не изменятся. За одним возможным исключением: в районе поселка Горагорский есть кусок земли в 5 тысяч гектаров – вот его, скорее всего, закрепят за Чечней. Дело в том, что эта территория входит в муниципальное образование поселка Горагорский Надтеречного района. Ингушские земледельцы стали распахивать эти земли, но им разъяснили ситуацию, к ним уже подходили представители старейшин Надтеречного района.

– Я читал о том, что как раз старейшины смогли бы сыграть роль, согласно горским традициям, в урегулировании этого конфликта.

– Есть территории, на которых старейшины могли бы сыграть свою роль, но не в масштабах республики. На Кавказе уже принято махать рукой на мнения старейшин, времена изменились.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG