Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Крымские татары в плену у обстоятельств


Крымско-татарская мечеть в Крыму

Крымско-татарская мечеть в Крыму

Накануне годовщины депортации татар из Крыма, которая ежегодно отмечается 18 мая, из Совета представителей крымско-татарского народа при президенте Украины были исключены некоторые члены Меджлиса. Меджлис крымско-татарского народа является выборным органом: его члены избираются каждые 5 лет национальным съездом - курултаем. Вместо них в совет были включены представители других организаций, объединяющих татар. Главный аргумент украинских властей, что меджлис – официально не зарегистрированная организация.

Внутренние разногласия в крымско-татарской общине дополняются и бытовыми проблемами, связанными с возвращением депортированных из Крыма в мае 1944 года. В Узбекистане, Казахстане, Таджикистане и некоторых регионах России, куда, по обвинению в измене родине, высылали татар в конце Второй мировой войны, остаются около 100 тысяч человек. Свое возвращение в Крым они связывают в первую очередь с предоставлением земельных участков или жилья. Их предшественники – из-за того, что украинские власти не предоставляли им землю под строительство домов – вынуждены были заниматься самозахватом. В очереди на получение жилья - более 7,5 тысяч семей депортированных.

Об этих и других проблемах крымских татар – в разговоре с главой Меджлиса крымскотатарского народа, правозащитником Мустафой Джемилевым:

-Не могли бы вы обрисовать ситуацию, каковы отношения сейчас между Меджлисом и представителями Автономной республики Крым?

- Я бы сказал, крайне напряженные. Никогда такого не было. Правда, похожее на это было в 1998 году, когда спикером парламента стал лидер коммунистической партии Украины Леонид Грач. Когда власть не хочет решать проблемы, она старается разделить народ, создать различные группировки, чтобы люди враждовали между собой, но не с властями. Сейчас идет вот такая открытая попытка игнорировать представительные органы крымско-татарского народа - Меджлис - и создать некую структуру, которая якобы должна представлять крымских татар. В связи с этим даже появился термин – «могилевские татары» (Анатолий Могилев - председатель Совета министров Автономной республики Крым). Во-вторых, идет чистка во всех структурах власти. В автономии татарское население составляет приблизительно 13 процентов, а в представительных органах власти татар – где-то 5 процентов, в исполнительных органах - около 3, может, даже меньше. Связано это с тем, что в последнее время было много увольнений, причем без всяких причин, говорили: «вы не вписываетесь в нашу команду». Послушайте, мы на своей родине, и что это за команда, в которую мы не вписываемся? Эти места занимали приезжие, из Донецка. Оказывается, самые одаренные люди на Украине - в Донецке. Они сейчас занимают более 40 процентов рабочих мест в управленческих структурах автономной республики. Неприязнь по отношению к крымским татарам связана еще и с шовинистическими взглядами премьер-министра Крыма Могилева. Он даже опубликовал в прессе статью, в которой крымских татар и других депортированных – например, поволжских немцев, назвал изменниками родины. И написал, что Сталин, выселив их, поступил очень правильно. Я тогда обращался к генеральному прокурору с требованием привлечь его к уголовной ответственности по 161-ой статье Уголовного кодекса Украины, и получил весьма странный ответ, что в нашей стране свобода слова, и каждый может писать, что хочет. Но с моей точки зрения, здесь можно говорить о шовинистических, ксенофобских взглядах. На мой взгляд, связано это с тем, что Меджлис крымско-татарского народа является организованной оппозицией нынешней власти на Украине. На последних президентских выборах крымские татары не голосовали за нынешнего президента, а голосовали за ту кандидатуру, которая сейчас сидит в тюрьме. Теперь нам мстят. Разумный политик в цивилизованном государстве должен был бы, наоборот, получить симпатии находящихся к нему в оппозиции избирателей, чтобы на следующих выборах его поддержали, но на Украине другой уровень политической культуры. Раньше, при президентах Леониде Кучме и Викторе Ющенко крымские татары рассматривались как фактор стабильности, наиболее организованная сила против сепаратизма.

- Вы упомянули, что сейчас создаются организации, которые занимаются теми же проблемами, что и Меджлис крымско-татарского народа… Люди, выступающие инициаторами этих общественных инициатив, упрекают Меджлис в том, что это незарегистрированная организация, и она не имеет права выступать главным представителем крымских татар. Так ли это?

- Дело в том, что Меджлис крымско-татарского народа - не организация, а представительный орган, который избирается всем народом. Конечно, властям хотелось бы, чтобы существовало много разрозненных организаций, ведь так ими легче манипулировать. Поэтому, конечно, необходимо, чтобы Меджлис был признан государством как представительный орган крымских татар. В то же время, в 1999 году при президенте Кучме был создан Совет представителей крымско-татарского народа. В указе президента от 18 мая 1999 года говорилось: ввиду того, что Меджлис крымско-татарского народа, избираемый национальным съездом крымских татар (курултаем), пока не введен в правовое поле Украины, создать Совет представителей крымско-татарского народа как консультативный орган при президенте... И дальше шел весь состав Меджлиса. И в положении об этом Совете представителей говорилось о том, что члены Совета представителей избираются национальным съездом и утверждаются президентом. Собственно говоря, Меджлис таким образом попал в правовое поле Украины. А поскольку в 2010 году на выборах с точки зрения высшей власти мы неправильно голосовали, то вышел новый указ президента Януковича - о полном изменении состава этого Совета представителей. Во-первых, сократили количество его членов с 33 до 19, из них оставили 8 членов Меджлиса, и большинство членов подобрали по своему вкусу. Наша критика связана с тем, что если речь идет о Совете представителей, и употребляется слово "представители", то они не должны назначаться. На дворе XXI век, как можно назначать представителей народа? Можно назвать эту структуру Советом умных татар или еще как-нибудь, но не Советом представителей. По этой причине Национальный съезд крымских татар отказался участвовать в этом совете. В нем остались люди, которых называют крымскими татарами, и которые послушно делают то, что скажет Могилев или спустит сверху Янукович.

- На Украине недавно начались переговоры по поводу продления соглашения, регламентирующего возвращение на Украину представителей депортированных народов. Срок действия этого соглашения уже продлен, или переговоры еще ведутся?


- Речь идет о Бишкекском соглашении, подписанном в октябре 1992 года. Его полное название – Соглашение о содействии возвращению депортированных лиц и народов на историческую родину. Оно было принято странами СНГ по инициативе Украины, за что мы Украине очень благодарны. Срок действия его истекает в 2013 году, поэтому необходимо будет его снова, уже во второй раз, пролонгировать. В России ситуация иная. Соглашение было подписано, но не ратифицировано. В то же время ратифицировавшая это соглашение Украина не все пункты выполняет – их там немного, всего 12, - но тот факт, что в соответствии с этим соглашением депортированные могут возвращаться на историческую родину и они не рассматриваются как иностранцы, это, конечно, для нас очень важно.

- Дает ли возвращающимся на Украину крымским татарам это соглашение какие-то льготы? Например, очень часто в связи с возвращением говорится, что должна выделяться земля. Является ли это прописанным в соглашении условием, или это скорее то, чего татары пытаются добиться от украинского правительства?

- Если соблюдать Бишкекское соглашение, то в нем говорится обо всех самых важных моментах возвращения депортированных: принимающее репатриантов государство должно всем создавать необходимые для этого условия. Но Киев не может возвратить то, что было незаконно отнято (оно и понятно, потому что в принадлежавших крымским татарам домах живут другие люди), но при этом обещает, что будет решать социальные проблемы в рамках имеющихся возможностей. Ежегодно из бюджета выделяются какие-то средства. На эти деньги строятся объекты социального назначения – жилье, коммуникации. Но объемы финансирования сейчас такие ничтожные, что о них даже не стоит говорить. Скажем, на этот год выделили всего 11 миллионов гривен, в переводе на конвертируемую валюту – 1 миллион 200 тысяч евро. В то же время строительство только одной школы по европейским стандартам стоит 4,5-5 миллионов евро. Из этого можно сделать вывод, что Украина в экономическом плане отстранилась от решения этой проблемы.

- Но о земле крымские татары говорят постоянно, значит, все-таки у них есть надежда на выделение земельных участков?

- В Бишкекском соглашении конкретно о земельных участках не говорится. Там говорится только о необходимости государства решать социальные проблемы репатриантов. Но что касается выделения земли, то это регулируется проектом закона, который называется "По восстановлению прав депортированных и возвращающихся на свою историческую родину". Он уже прошел в первом чтении. Мы опаздываем на более чем 20 лет от России, где этот закон был принят еще в 1991 году. Правда, он тоже не соблюдается, хотя его и подписали.

- Это очень интересно, ведь Россия не подписала Бишкекское соглашение.

- Бишкекское соглашение не подписала, но приняла закон "О реабилитации жертв депортации народов". Он многое регулирует, но репатрианты говорят, что некоторые положения не выполняются, а остаются, к сожалению, на бумаге. На Украине вокруг принятия этого закона было много шума. Лидер компартии Петр Симоненко выступил с заявлением, что депортация была оправдана, поскольку крымские татары были изменниками, и что крымские татары даже должны поставить памятник Сталину за то, что он всех их не истребил, а выслал. Но тут нужно отдать должное аккредитованным на Украине дипломатам и международным организациям, которые на это отреагировали. Благодаря этому через два месяца законопроект снова начали рассматривать, и он прошел в первом чтении. Были внесены 55 или 60 поправок, которые сначала будут рассматриваться в Комитете по правам человека. Есть надежда, что до конца этой сессии все-таки закон будет принят.
В 2004 году этот закон уже рассматривали в Раде, но президент Леонид Кучма наложил на него вето. Среди причин – положение, согласно которому депортированные, возвратившиеся на свою историческую землю и поселившиеся в сельской местности, имеют такое же право на приватизацию земли, как и члены бывших колхозов. Это противоречит Земельному кодексу Украины. Мы говорили, что если бы это положение было в Земельном кодексе, то его не нужно было бы вводить в новый закон, а на его основании можно внести поправки в кодекс. В новом варианте этот пункт опять повторяется, и сейчас у депутатов против него нет возражений. Я думаю, что при втором чтении этот вопрос затрагиваться не будет. Но главное, что мы уже упустили время. Уже невозможно распределить землю по этим правилам. Остается надежда, что, по крайней мере, государственные неиспользуемые земли в приоритетном порядке будут даваться депортированным, а не разбазариваться, не продаваться и не даваться за взятки разным коммерческим структурам.

- Я вас подробно спрашиваю о земле, поскольку в Крыму этот вопрос каждый раз вызывает волну эмоциональных дебатов, ведь было немало случаев, когда, репатриировавшись, крымские татары занимались самозахватом земельных участков…

- Когда мы вернулись, мы все хотели решить мирно. Мы говорили о том, что народ возвращается, ему не отдают конфискованные ранее земли, дома. И пусть там живут люди, но, по крайней мере, выделили бы землю. Нам под разными предлогами отказывали, и в то же время активно раздавали участки русскоязычному населению. Иногда даже принудительно. Открыто велась пропаганда, что, дескать, берите скорее свободную землю, иначе татары понаедут, Крым станет татарским. Кстати, это было еще до распада Советского Союза. Массовое возвращение крымских татар началось в 1988-1989 годах. До 1991 года - по официальным оценкам - раздали 150 тысяч земельных участков русскоязычному населению с тем, чтобы крымским татарам не досталось. Это потом появились в газетах объявления "Меняю земельный участок на видеомагнитофон"... Сейчас, правда, уже не видеомагнитофон. Цены выросли. И в этой ситуации крымским татарам ничего не оставалось другого делать, как явочным порядком занимать пустующую землю, а потом уже начинать воевать с властями, чтобы они эти земли узаконили. Сейчас в Автономной республике Крым говорят, что татарам выделили около 52 тысяч земельных участков, а они опять недовольны. На самом деле из этих 52 тысяч участков около 40 тысяч - это узаконенные самозахваты. Если бы не было этих самозахватов, то этой земли у крымских татар не было бы.

- Вы употребили такое непривычное словосочетание, «узаконенный самозахват», что под этим подразумевается?

- Это значит, что на земельных участках в сельской местности начинается незаконное строительство дома, власти пытаются препятствовать этому, назначают штрафы, суды. Потом понимают, что уже построенные здания сносить бульдозером невозможно. Проходит 7-8 лет. Все это время люди мучаются, но продолжают добиваться оформления собственности на участок. Потом все-таки дают акт на землю. Такой вот нецивилизованный подход. Если бы изначально культурно подходили к этому вопросу, этих самозахватов не было бы. Просто распределили бы свободные земли, и тогда не было бы проблем, которые у нас сейчас есть. Мы и сами устали от этих самозахватов, митингов, протестных акций. Давайте, наконец, по-человечески сядем и распределим, сколько земли осталось. Мы столько лет боролись за Крым! Власти этого не понимают. Они думают, что если будут создавать нам трудности, то татары начнут уезжать из Крыма, или наши соотечественники больше не будут приезжать.
XS
SM
MD
LG